06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"Я В НУЖНОМ МЕСТЕ ПАЛУБЫ КОСНУЛСЯ..."

Третьяков Юрий
Статья «"Я В НУЖНОМ МЕСТЕ ПАЛУБЫ КОСНУЛСЯ..."»
из номера 243 за 29 Декабря 2006г.
Опубликовано 01:01 29 Декабря 2006г.
Километрах в тридцати от Мурманска, в зажатом меж плоских сопок пространстве, уже несколько десятилетий живет и выполняет боевую работу единственный в Российской армии полк палубной авиации.В канун Нового года там побывал военный корреспондент "Труда".

...Кабина истребителя для моих 190 сантиметров роста тесновата. Но, немного освоившись, хотя и путаясь еще в кнопках, крепко сжимаю рукоять управления и плавно выруливаю на взлетно-посадочную полосу. Короткий разгон, и "сушка" взмывает в небо. Спокойный голос руководителя полетов наводит на цель. Дальность - десять километров, пять, три, один... Правда, первая очередь из спаренной 23-миллиметровой пушки прошла мимо. Но после второй В-52 задымил и свалился в штопор.
Теперь мне предстояло сесть на палубу авианосца "Адмирал Кузнецов". У них, летчиков-палубников, принято так: сначала проход над кораблем, потом заход на посадку с касанием колесами шасси палубы и только на третий раз - посадка. Лишь самые опытные летчики совершают маневр сразу. Я не из них. Поэтому повинуюсь командам руководителя полетов, который в этой ситуации, как говорится, и царь, и Бог, и воинский начальник. Где-то вдалеке в стального цвета водах Баренцева моря сначала вижу авианосец размером со спичечный коробок, он с бешеной скоростью растет в размерах. Жму рукоять управления от себя. На втором заходе "посыпался", то есть резко потерял скорость и пошел вниз. И только с третьего раза захожу на посадку и цепляюсь гаком за трос на палубе авианосца.
Для непосвященных: гак - большой крюк под фюзеляжем самолета, который цепляется за один из четырех тросов аэрофинишера на палубе "Адмирала Кузнецова". Только так можно удержать на этом плавучем аэро- дроме почти 30-тонную махину Су-33, которая заходит на посадку со скоростью более 300 километров в час.
"И вот уже посадка позади..." Это строчка из гимна корабельных истребителей, который несколько лет назад сочинил нынешний командир отдельного корабельного истребительного авиаполка Северного флота полковник Игорь Матковский. С его разрешения корреспонденту "Труда" и удалось "полетать" на новейшем тренажере, который, по словам начальника комплекса майора Александра Петрова, способен на 80 - 90 процентов сымитировать реальный полет. Вот только физические перегрузки он дублировать не умеет. А в остальном - полное ощущение, что ты в небе. Когда, повинуясь команде оператора, мой "самолет" сделал "бочку", то есть крутнулся вокруг собственной оси на 360 градусов, даже потемнело в глазах.
Александр Петров о своем хозяйстве рассказывает сдержанно, но с тайной гордостью:
- В компьютер заложены все мыслимые и немыслимые ситуации, с которыми летчик сможет столкнуться в полете: остановка двигателя, пожар, несход ракеты, обрыв троса... Можно вводить любые цели - корабли "противника", самолеты, командные пункты, зенитно-ракетные комплексы. Можно "летать" ночью, можно - днем. Можно запрограммировать посадку на мокрую "бетонку". Или заказать компьютеру сильную облачность, ветер и прочие непростые метеоусловия.
Но даже этот чудо-тренажер не способен компенсировать потери, которые несет на протяжении многих лет этот уникальный полк. Самая молодая "сушка", как рассказывали мне летчики, родилась лет десять назад. Керосина для полетов худо-бедно хватает. Хотя и его в нынешнем году выработать не сумели, потому что часть истребителей простаивает из-за нехватки запчастей. Ресурс самолетов заканчивается. Год-два, не больше. А дальше?
Уходящий год, как говорили мне летчики, был самым неудачным за последнее время. Вроде бы полк шел на взлет, но прошлогодняя трагедия на палубе авианосца во время боевой службы в Атлантике как будто опустила шлагбаум перед планами корабельных летчиков. В сентябре 2005-го с "Адмирала Кузнецова" рухнул в океан самолет, который пилотировал Юрий Корнеев. Командир полка рассказывал: летчику понадобилось ровно 0,54 секунды (!), чтобы рвануть ручки катапульты, когда он почувствовал, что оборвались тормозные тросы на палубе авианосца. В рубашке родился. Секундой позже Корнеев бы погиб. Его бы наградить за мастерство, а летчика затаскали по прокурорским кабинетам. У руководителя полетов всю документацию арестовали. Полгода полк лихорадило, пока следствие не вынесло вердикт - летный состав в происшествии не виновен, подвела техника.
После той катастрофы "Адмирал Кузнецов" встал в Мурманске в ремонт. Аэрофинишеры авианосца флот так пока и не может починить. С тех пор летчики полка в океан не выходили. Все полеты - только с берега. А наземный аэродром для летчика-палубника ну никак не может компенсировать работу с авианосца. Была надежда, что выручит НИТКА, но и эта ниточка внезапно оборвалась.
НИТКА - это единственный на постсоветском пространстве учебный тренировочный комплекс для корабельной истребительной авиации, который построен в начале 80-х в Крыму, рядом с городом Саки. В начале 90-х украинцы наших летчиков-палубников туда не пускали, но с 1997 года, после подписания межправительственного соглашения, препятствий никто не чинил. Вот и собрался полк нынешним летом на НИТКУ в надежде хоть там компенсировать летные простои из-за явно задержавшегося в ремонте "Адмирала Кузнецова". Да не тут-то было.
Ситуация хоть смейся, хоть плачь. Командир полка Игорь Матковский первым вырулил на истребителе на взлетную полосу и запросил "добро" на взлет. Курс - на Саки. А ему с КП команда: "Готовность - два". То есть глуши двигатели. Оказывается, один из генералов в финансовом ведомстве Минобороны не удосужился поставить подпись под соответствующим документом, хотя по линии МИД России и Украины все было согласовано. И цена-то вопроса - всего примерно 360 тысяч долларов за аренду НИТКИ на месяц с небольшим. 1 декабря, в день части, на праздничном концерте полковые юмористы целое представление разыграли по поводу того, как полк улетал в Саки, да так и не улетел.
Так и зазимовал полк на базе под Североморском. Ни тебе в море, ни даже на НИТКЕ. Инспекция Минобороны сделала вывод, что планы боевой подготовки в нынешнем году сорваны. Правда, в акте записано, что полк в этом ни в коей мере не повинен. Приезжие начальники клялись доложить на самый верх, что единственному на флоте палубному полку надо все-таки летать. И летать не с наземного аэродрома, а с палубы. Но когда "Адмирал Кузнецов" выйдет из ремонта, в арктической полярной ночи пока разглядеть невозможно.
И имеем мы то, что имеем. В полку, рассказывали мне, только девять летчиков способны сейчас сесть на палубу авианосца. Еще два года назад их было двенадцать. Но полковник Игорь Матковский оптимизма не теряет.
Первым командиром этого полка был его отец, Феоктист Григорьевич. Он принял знамя только что сформированной части в 1974 году. А в 1977 году трагически погиб во время тренировочного полета на "спарке". И Игорь Матковский просто не может, образно говоря, не тянуть штурвал на себя. Как же ему не радеть за свой полк, в котором служит уже десять лет, пройдя почти все служебные ступеньки.
Гарнизон-то насчитывает ни много ни мало тысяч пять душ. По приблизительным прикидкам, это 1200 семей. А работы для жен, как и во всех дальних гарнизонах, почти нет. Разве что школа - десятилетка, кстати. Музыкальная школа. Крохотная медсанчасть. Столовая. (А борщ, между прочим, которым нас там потчевали, был отменным, настоящим, флотским.) Плюс детсадик. На все про все не больше 150 рабочих мест. И шесть должностей для контрактниц-женщин на весь полк. Остальные - "декабристки"-домохозяйки, как пошутил комполка. Спасибо Минфину, что хотя бы здесь, на "северах", офицерские семьи уже не бедствуют.
Перед Новым годом в полку давали зарплату. Летчик-лейтенант уже получает под 30 тысяч, что даже по тамошним ценам вполне прилично. У техников, правда, чуть поменьше, но тоже хватает. Не жалуются. А вот за полк палубникам обидно. Как сказал один из офицеров, в социальном плане нас стали более-менее обеспечивать, а вот летать-то на чем будем?
Есть у нас такая традиция, рассказывал комполка. Когда летчик первый раз садится на палубу авианосца, боевые товарищи вытаскивают его из кабины, на руках несут к гаку истребителя и трижды прикладывают "пятой точкой" к этой железяке. Своего рода посвящение в летчики-палубники. Так вот, все же верю, говорил он, что этот ритуал будет происходить все чаще.
"Я в нужном месте палубы коснулся..." Эта строка тоже из гимна корабельных истребителей. Опасное это дело, посадка на корабельный аэродром. Оказывается, всего-то только 30 строевых летчиков за полтора десятка лет, что существует единственный российский авианосец "Адмирал Кузнецов", садились на его палубу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников