10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕКВЕСТРА НЕ БУДЕТ

Алексеев Владимир
Опубликовано 01:01 30 Марта 2002г.
Замедление роста экономики, всплеск инфляции в начале года встревожили политиков и экспертов. Не грозит ли России финансовый обвал, подобный кризису августа-98? Не придется ли секвестровать бюджет, когда растут платежи по внешним долгам?На вопросы корреспондента "Труда" отвечает первый заместитель министра финансов РФ Алексей УЛЮКАЕВ.

- Говорят, состояние российской экономики можно определять по ценам на мировом сырьевом рынке. Насколько велика эта зависимость? Есть ли механизмы защиты от обвала цен на нефть?
- Доля падения в нашем экспорте, безусловно, велика. Однако наш бюджет просчитан с разными степенями защиты - в зависимости от динамики мировых цен на экспортное сырье. Скажем, мы определяем постоянные и временные бюджетные обязательства. В период относительно высоких цен на сырье предполагается формирование стабилизационного фонда. Он вовсе не направлен исключительно на обслуживание внешнего долга, как это некоторые понимают - вот, мол, сейчас поднакопим денег, а в 2003 и 2005 годах потратим на погашение долгов. С нашей точки зрения, фонд формируется как раз на случай неблагоприятных цен на экспортное сырье, а складываться он должен из финансовых остатков прошлого года и бюджетного профицита.
Еще один механизм защиты бюджета - отнесение некоторых видов расходов к категории обусловленных. Что это означает? Допустим, цена нефти находится в диапазоне 18,5 доллара за баррель, и она позволяет финансировать все бюджетные расходы. Если уж в прогнозах правительство очень ошиблось и конъюнктура меняется в худшую сторону, то происходит корректировка расходов. То есть обусловленные расходы отодвигаются на четвертый квартал или в худшем случае на следующий год.
- Прогнозирует ли Минфин ситуацию, при которой дело может дойти до секвестра бюджета?
- Теоретически можно представить все. Например, что цена нефти упадет до 9 долларов за баррель. Но ни один даже самый пессимистичный прогноз и отечественных и зарубежных аналитиков этого не предполагает. Наша бюджетная конструкция способна выдержать минимальный уровень нефтяных цен в 13 долларов за баррель. У нас профицит порядка 260 млрд. рублей, финансовый резерв составляет порядка 80 млрд. рублей, плюс в разряд обусловленных расходов попадают почти 37 млрд. рублей. Таким образом, запас прочности порядка 12 млрд. долларов. Принято считать, что падение нефтяных цен на доллар стоит нашему бюджету миллиард долларов. То есть запаса должно хватить даже при самом неблагоприятном развитии конъюнктуры сырьевого рынка.
Есть и иные способы лечения нашей застарелой болезни - зависимости от сырьевого экспорта. Она лечится диверсификацией экономики, инвестированием средств, полученных от экспорта нефти в другие отрасли. Тут возможен радикальный способ - через политику фискальных изъятий, когда экспортеров облагают высоким налогом. В этом случае правительство принудительно заставляет перетекать капитал в другие сферы хозяйства. Но этот процесс может проистекать на добровольной основе - как, собственно, и происходит. Сегодня экспортеры активно вкладывают деньги в агропромышленный сектор, автопром, переработку сырья.
- Россия вступает в ВТО. Предусмотрены ли меры защиты нашего рынка?
- Правительство занимается унификацией и снижением таможенных ставок. С другой стороны, для ряда секторов экономики важно обеспечить защитные меры - в виде субсидий и дотаций. Об этом мы сейчас ведем переговоры и консультации с ВТО. Наша позиция, например, в аграрном секторе направлена на то, чтобы импортеры не вытеснили российского производителя с собственного рынка.
- Как и в прошлом году, мы получили всплеск инфляции зимой. Значит, правительство снова ошиблось в расчетах?
- Я бы не стал делать далеко идущие выводы. В прошлом году нам удалось погасить инфляционную волну уже в апреле. Полагаю, сейчас мы с ней справимся быстрее и в итоге будем иметь годовой рост потребительских цен на уровне 12 - 14 процентов.
- Можно ли говорить, что эффект девальвации рубля исчерпан?
- Это не так. За три с половиной года после августа 1998 года реальное укрепление рубля составило немногим более 30 процентов, в то время как после кризиса он обесценился на 60 процентов. То есть резерв еще значительный. Другое дело, что нельзя надеяться только на денежную политику. При слишком низком курсе рубля производители теряют стимулы для развития производства и снижения его издержек.
- За год тарифы естественных монополий вырастут на 35 процентов. Не обернется это снижением темпов роста экономики?
- Сохранение уровня тарифов не стимулирует роста экономики. Это ненормально, когда экспортные цены на газ составляют 110 долларов за тысячу кубометров, а внутренние - всего 15. Такой разрыв повышает, конечно, конкурентность наших товаров, но искажает все ценовые пропорции. В итоге производителю стараться по части повышения качества продукции особенно не приходится - он все равно выигрывает в конкуренции за счет дешевого сырья. К тому же такая политика развращает производителей, не учит их экономии. К чему энергетикам, например, покупать дорогой уголь, когда можно использовать дешевый газ?
В любом случае сырье внутри страны останется дешевле. Но вот чего не будет, так это дармовщины. Производитель должен ощущать давление рынка и конкурентов.
- А как же внутренний спрос? Ведь доходы населения и так скромные - это даже при сегодняшних тарифах и ценах тормозит развитие экономики.
- Все верно. Внутренний потребительский спрос и инвестиции, главным образом отечественные, - две ноги, на которых стоит экономика. Но мы планируем поддержать спрос за счет роста реальных доходов на 6 процентов. Очень важно в этой связи, чтобы доходы не превышали производительность труда - иначе будем их просто проедать. Помимо того, следует выдерживать золотую середину между сильным коммерческим сектором и бюджетной частью экономики. Поэтому повышение в конце прошлого года зарплаты бюджетников, индексация пенсий и предстоящий в июле рост денежного довольствия военнослужащих - все должно сыграть роль в активизации внутреннего спроса. Все эти категории граждан являются потребителями отечественной продукции. Именно они определяют температуру российской экономики.
- В недрах Минфина начала работу финансовая разведка. Удастся теперь снизить отток капитала?
- Не стоит преувеличивать значения комитета по финансовому мониторингу. Финансовая разведка должна выявлять преступный характер доходов, уклонение от уплаты налогов граждан и организаций и, конечно, противостоять фирмам-однодневкам. Новому подразделению Минфина предстоит разобраться, в какой сфере происходят нарушения банковского, налогового или таможенного законодательства. А дальше все будет решаться в обычном процессуальном порядке.
- Правительство снизило норму обязательной продажи валютной выручки с 75 до 50 процентов. Это было сделано в угоду экс-олигархам?
- Из всех вариантов либерализации валютного регулирования Минфин остановился на наиболее консервативном варианте. Жизнь показала, что выбор был правильным, ничего негативного не происходит. Даже при сокращении положительного сальдо торгового баланса опережающими темпами обслуживается внешний долг страны.
- Но валютные резервы Центробанка почти перестали расти ...
- Главное, они не падают. Это при том, что импорт растет, а экспорт сокращается. Кроме того, в начале года поступление валюты всегда уменьшается - это чисто сезонный фактор. Сегодня уже можно утверждать, что правительству удалось нормализовать валютную ситуацию. Ведь в прошлом году ЦБ, покупая большую массу валюты, оказывал эмиссионное давление на рынок, и перед Минфином стояла непростая задача по стерилизации "лишней" массы выброшенных рублей и торможению инфляционных процессов.
- Удастся ли удержать курс рубля?
- Думаю, почти наверняка бюджетный курс рубля будет выдержан. Нет ничего страшного в том, что доллар уже стоит дороже 31 рубля. В этом виновата инфляция в январе-феврале. А к концу года реально мы будем иметь не больше 33 - 34 рублей за доллар.
А вообще нам не нужен очень сильный или очень слабый рубль. Курс должен отвечать интересам развития экономики России.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников