03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБОБРАЛИ

Киргизов Георгий
Опубликовано 01:01 30 Января 2004г.
Обида не давала уснуть Михаилу Анатольевичу Крыштопину. Вконец измучившись, он сел и написал жалобу уполномоченному по правам человека в РФ Олегу Миронову.

"Я воевал, искалечен на фронте, всю жизнь работал - за это государство выплачивает мне две пенсии: трудовую и по инвалидности. А есть ведь такие, кто отсидел в тюрьме, "заслужил" минимальную пенсию по старости и тоже оказался в доме престарелых. И я, и он отдаем интернату по 75 процентов: он - со своих 600 рублей, а я с двух пенсий. Все едят одинаково, спят на одинаковых кроватях, получают одинаковую одежду и обувь. Но мы, ветераны войны, инвалиды, платим за свое обслуживание 2600 рублей, а другие - по 500 - 700. Разве это справедливо?"
Михаил Анатольевич на старости лет (уже под 80) остался один, доживает век в доме-интернате для ветеранов войны и труда в поселке Пригородный Калачеевского района Воронежской области. Сам он вряд ли смог бы судиться. Истцом за него выступил уполномоченный по правам человека в РФ. Он и написал заявление в Калачеевский районный суд о признании недействительным договора о стационарном обслуживании, заключенного М.Крыштопиным и администрацией Пригородного пансионата ветеранов войны и труда. Районный суд задался вопросом: на каком основании с инвалида войны Крыштопина берут в пять раз больше денег, чем с других? Есть постановление правительства РФ N 244 (от 17 апреля 2002 года) "О плате за стационарное обслуживание граждан пожилого возраста и инвалидов", где четко сказано, что эта плата "не может превышать 75 процентов установленной пенсии". Именно так: в единственном числе. Значит, с одной пенсии. Судье В. Саблину пришлось даже приводить доказательства, что в русском алфавите 33 буквы, среди которых наряду с "и" есть "й" ("и" краткое). "В документах, устанавливающих размер платы за стационарное обслуживание, употреблена буква "и", значит, плата должна взиматься с одной пенсии. В отношении Крыштопина и других инвалидов войны договор заключен с нарушением правовых актов, чем им нанесен материальный ущерб". Суд постановил взыскать с Пригородного пансионата в пользу Крыштопина 10 531 рубль 40 копеек.
Выплатят, нет - еще вопрос. Администрация пансионата подала кассационную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам Воронежского облсуда. В ней чуть ли не с обидой сообщается, что в регионе величина прожиточного минимума для пенсионеров составляет 1466 рублей, а у Крыштопина две пенсии "тянут" на 3973,2 рубля. Следовательно, "он в состоянии оплатить содержание без ущерба для себя". К тому же в постановлении "нет указаний о недопустимости использования для оплаты за стационарное проживание второй пенсии гражданина".
Беда в том, что не один Крыштопин страдает из-за несправедливых поборов. Подобная ситуация практически во всех домах-интернатах, как выяснили в аппарате уполномоченного по правам человека. Отсюда были направлены запросы во все 89 субъектов Федерации: как старики платят за свое обслуживание? Судя по ответам, только в Ненецком автономном округе, Московской и Оренбургской областях инвалидам войны остается пенсия по инвалидности в полном объеме, а 75 процентов трудовой пенсии они отдают дому-интернату. В других регионах учреждения соцзащиты берут плату с двух пенсий.
Почему по-разному трактуется постановление правительства N 244? Может, кто-то читать не умеет? Отнюдь. В администрациях ссылаются на разъяснение Минтруда. После выхода постановления это ведомство направило на места некую бумагу под названием: "Ответы на наиболее часто возникающие вопросы". В качестве "образца" приведено письмо, похожее на то, что написал старик из Калача, только без эмоций.
На конкретный вопрос: "Почему делаются отчисления из двух моих пенсий?" - следует "образец" ответа: семь печатных страниц за подписью замминистра труда и социального развития Н. Малышевой: "... В вышеназванном постановлении пенсия рассматривается как единственно возможный гарантированный источник дохода граждан пожилого возраста и инвалидов, проживающих в стационарных учреждениях социального обслуживания. Размер платы составляет не более 75 процентов установленной им пенсии. При этом... в контексте данной нормы не имеют значения количество, вид и размер установленной им пенсии". Такое впечатление, будто автор хотел упрятать смысл ответа как можно глубже. Но на местах правильно поняли: плату надо брать с двух пенсий. Зачем старикам (а иные ведь с кровати не встают или "колясочники"), деньги? Худо-бедно, но бюджет обеспечивает их самым необходимым.
Видимо, такое отношение к нуждам одиноких ветеранов породило беспорядок в обращении с их деньгами. Почему-то Пенсионный фонд направляет средства не пенсионерам, а сразу на счет соцучреждений. Где гарантия, что они вообще тратятся по назначению? Был случай, когда директор одного из башкирских домов-интернатов купил на них автомобиль. А оставшуюся после отчислений "сдачу" - сотню-другую рублей - лежачим старикам просто суют под подушку. У медсестры подмосковного интерната обнаружили коробку из-под обуви, набитую деньгами. Причем внизу были банкноты до 1961 года, а сверху - нынешние. Она говорит: старики давали на хранение. Кому-то не пригодились... А был бы у каждого старика персональный лицевой счет в отделениях Сбербанка, подобных нарушений можно было избежать.
У нас в стране около трех тысяч домов-интернатов, в которых проживают 216 тысяч ветеранов. Сколько из них инвалидов войны? На этот вопрос Минтруда не захотел отвечать уполномоченному по правам человека. Но, по прикидкам правозащитников, тысяч 8-10. Столько заслуженных стариков живут в обиде на власть.
- Мы не раз писали в Минтруд, - рассказывает Вячеслав Селиверстов, начальник управления по восстановлению прав граждан аппарата уполномоченного, - что взимание платы с двух пенсий производится незаконно. Дословно ответ не помню, но смысл такой: сохранение двух пенсий породит привилегированное положение и необоснованное обогащение (!?) некоторых лиц. А другой "аргумент" чиновников: в постановлении нет прямого запрета на вычет из двух пенсий. У нас ведь до сих пор в ходу злополучный принцип: что не запрещено, то разрешено. Но там и дыба не запрещена... Что ж, ее применять? В отношении таких граждан государство должно действовать по такому принципу: разрешено только то, что специально дозволено законом.
Калачеевский суд встал на сторону Крыштопина. Решение поддержал и областной суд. Михаилу Анатольевичу выплатят неправедно изъятые деньги. А что делать остальным тысячам пострадавших от "разъяснений" Минтруда? Тоже судиться? Но большинство стариков немощно, им не по силам даже добраться до суда. По мнению Вячеслава Селиверстова, чтобы пресечь массовые нарушения прав в домах-интернатах, есть два варианта. Либо правительство должно внести изменение в свое постановление N 244 и напрямую дописать: с инвалидов войны плата за стационарное обслуживание берется с общей суммы двух пенсий. Только у кого из чиновников поднимется рука вывести столь кощунственные строки? Либо другой вариант: пусть Минтруда руководствуется действующим постановлением, строго следуя каждой букве. А на места разошлет новые разъяснения: вторая пенсия (по инвалидности) - "неприкосновенный запас" одинокого участника войны.
Сейчас, в преддверии Дня Победы, правительство в заботе об оставшихся уже немногочисленных участниках войны обсуждает, чем бы их поддержать, какой новой льготой порадовать. В домах-интернатах старые защитники Родины обеспокоены одним: чтобы у них не отнимали пенсию, полученную за военные увечья.
ОТ РЕДАКЦИИ
На этой неделе Президиум Госсовета РФ обсуждал меры по улучшению социального обеспечения пенсионеров. Надеемся, что и поднятый в публикации вопрос не останется без внимания властей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников