11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАПЛАНИРОВАННЫЙ КРИЗИС

Байгаров Сергей
Опубликовано 01:01 30 Января 2001г.
При всем огромном потоке информации вокруг Приморья нельзя не обратить внимания на односторонность выводов: во всем, как правило, виноват губернатор, и точка. Однако даже после поверхностного знакомства с ситуацией становится ясно, что положение не спас бы, пожалуй, и лучший губернатор всех времен и народов. К примеру, если бы мы пригласили его из соседней Аляски, иностранец уж точно бы тронулся. Его сознание просто отказалось бы переварить следующие факты: почему в разгар жесточайших морозов, когда коммунальщики экономили едва ли не каждый килограмм топлива, местный угольный начальник уезжает на Канары, почему руководитель ЛуТЭКа без видимых причин почти на месяц ложится в больницу, почему рабочие Приморской ГРЭС, получившие в декабре двойную зарплату, забастовали? Почему, наконец, главный энергетик страны позволил себе отдых на горных курортах Швейцарии, когда полстраны находится на грани или уже за гранью ЧП? Кризис этот не региональный, а общероссийский.Он запрограммирован ходом событий. Необычайно холодная зима в восточных районах страны лишь подтолкнула его. Более того, такая же аховая ситуация может повториться в будущем году даже при более теплой зиме и станет хронической, если оставить все так, как есть. Однако обо всем по порядку.

В приморской энергетике изначально заложен непреодолимый дефицит мощности порядка 200 МВт. Все источники электричества, а это Владивостокская ТЭЦ-2, Артемовская ТЭЦ, Партизанская ГРЭС, Приморская ГРЭС, а также перетоки от Зейской ГЭС через посредство "Хабэнерго" оцениваются в 2200 МВт. Даже при нормальных условиях 200 МВт резерва явно недостаточно. Недельный сбой ЛуТЭКа буквально выпотрошил энергоресурсы Артема, Партизанска и Владивостока, незамедлительно привел к кризису. Других источников электричества здесь просто нет. Заметим попутно, что крайне низкий энергорезерв приводит не только к чрезвычайным ситуациям, но и консервирует стагнацию промышленности края. Ты хоть лбом стену прошиби, но без электричества в наше время все благие намерения о реформах, подъеме и процветании упираются в недостающие киловатты. К сожалению, это относится не только к Приморью, но и ко всей России.
Все местные станции работают на угле, мазут используют лишь для "факел-подсветки", с его помощью поддерживают необходимую температуру для сжигания местного низкокалорийного угля. Его не хватает, поэтому недостающее завозят из Нерюнгри (почти две тысячи километров), Харанора (три тысячи), Иркутска (четыре), Кузбасса (семь тысяч). Приморские станции строились в основном под дальнепривозные угли. Начиная с 15 декабря край целый месяц не получал ни единого состава с углем. Говорили, Сибирь захлебнулась в холодах. А что, раньше у нас не было лютых зим?
Это проблема РАО "ЕЭС России", в чем в конце концов и признался один из руководителей этой организации Анатолий Копсов, заявив, что, дескать, руководство РАО ошиблось как в прогнозировании реального уровня нагрузок в Приморье, так и в вопросах развития ЛуТЭКа в целом. "Мы практически провалили угледобывающую часть... Теперь вся надежда на регулярные поставки угля из Сибири".
Положение с топливом было бы лучше, если бы в свое время мы не ринулись сломя голову выполнять требования МВФ и Мирового банка о закрытии нерентабельных шахт. Иначе, мол, не видать вам новых кредитов. Сказано - сделано: без государственной поддержки оставили целую отрасль, позакрывали немалое число шахт.
А теперь посмотрим на примере Приморья, какие нерентабельные шахты закрыли. Сейчас во Владивостоке мечтают закупить кузбасский уголь по пятьсот рублей за тонну плюс 350 рублей за перевозку. Но разве он дешевле великолепнейшего угля (шесть тысяч килокалорий - такого топлива практически не осталось в России) из Партизанска, который стоил 700 целковых? Но шахты там взорвали и засыпали с великим рвением по рекомендации иностранных советчиков. Их не затопили, как во время войны, а уничтожили наверняка. Они уже не подлежат восстановлению.
Причем самое непосредственное участие в этом черном деле приняли сами же шахтеры, которым почти год не платили денег. Пять или шесть лет назад они оккупировали площадь перед зданием краевой администрации, колотили об асфальт касками и кричали: "Наздратенко, не мешай нам получать зарплату!" Эта позиция объяснялась просто: шахтерам предложили компенсацию за шесть месяцев при одном условии - закрытие шахт. А губернатор-"антирыночник" был категорически против, не подписывал акты. Впрочем, шахты взорвали и без его подписи.
В рыночном угаре подобные "реформы" шли в других регионах, шахты закрывались, а в тех, что остались, фонды не обновлялись практически десять лет. Случилось то, что и должно было случиться: в стране с самыми богатыми запасами угля сейчас ощущается острая нехватка топлива.
Теперь Партизанск и Артем журналисты приводят в пример, когда рассказывают о "некомпетентной" политике краевых властей. Когда мы перестанем скрывать безответственность за облаком лжи и обмана? Валят все на тех, кто не только не имел к этому отношения, но яростно противодействовал подобной практике. Любопытно, почему бьют только Приморье. Ведь кризис разразился во многих российских регионах?
А теперь вернемся к низкокачественным углям, которые еще добывают в Приморье. Здесь тоже происходят странные вещи. В основном есть два способа планирования. Можно поставить перед собой заниженные планы и потом получать награды и премии за перевыполнение. Так делали на государственных предприятиях. Руководство частных компаний делает по-другому: ставит максимально высокие цели и щедро вознаграждает за приближение к ним. "Приморскуголь", к примеру, акционировался, но мышление здесь осталось вчерашним. Под руководством Анатолия Веселовича, того самого господина, который в разгар кризиса отправился на Канары, здесь пошли другим путем: запланировали низкие объемы, их не выполняют, но себя не обижают.
Вот и приходится мэру Владивостока Юрию Копылову и губернатору едва чуть ли не каждый день торчать в разрезе. А там требуют транспортерные ленты, солярку, двигатели. "Решайте вопрос с белазовской резиной или мы ложимся на рельсы!" Извините, но это же не государственное предприятие, при чем здесь власть? Договоры заключены, край перевел денег аж на миллион тонн угля, но не получил и половины. О самостоятельности горе-акционеры вспоминают только тогда, когда решают кадровые вопросы и очередной раз повышают должностные оклады. Это святое, сюда никого не подпускают. Все остальное - уголь, техника, топливо, грязь и холод пытаются перевалить на плечи администрации. А сами - на теплые острова. Жаль, что не все приморцы могут позволить себе такие вояжи.
Вы не поверите, но господин Веселович представлен к государственной награде. И ведь получит - сомневаться не приходится. А из того, кто остался и спасает положение, сделали опять же, как у нас принято, "козла отпущения". Вот и комиссия хабаровского контрольно-ревизионного управления вписывает в акт, что администрация - не хозяйствующий субъект, нельзя держать вице-губернаторов по топливу, по энергетике. Все правильно, краевая власть должна собирать налоги и распределять их. Но по жизни что-то так не получается. Подавляющее большинство новых бизнесменов уже научилось и привыкло красиво жить, прямо как герои мыльных опер, но вот вкалывать, как там, они не умеют. Поэтому пока приходится доставать белазовскую резину...
Еще один "убийственный" аргумент. РАО "ЕЭС России" обеспечивает теплом всего три города: Партизанск, Артем и большую часть Владивостока. Все остальные города и поселки отапливаются 670 коммунальными и ведомственными котельными, а там холодно. Непонятно, чего больше в подобном упреке - невежества или лукавства? Холодные квартиры не от недостатка топлива, а в основном от бессистемных выключений электроэнергии. Глава МЧС Сергей Шойгу во время своего последнего визита во Владивосток отметил, что именно отключение от электричества муниципальных котельных привело к размораживанию отопительных систем в приморских городах и поселках.
Как идет работа в таких условиях? Вот разогрели котел (дело не такое простое, как кажется), но тут пропал свет. Значит, весь раскаленный уголь надо вынуть из топки, иначе он спечется. Через два часа свет дали, включают вентиляторы и вновь разжигают печь. Только она раскалилась, снова вырубили ток. Именно в таком авральном режиме работали люди, и они не допустили массового размораживания систем. Спасибо нужно им сказать, а еще лучше - дать хорошую премию.
Были, конечно, полупьяные дяди, которые что-то не довернули, где-то не до конца слили воду. Но в основном коммунальные службы сработали в критическое время на уровне. Это по-нашему: сначала создать непреодолимые препятствия, а потом, примерзая всеми частями тела к стылому железу, героически их преодолевать. Три с половиной тысячи человек днем и ночью, практически без сна, с паяльными лампами спасали Владивосток от катастрофы.
Надо сказать, что все панельные дома построены здесь по сочинскому варианту. При температуре минус 25 они промерзают напрочь, сколько бы тепла ни поступило в батареи. Кроме того, перепады по подаче воды достигают 160 метров. При отключении света насосы останавливаются, вода столбом идет назад и происходит гидравлический удар, в квартирах разрываются батареи. Сгорела масса трансформаторов, кабелей. Но худшего удалось избежать, удалось сохранить систему теплоснабжения.
Даже в самые тяжелые дни Владивосток помогал соседям - Артему, Кавалерово, Партизанску. За счет средств мэрии туда направлялись бригады с ацетиленом, кислородом, резаками, арматурой.
Еще во время подготовки к отопительному сезону мэр Владивостока обратился за помощью в аппарат полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе. Вот что из этого получилось.
- Федеральная задолженность по городу достигла 321 миллиона рублей, - говорит Юрий Копылов. - Понимаю, что такие деньги так просто не вернешь. Я просил его о другом - прикреплении к надежным поставщикам, которые поставляли бы топливо по божеским ценам, и так далее.
Ответ был быстрым и не лишенным остроумия. Это, дескать, на наша обязанность, в подтверждение чего мэру выслали положение о федеральном округе с подчеркнутыми пунктами 5, 7 и 10. В то же время аппарат полпреда добросовестно занимается другими вопросами: киоск не там стоит, труба где-то лопнула, крыша потекла. Устранить, доложить!
- За серьезные вопросы они даже не берутся, - продолжает мэр. - Нужно вам двести тысяч тонн мазута, миллион тонн угля - не наша вахта. Хотя бы где-то заикнулись о городских проблемах. Обошлись без них и будем обходиться, лишь бы не мешали своими "многозначительными" паузами, непонятными придирками, намеками.
Кризис в Приморье еще не закончился, а следом идет уже другой, не менее разрушительный. Речь идет о великой дурости чиновников - так называемых рыбных аукционах. Тема большая, требует отдельного исследования. Скажу лишь о том, что очередная затея столичных чиновников приведет к банкротству большинство дальневосточных рыбацких хозяйств. Те, кто выживет, станут работать для иностранных компаний. России придется покупать нашу же рыбу в других государствах втридорога. Местные бюджеты недосчитаются сорока процентов поступлений, а многим прибрежным городам ох как туго придется. Правда, кто-то, а таких единицы, на этом сильно обогатится.
За последние годы с Дальнего Востока выехало примерно миллион человек. Приморье пока держится, миграции нет, роддома заполнены. В прошлом году край заплатил налогов в два раза больше, чем в предыдущем. Зарплата бюджетникам выплачивается вовремя, пенсии, повышенные за счет местных финансовых ресурсов, даже в самые тяжелые времена не задерживали. За последние три года построены 32 школы. Нет ни одного несоответствия местного законодательства с федеральными законами и Конституцией.
Словом, жизнь идет. Иногда даже неплохо. Однако создается впечатление, что как раз такое положение кого-то не устраивает. Край выдержал запредельные транспортные и энергетические тарифы, дикую приватизацию, сумасшедшие цены на топливо, регулярные тайфуны, но "творчеству" чиновников все труднее противостоять, оно гораздо разрушительнее природных катаклизмов.
Может, России не нужен единственный выход на Тихий океан? Для кого мы очищаем Дальний Восток? Может, чиновники уже решили продать его, как Аляску, и расплатиться за те кредиты, которые благополучно проели, а большую часть разворовали? Тогда скажите об этом прямо. Хотя нет, нельзя, тогда с материка приедут миллионы людей. Ведь понятно, что при нормальной экономике можно за пять-десять лет вдохнуть жизнь в дальневосточные земли. Тогда россиянам будет куда ездить отдыхать. Если к тому времени все мы не вымерзнем.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников