27 сентября 2016г.
МОСКВА 
10...12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 72.06
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЛАТИТЬ ПО КРЕДИТУ ДОВЕРИЯ

Генерал Андрей НИКОЛАЕВ, председатель Комитета Госдумы по обороне:
- На мой взгляд,

Генерал Андрей НИКОЛАЕВ, председатель Комитета Госдумы по обороне:
- На мой взгляд, главное сегодня - укрепление государственной власти. В ряду наиважнейших проблем, связанных с этим, бесспорно, стоит проблема укрепления военной организации государства, ее реформирования в соответствии с новыми историческими реалиями.
Убежден, что новый президент России и Верховный главнокомандующий отчетливо понимает это. Свидетельство тому - первые шаги Владимира Владимировича Путина в этом направлении. Уже то дорогого стоит, что армия впервые за последнее десятилетие почувствовала реальную заботу о себе со стороны государства, а народ испытал чувство гордости за своих вооруженных защитников, воюющих в Чечне.
Думаю, Путин понимает и необходимость более критичного взгляда на все, что происходило в последнее время в области военного реформирования. Вряд ли, в частности, можно признать здравым нынешний подход к реформированию армии на основе "экономических возможностей" страны. Как представляется, сегодня прежде всего надо исходить из сложнейших взаимосвязей геополитических, политических, социально-экономических и иных аспектов состояния безопасности России. Необходимо уяснить характер возможных угроз, облик войн будущего и определить военно-политические задачи государства. А уж затем, в соответствии с этими задачами, строить новую военную организацию страны в целом и нашу армию - в частности. Новый состав Думы, я уверен, готов участвовать в этой работе.
Говоря о военной реформе, нельзя не отметить, что армия в Чечне сейчас действует гораздо лучше, чем в 1994-1996 годах. Правда, в последнее время имели место досадные просчеты командования, которые повлекли за собой неоправданные жертвы. Но в целом можно говорить о том, что в военном плане достигнут существенный результат - чеченские незаконные вооруженные формирования уже вряд ли способны к ведению открытых, крупномасштабных боевых действий. Теперь, скорее всего, придется подавлять партизанские и диверсионные формы сопротивления. Но говорить об окончании военной операции можно только тогда, когда военно-политический потенциал чеченского терроризма окажется полностью уничтоженным. Иначе ситуация чревата возвратом к положению "ни войны, ни мира" и к консервации конфликта.
Политическое же урегулирование в этой республике, по-моему, может быть достигнуто тогда, когда будет изменен весь нынешний уклад жизни в Чечне в его социально-экономическом и морально-психологическом аспектах. Работа, конечно, очень сложная и кропотливая, но, не взявшись за нее, нельзя рассчитывать на то, что на смену нынешнему поколению бандитов не придет новое.
Естественно, достижение этих целей во многом будет зависеть от состава правительства, которое сформирует новый президент. Кредит доверия, полученный Владимиром Путиным от россиян, дает ему возможность при подборе членов Кабинета министров руководствоваться не столько политическими соображениями, сколько соображениями дела. А ситуация в России сейчас такова, что должны быть востребованы профессионалы, люди, разделяющие державно-патриотическую позицию президента, способные много и плодотворно работать на ниве укрепления российской государственности, чистые в делах и помыслах.
Аркадий ВОЛЬСКИЙ, президент Российского союза промышленников и предпринимателей:
- Незадолго до президентских выборов вместе с В.Путиным мне довелось побывать в Нижнем Новгороде на Всероссийском совещании директоров оборонных предприятий. Должен откровенно сказать, что меня приятно удивила способность Владимира Владимировича разбираться в сложных вопросах оборонки, где сосредоточен комплекс высоких технологий.
Думаю, что приход Путина на смену Ельцину можно в некотором смысле сравнить с приходом Горбачева на смену Брежневу и Черненко. Не называю Андропова, потому что Владимир Владимирович и я работали под его руководством и высоко ценили его деловые и человеческие качества...
Сейчас много различных рассуждений о процентах, которые получили кандидаты в президенты. Одни говорят, что у победителя могло быть и больше, другие - что голоса распределились не так, как предполагали социологи. Но давайте не будем гадать. Факты достаточно убедительные. Победа в первом туре. Напомню, что в аналогичной ситуации в 1996 году Б.Ельцин получил в первом туре 35,28 процента. Не говорит ли это сравнение в пользу авторитета Владимира Путина?
В эти дни мне приходится встречаться с деловыми людьми, руководителями крупнейших предприятий. Они рассчитывают на реализм нового президента. В его предвыборных поездках он заронил надежды на разработку и реализацию промышленной политики, о которой говорили, писали и которую предлагали члены Российского союза промышленников и предпринимателей. Сколько раз они убеждали российских руководителей в необходимости усиления роли государства в развитии отраслей, основанных на высоких технологиях и производстве наукоемкой продукции. Без этих локомотивов отечественного производства не снять с якоря экономику России, не решить социальных и других проблем нашего общества.
Чуда словами не создашь. Но конкретными делами на всех уровнях можно и должно вернуть Россию в число высокоразвитых держав с процветающей наукой.
Юрий НЕЕЛОВ, губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа:
- Последние годы наш Ямал традиционно входит в пятерку наиболее благополучных регионов России. Перспективы у округа достаточно хорошие, при условии, что в стране наступит политическая и экономическая стабильность, на которую с приходом нового президента очень рассчитывают северяне.
В ближайшие 50 лет отечественные пользователи газа и зарубежные партнеры России будут потреблять в основном ямальское "голубое топливо".
Добычу газа на территории нашего округа ведет ОАО "Газпром". Сегодня этот бессменный донор российской экономики переживает нелегкие времена. Надеюсь, что с избранием Владимира Путина президентом страны и формированием нового кабинета министров положение станет меняться к лучшему.
Вчера днем у меня состоялся телефонный разговор с Владимиром Путиным, в ходе которого мы обсудили практические вопросы. Хочется, чтобы взаимопонимание, которое наметилось между нами, сохранилось.
В XXI веке для Ямала открываются новые возможности в связи с разработкой Арктического шельфа, освоением крупнейшего Пур-Тазовского месторождения нефти. Однако делать ставку только на моноотрасль мы не собираемся, поскольку будем тогда слишком зависимы от конъюнктуры рынка энергоресурсов. Для снижения подобных рисков взялись за разработку природных богатств полярного Урала, где сосредоточена, можно сказать, вся таблица Менделеева.
Владимир ГУСЕВ, директор Государственного Русского музея (Санкт-Петербург):
- Мне облегчило голосование то, что я довольно давно знаю Владимира Путина по совместной работе: я был председателем городского комитета по культуре, а он - советником мэра Анатолия Собчака. Этому человеку не надо объяснять, что такое Русский музей, что такое Михайловский дворец, Инженерный замок, Строгановский дворец... Выбирая Путина, я голосовал за то, чтобы в обществе наступило спокойствие. Чтобы власть перестала быть божеством или пугалом, чтобы мы прекратили ее любить или ненавидеть (чем занимались все советские десятилетия). Чтобы не мы служили ей, а она нам, как, собственно, и обстоит дело в цивилизованном мире. Чтобы мы помнили, что за нынешним президентом будет еще длинная вереница президентов - очень разных: лучше, хуже, напористее, осторожнее, - происходящих из фермеров, актеров, разведчиков... Чтобы мы отучились от демонизации персон, приходящих к управлению страной.
То, что я знаю о Владимире Владимировиче, дает мне основание с надеждой смотреть в будущее. Конечно, власть меняет человека. Вот у меня вроде бы небольшая власть - музей, полторы тысячи сотрудников, и то, говорят, характер за десять лет испортился. Дай Бог, чтобы его власть не испортила. По крайней мере за последние полгода, когда доводилось встречаться, я не заметил в нем перемен - мы общались в той же "тональности", что и до того.
Ну а какую задачу президента я считаю насущнейшей... Ее еще Ильф и Петров сформулировали: денег давай! Пока, что бы ни происходило наверху, суть отношения к культуре (если не вдаваться в нюансы) оставалась прежней: красивые слова о ее приоритете и остаточный принцип на деле. Но если хочешь, чтобы культура работала на общество, позаботься реально о культуре.
Николай РЫЖКОВ, депутат Госдумы, бывший председатель Совета Министров СССР:
- Сейчас, когда выборы президента позади, можно вздохнуть с облегчением: наконец-то появился дееспособный руководитель государства. В том, что Владимир Путин значительно опередил других кандидатов, безусловно, проявился эффект ожидания перемен. Но вместе с тем я бы предостерег от избыточных эмоций по этому поводу. Выбор народа, с которым надо считаться и который надо уважать, - это вексель, который еще предстоит оплачивать. Так что лично я не завидую Владимиру Владимировичу. Ситуация в стране сегодня такая, что не позволяет лавировать, обходиться половинчатыми решениями.
Основным аргументом конкурентов Путина в предвыборной борьбе было отсутствие якобы у него экономической программы. Думаю, на самом деле это не так. Но из тактических соображений программа не была обнародована: в каждом директивном документе можно найти изъяны и использовать их в пропагандистских целях. В любом случае документ такой необходим. Правительство должно получить четкие ориентиры.
Сегодня главное - уйти от монетаристских конвульсий с кредитамии и прочими финансовыми играми. Все внимание должно быть сосредоточено на реальном секторе экономики. Пока не начнет работать промышленность, сельское хозяйство, мы так и будем барахтаться в этом болоте, покрывая долги очередными заимствованиями.
Надеюсь, что команда нового президента не станет замыкаться в себе, ориентироваться только на сторонников радикальных реформ. Было бы полезно создать при правительстве или президенте экономический совет, в который вошли бы ответственные специалисты, имеющие различные точки зрения на решение тех или иных задач. Пусть бы там велись все споры. Зато тот, кто уполномочен принимать директивные решения, мог бы сравнить аргументы той и другой стороны. Такая практика избавила бы от повторения ошибок. Я убедился в этом, возглавляя координационный совет российских товаропроизводителей.
Олег БОГОМОЛОВ, академик РАН:
- Вообще-то нация должна избирать главу государства из тех, кто своей жизнью доказал верность служению народу, и сделал немало для его просвещения и благосостояния. Из людей, которым доверяют, которые стали национальными авторитетами, в идеале - совестью нации.
Но это, повторюсь, в идеале. Мы же живем не в героическое время. И народ измельчал, и нравственность упала, и интеллигенция оказалась с большой червоточиной. В этих условиях, дай Бог, чтобы во главе страны стоял человек честный, не лжец, обладающий знаниями для того, чтобы решать главные вопросы и подбирать себе команду не по принципам личной преданности, а по деловым и нравственным качествам. В нашей реальности выход из бедственного положения нации не в авторитарной диктатуре власти. Она, как показывает история по крайней мере последнего столетия, ничего хорошего не принесет, да в России никогда и не было просвещенной монархии. Так что выход - в развитии демократических институтов, создании гражданского общества и правового государства, где закон - сила, а не деньги и сила - закон.
Прежде всего правительство должно быть компетентным, профессиональным. Оно должно состоять из людей, которым можно доверять, которые это доверие заслужили. Из предыдущей практики мы видели, что наиболее достойным премьером был Примаков, который сочетал и опыт, и знания как внутренних, так и международных проблем, сумел за короткое время сплотить, консолидировать общество. Такого масштаба фигуру я вижу и теперь во главе правительства.
Александр ГУРОВ, председатель комитета Госдумы по безопасности:
- Сегодня предстоит огромная работа по наведению в стране правопорядка. Будем откровенны: существующая правоохранительная система еще осталась на позициях тоталитарного режима. Она ни структурно, ни психологически, ни организационно - никак не соответствует рыночной экономике.
Нам нужно определить уголовно-правовую политику государства. Что тут должно быть приоритетом? Борьба с терроризмом, с коррупцией, с организованной преступностью?.. Нет. Главными направлениями, по-моему, должны стать профилактика преступности и раскрытие преступлений. Бороться надо с причинами, порождающими преступность, и условиями, ей способствующими. Даже не с конкретными людьми - мы и так за последние 10 лет пересажали 10 миллионов человек. Хотя еще философы средневековья говорили, что за каждое убийство государство должно брать ответственность на себя.
В стране нужна мощнейшая программа борьбы с преступностью, основанная на реалиях, а не на фантазиях. А реально у нас сегодня не три миллиона преступлений, как идет в отчеты, а 15-20 миллионов. И убийств не 20 тысяч - около 100 тысяч криминальных смертей. "Убойная" статистика. У нас в стране каждый пятый - потерпевший.
Когда Путин говорит о диктатуре закона, он имеет в виду не репрессии, а неотвратимость наказания. Жестокостью порядка не наведешь.
Нам вообще нужно забыть слово "силовые" в отношении к таким структурам, как МВД, ФСБ, Генпрокуратура... Они - правоохранительные. Когда говорят "силовые", априори ориентируют на дубинку, на битье по морде. Важнейшей задачей становится формирование нового облика стража правопорядка. Ведь если сегодня его спросить: что вы охраняете, господин милиционер? - он вам не ответит. Нужно поднимать престиж профессии, который упал ниже некуда. Образ дяди Степы исчез, а крутой Уокер России не нужен.
Но тут мы упираемся в вопрос финансирования. Я согласен со Степашиным: нищий милиционер страшнее бандита. Говорят, нет денег. А я взял в МВД справку: изъяты 700 кг золота, масса платины, серебра, десятки миллионов долларов... Ну отдайте 10-20 процентов МВД! При рыночных механизмах милиция вообще может жить на условиях самоокупаемости. И чем лучше она будет работать, тем меньше будет хищений, вывоза денег за рубеж и других преступлений.
Но есть и нравственная сторона проблемы. Если по-прежнему 40 процентов эфира будет занимать пропаганда секса, насилия, наркотиков и блатных песен, ждать хорошего не приходится. Мы и так отличаемся от цивилизованных стран правовым нигилизмом.
Что касается коррупции, то борьба с ней, как правильно сказал Путин, - это не только принятие новых законов, но и смена облика страны.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.