04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСАНДР ШИЛОВ: ВРЕМЯ "АВАНГАРДА" ПОЗАДИ

Бадаева Евгения
Статья «АЛЕКСАНДР ШИЛОВ: ВРЕМЯ "АВАНГАРДА" ПОЗАДИ»
из номера 057 за 30 Марта 2004г.
Опубликовано 01:01 30 Марта 2004г.
Недавно к многочисленным наградам Александра Шилова прибавились еще две: российский орден "За заслуги перед Отечеством" третьей степени и высший белорусский орден Франциска Скорины. Естественно, поклонники знаменитого художника вновь порадовались, а противники получили еще один повод съязвить насчет "особых отношений" знаменитого портретиста с властью, с "двором".

- Александр Максович, не обижает, когда вас называют придворным художником?
- Воспринимаю это как похвалу. Во все времена такой "титул" носили лучшие мастера. Другое дело - кто идеологически направлял искусство. Просвещеннейшие правители, люди с потрясающим вкусом, образованием. Например, в Ватикане - Папа. Он решал, кто будет расписывать плафон: Рафаэль или Гирландайо, Полайоло или Микеланджело... Или взять Екатерину II. Она понимала, что великой державе нужно великое искусство. Что сделала, вступив на престол? Сказала: столица без картинной галереи - деревня. И послала самых образованных людей своего двора в просвещенные страны скупать лучшие произведения. Так был основан Эрмитаж.
- Вы - за государственную опеку над искусством?
- За государственное внимание. Не заподозрите меня в каких-то политических симпатиях, я ни в одной партии, даже в комсомоле не состоял, у меня самое высокое политическое звание - пионер. Но в коммунистические времена, если проходила осенняя или весенняя выставка в Академии художеств или всесоюзная - в Манеже, обязательно туда ехали руководители партии и правительства. И выставка эта имела громадный отклик на протяжении всего года по телевидению и в других СМИ.
- Но мог прийти какой-нибудь Хрущев и разгромить такую выставку.
- Это другое дело, это зависело от уровня его культуры... Но сам факт внимания власти к искусству - явление нормальное, естественное. Меня даже южнокорейский президент Ро Де У приглашал организовать у них в стране Академию живописи, преподавать. Я поблагодарил, но отказался: 12 часов лететь, не налетаешься.
- Ну а с нынешними нашими руководителями как складываются отношения?
- Президент Путин неоднократно заверял, что ценит мое творчество, обещал навестить галерею, но пока не смог найти время - я понимаю, на его плечи свалилась тяжелая ноша... Борис Ельцин - казалось бы, довольно далекий от искусства человек - говорил, что давно интересуется моей живописью, собирает мои альбомы... Были в галерее Горбачев, Назарбаев, Касьянов, другие руководители. Видите, у меня здесь отзывы самых разных людей.
- К вам в галерею и президент Белоруссии Александр Лукашенко приезжал...
- Да, совершенно неожиданно позвонили из Белорусского посольства и сказали, что Александр Григорьевич хотел бы навестить музей. Водил его по экспозиции, потом мы часа два с лищним беседовали. Я был поражен его откровенностью, непосредственностью суждений. Потом, под Новый год, через белорусского посла в Москве сообщили, что меня приглашают в Минск, где вручат орден. Это было приятно - поверьте, я ничего не знал о том, что готовится такая награда. Минск произвел замечательное впечатление: чистота, порядок, спокойствие - то, от чего мы отвыкли у себя. Снялся в белорусском "Голубом огоньке", потом был вечер в Российском посольстве с участием Пахмутовой, Добронравова, других деятелей искусства. Особое впечатление оставил Государственный музей искусств: там великолепная экспозиция, есть первоклассные полотна Поленова, Брюллова, Репина... Приятно, что вскоре там по предложению А.Лукашенко состоится и выставка моих работ. Встретился я с белорусскими коллегами, они рассказали, какое внимание уделяет президент страны искусству. Он раз в полгода встречается с представителями двенадцати творческих союзов, выслушивает все, о чем они просят - материальную помощь оказать, здание выделить и т.п. Свои обещания выполняет день в день. Но ставит единственное условие: чтобы художники работали на высочайшем профессиональном уровне, чтобы их искусство не разрушало душу, а, наоборот, вдохновляло человека.
- Вы описали прямо-таки островок советского "рая" на постсоветском пространстве... Но нет ли у вас подозрения, что в этом самом "единственном требовании" может быть заключено лукавство? Ведь ничего не стоит объявить искусство, которое не укладывается в "генеральную линию", находящимся на недостаточном профессиональном уровне или не способствующим поднятию духа нации. И тем самым перекрыть кислород неугодному художнику. Так бывало в советской истории...
- Нет, никто никому кислород не перекрывает. И при чем здесь "советский рай", я как раз советское время не идеализирую, оно, считаю, было более несправедливым. Тогда, допустим, человек дорывался до чина в руководстве творческого союза - и уже у него были заказы, вне зависимости от дарования. Никому не нужные работы приобретались закупочными комиссиями, в которых те же чины и сидели, сами у себя покупали. Не было естественного отбора, страдали талантливые люди. Сейчас те бывшие чиновники ходят без работы, потому что - свободная конкуренция, заказчик обращается к кому хочет.
Нынче беда в другом. Раньше людей учили двум важным вещам - музыке и рисованию. А когда человек искушен, пусть чуть-чуть, его уже не проведешь - где талант и великое мастерство, как у Рафаэля или Левитана, а где мазня и порнуха. Где виртуозная игра на скрипке, как у Когана, а где шум и пиликанье. Ну, как у нас сейчас учат художественным дисциплинам в обычной школе, все знают. Да и ангажированная критика постаралась, внушая публике, что идеалы классического искусства - ерунда, устаревший хлам.
- Ну, сейчас-то маятник моды, одно время качнувшийся в сторону авангардизма, опять двинулся к реализму. Не связано ли это с тем, что в число заказчиков вошли "новые русские", которые не сильны в художественных изысках, зато любят, чтоб все было "солидно" - и перстни на пальцах прописаны как следует, и рама золоченая?..
- "Новые русские" тут ни при чем. Заказчики и прежде были людьми обеспеченными, а об их вкусе можно судить, пройдясь, допустим, по Лувру или Третьяковке. Или вы хотите сказать, что плохой вкус был, предположим, у Демидова, когда он заказывал Брюллову "Последний день Помпеи"? Знаете, в Америке есть традиция: президент, уходящий в отставку, имеет право за государственный счет заказать портрет свой и своей семьи тому художнику, который ему нравится. Я видел в Вашингтоне эту галерею. Так вот, все портреты - в реалистической манере. Никто не захотел, чтобы его в виде груды треугольников изобразили. Кстати, я за то, чтобы крупнейшие собрания, коль уж они попали под опеку государства, оставались в своем классическом виде. Вот оставил Третьяков коллекцию российскому народу, и это священно. В ней не должно быть того, чего Павел Михайлович не собирал, для этого есть музеи современного искусства.
- Но, по-моему, это так интересно, когда, например, в новом здании Третьяковки смотришь самых разных художников, наблюдаешь разные периоды их творчества... Я вот недавно там был и обнаружил наряду с "классическими" полотнами Пименова, вроде "Новой Москвы" - помните, девушка за рулем машины, проезжающая по Охотному ряду, - совершенно неизвестного мне раннего Пименова - экспрессивного, мистического, как в картине "Митинг в Нью-Йорке"...
- Ну, во-первых, Пименов не образец для подражания. Во-вторых, здание на Крымском валу не воспринимаю как Третьяковку, его совершенно искусственно так назвали. В государственном музее должна просматриваться и государственная идеология, направленная на поддержку подлинного искусства, находящего отзыв в сердце зрителя! А оно состоит в том, что художник берет неодушевленные краски и заставляет их жить на полотне, и ты уже не видишь работу кисти, а разговариваешь с живыми персонажами. Левитан каждое свое полотно, каждый его миллиметр писал мало того что с великим мастерством и талантом - сердцем. У его картин люди плачут - простые, не посвященные в изыски... Я видел. Потому что это не просто ремесло, это плач души. Как Левитан выразил печаль и тоску среднерусского пейзажа, я аналога не знаю. Несмотря на то, что люблю и Саврасова, и Васильева...
- Но по иронии судьбы как раз с одним из крупнейших музеев классического изобразительного искусства - ГМИИ имени Пушкина у вашей галереи затяжной конфликт. Удалось как-то наладить отношения?
- Я считаю, что руководство музея ведет себя некорректно. Когда начиналось строительство нового здания нашей галереи, ее директор А.И.Чистяков показал главе ГМИИ И.А.Антоновой документы, из которых было совершенно ясно, что мы не заходим ни на сантиметр на их территорию. Ирина Александровна поблагодарила за информацию и сказала, что вполне удовлетворена. Но чуть ли не на следующий день в одностороннем порядке созвала пресс-конференцию, где обвинила нас во всех смертных грехах. Я догадываюсь, она это сделала не по своей воле. Есть очень влиятельные люди в художественной академической среде, которые ревниво относятся к самому факту существования галереи Шилова. И потом - ведь на этом месте собирались строить дом в авангардном стиле. Если бы этот проект осуществился, вся Боровицкая площадь была бы изуродована. А так архитектор М.Посохин ее украсил новым зданием галереи...
Запущена целая машина травли. Например, лгут в прессе, будто мы снесли дом Достоевского. А он находится в километре от галереи и благополучно стоит по сей день. Или говорят, что на расширение галереи истрачено 150 миллионов долларов государственных денег - на них, мол, можно было бы построить целый детский спортивный городок... В то время как мэр Лужков с самого начала заявил, что денег на строительство у города нет, поэтому нашли инвестора, который вложил деньги - свои, а не государственные, и три миллиона, а не 150. А то еще утверждают, будто галерея моя личная. Хотя прекрасно знают, что она учреждена по постановлениям Государственной Думы России и правительства Москвы в связи с тем, что я в 1997 году 355 своих работ передал городу, и продолжаю с тех пор регулярно передавать, теперь их количество достигло 744. Я ни копейки за эти работы не получил, хотя мог бы их продать - ведь у меня нет другого источника дохода, кроме творчества, но 99 процентов того, что делаю, я по-прежнему отдаю в галерею, потому что хочу, чтобы эти работы могли видеть все. А портрет Лужкова я написал уже позднее, в знак благодарности за то, сколько этот выдающийся человек делает для Москвы... Все это широко известно, тем не менее продолжают лгать. Я главному редактору одной очень популярной газеты сказал: зачем вы всю эту ложь публикуете? А он отвечает: подавайте в суд, нам с вами очень выгодно судиться, потому что вы известный художник, газета будет лучше продаваться.
- Одной из тем, которые муссировала (не без злорадства) пресса, было то, что при недавнем ограблении вашей дачи воры не взяли ни одной картины.
- А их там и не было ни одной! (смеется) Только репродукции, вырезанные из календаря и вставленные в рамку. Поэтому грабители, когда ворвались, требовали лишь денег... Да ладно, о чем мы с вами, пойдемте, я вам лучше настоящие картины покажу - из новых. Вот портрет В. Геращенко.
- Какой он у вас серьезный! А когда дает интервью по телевидению, выглядит таким "прикольным"...
- Это маска. Здесь я его написал таким, каков он в своей профессии. Один из главных финансистов страны - это не шутка. Глаза какие - насквозь сверлит! А Оскара Фельцмана видели? Таких, как он, надо оберегать - последний из могикан, прекрасный композитор, ему за 80, а продолжает работать, 6 марта дал концерт у нас в галерее...
-А это кто?
-Машенька Петренко. Моя знакомая. Два месяца писал, нашел настоящий гобелен XVIII века для фона. Адская работа.
- А что труднее писать - гобелен или лицо?
- Конечно, лицо...
- А критики скажут: все равно фото точнее и быстрее...
- Никогда никакая техника не заменит сердца художника - тонкого, ранимого, страдающего... А без сердца не может быть настоящего искусства, способного проникнуть в наши души, возвышая их и облагораживая, заставляя радоваться и страдать, сопереживать тому, что изображено на полотне.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников