11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОРЬКАЯ ПИЛЮЛЯ

НАПРИМЕР, в аптеке N18 "Столичная" на Новом Арбате упаковка проскара серии 215073, которая в

НАПРИМЕР, в аптеке N18 "Столичная" на Новом Арбате упаковка проскара серии 215073, которая в конце декабря стоила 1 762 рубля, продавалась в начале января уже за 2 114, или на 352 рубля дороже. Правда, когда начались массовые проверки, лекарство за один день подешевело на 125 рублей. Эти метаморфозы наглядно показывают, насколько "обоснованны" назначаемые цены. Такая ситуация характерна не только для Москвы. В средствах массовой информации, в том числе и в "Труде", рассказывалось о ценовом январском шторме на рынке лекарств по всей стране - в Курске, Кемерове, Санкт-Петербурге, Уфе, Брянске...
К сожалению, оправдались пессимистические прогнозы специалистов (в том числе и Минздрава), предупреждавших правительство о тяжелых последствиях введения в фармацевтической сфере 10-процентного налога на добавленную стоимость (НДС). Подобные предостережения, как уже сообщалось, были в ходе обсуждения отвергнуты Минфином. Почему же сегодня молчат руководители главного финансового ведомства? Где первый заместитель министра Сергей Шаталов, так горячо убеждавший в свое время депутатов, да и всех россиян, что после введения НДС цены на медикаменты повысятся максимум на 5 - 6 процентов, а возможно, вообще останутся без изменений?
Премьер-министр Михаил Касьянов недавно подтвердил журналистам, что правительство действительно рассчитывало на подорожание препаратов в пределах 4 - 6 процентов. Руководитель правительства заявил, что нынешний скачок цен произошел по вине дистрибьютеров, и поручил заинтересованным ведомствам разработать до 21 января предложения по наведению порядка. Но на самом деле в беспорядке и неразберихе повинны во многом как раз эти же ведомства. "Продавив" через Думу Закон N 179-ФЗ о введении НДС на лекарства, заинтересованные министерства даже не позаботились о разработке конкретного механизма взимания налога. Аптеки почти месяц ждут письма Минэкономразвития, Министерства по налогам и сборам и Минздрава. А ведь эту "бумагу" необходимо было разослать во все регионы еще до Нового года.
Плохо и то, что сегодня никто не знает подлинной картины происходящего на фармацевтическом рынке. Госкомстат отслеживает цены по смехотворно куцему списку, утвержденному Минздравом, - всего на несколько десятков дешевых препаратов (анальгин, валидол, йод... ). "Наверх" уходят радужные рапорты. Например, за весь прошлый год цены на медикаменты в России выросли, судя по этой официальной сводке, всего на два с небольшим процента. Кто из россиян, бывающих в аптеках, поверит этому? Понятно, на 20 - 30 недорогих препаратов цены можно удерживать и даже снижать, но тысячи лекарств других наименований остаются вне контроля. И получается, что "наверх" идет не информация, а дезинформация. Сегодня это проявилось особенно отчетливо.
В течение последних лет с помощью "красивых" статистических данных затушевывалась реальная картина на лекарственном рынке. На сей раз этот прием не сработал. В Государственную Думу, по сообщению Интерфакса, поступают обращения законодательных органов субъектов Федерации, лечебно-профилактических и аптечных учреждений, граждан в связи с резким подорожанием медикаментов. Учитывая широкий общественный резонанс, Госдума направила в минувшую среду специальный запрос председателю правительства Михаилу Касьянову. Серьезно обеспокоены создавшейся ситуацией и в Кремле. Президент Владимир Путин в ходе состоявшейся недавно беседы с председателем правления Пенсионного фонда Михаилом Зурабовым выразил озабоченность тем, что правительству не удается сдержать рост цен на лекарства.
Похоже, ни в Минэкономразвития, ни в Минфине не ожидали такого развития событий. Сегодня на поставленные вопросы надо что-то отвечать, приводить какие-то аргументы, представить, как водится, "план мероприятий", а ни достоверной информации, ни эффективных рычагов воздействия на фармацевтический рынок нет. Пришлось прибегнуть к экстренным мерам. В конце прошлой недели в Минэкономразвития, как сообщили мне заслуживающие доверия источники, состоялось экстренное совещание. Торговым инспекциям в регионах поручено в кратчайший срок - до 28 января, работая в том числе в субботу и в воскресенье, проанализировать изменение розничных цен на медикаменты и передать подробную информацию в Москву.
Но вот вопрос: хватит ли компетенции у работников торгинспекций, справятся ли они с весьма ответственным поручением? И еще: можно ли в нынешних условиях сдержать раскрутку ценовой спирали в российских аптеках? С этими вопросами я обратился к начальнику московской Государственной инспекции цен, одному из опытнейших специалистов в этой сфере М. ЛЬВУ.
- Михаил Юрьевич, торговые инспекции раньше вроде бы не занимались анализом обоснованности установления цен. Не их это дело. Не потому ли дали им нынче такое поручение, что инспекций цен в регионах (кроме Москвы) нет?
- На местах де-факто есть комитеты, управления, отделы цен либо аналогичные подразделения в составе антимонопольных территориальных структур. Но, как мне представляется, многие руководящие работники Минэкономразвития считают специалистов по ценообразованию, так сказать, "отрыжкой прошлого", не нужными в рыночной экономике. А у торговых инспекций действительно иные функции. Работники этих подразделений, например, могут сравнить ценник с имеющейся в аптеке документацией. Но ведь этого мало. Требуется провести глубокий анализ формирования цен на медикаменты в январе 2002-го и в последние месяцы прошлого года, "проинвентаризировать" всю цепочку - от изготовителя до аптечного прилавка. Здесь необходимы специальные знания.
- Не может ли получиться так, что аптеки, как говорится, "обведут вокруг пальца" работников торгинспекций, и в результате Минэкономразвития получит недостоверные данные о росте цен, допустим, всего на 3-4 процента?
- Я этого не могу исключить.
- Насколько подорожали лекарства в Москве?
- На ряд препаратов цены выросли на 10 - 30 процентов. При этом замечу, что регулируемые цены, которые, собственно, и подлежат контролю, касаются лишь ограниченного круга медикаментов, входящих в утвержденный список. В нем около 7,5 тысячи наименований, а всего их - десятки тысяч. Впрочем, Государственный регистр не оказывает решающего влияния на уровень цен, так как производители и поставщики заранее завышают регистрируемые суммы, чтобы застраховать себя от всяких неожиданностей.
- Как организован контроль цен в российских аптеках - хотя бы на те лекарства, которые есть в списке?
- Целостной системы контроля нет. Лишь в Москве и еще 16 субъектах Федерации приняты соответствующие законы, предусмотрены санкции, работают инспекции или иные аналогичные подразделения. На всей остальной территории страны ситуация, по сути, пущена на самотек. Ибо принятые федеральные нормативные акты не предусматривают ни органов контроля над ценами, ни порядка применения санкций. Любая аптека, поставщик, строго говоря, могут отказаться платить штраф, а суд не примет от инспекции иск, ибо органы контроля сегодня не имеют законодательного статуса.
- А почему же в Москве система штрафов действует?
- В столице приняты четко прописанные нормативные акты московской законодательной и исполнительной властью. Но вообще-то нарушители могут отказаться платить, ссылаясь на неясность федеральных правовых документов. Правда, у московских властей хватит и других рычагов, чтобы заметно осложнить жизнь аптеки или дистрибьютера, которые наживаются на больных людях. И на конфликт никто не идет, штрафы платят.
- Сколько сотрудников в московской инспекции цен?
- У нас работает 120 человек. В прошлом году по результатам наших проверок любители излишних "накруток", увеличивающих цены на медикаменты, уплатили около 4,5 миллиона рублей - это штрафы и изъятая необоснованно полученная выручка. В 2000-м в бюджет поступило около 12 миллионов.
- Есть ли такой контроль и соответственно регулирующие механизмы за рубежом?
- Да, в большинстве развитых стран государство контролирует цены на 10 - 20 процентов выпускаемой продукции. Особое внимание уделяется лекарствам. В Бельгии, например, при выявлении фактов превышения установленных максимальных цен или иных нарушений виновным грозит лишение свободы на срок от одного месяца до пяти лет либо крупный денежный штраф.
- И последнее. Что, на ваш взгляд, необходимо предпринять, чтобы и у нас начали регулировать цены на лекарства не на словах, а на деле?
- Я бы поставил вопрос шире. Лекарства - частный случай. Речь должна идти о регулировании цен, во-первых, на продукцию предприятий-монополистов; во-вторых, на те изделия, которые имеют решающее значение для национальной экономики; в-третьих, на товары и услуги, определяющие уровень цен во всех секторах российского хозяйства. Это электроэнергия, газ, нефтепродукты, коммунальные услуги, хлеб, основные виды лекарственных средств. Необходим единый закон о ценообразовании. Сегодня отдельные положения, касающиеся цен, можно найти в 30 законах, десятках президентских указов и постановлений правительства. Есть еще решения региональных властей. Такой разнобой лишь вредит делу. В то же время проект Федерального закона "Об основах ценообразования и организации контроля над ценами", к сожалению, не прошел через Государственную Думу осенью прошлого года.
Если говорить о наведении порядка на фармацевтическом рынке, то здесь необходимо наконец сделать решительные шаги. Нужны четкие законы, инструкции. Ситуацию сегодня в принципе невозможно кардинально изменить, ибо органы ценового контроля в субъектах Федерации не имеют никаких полномочий по проведению проверок, а тем более - по применению санкций за нарушения. Надо бы Минфину и Минэкономразвития побыстрее брать на вооружение зарубежный опыт. Иначе, не исключено, в следующий раз контролировать цены поручат, к примеру, милиции.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников