05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЛАВА, СЛАВА АЙБОЛИТУ!

- Елена Цезаревна, в этом году у Чуковских двойной юбилей - 125 лет Корнею Ивановичу и 100 лет

- Елена Цезаревна, в этом году у Чуковских двойной юбилей - 125 лет Корнею Ивановичу и 100 лет Лидии Корнеевне...
- Мама родилась 27 марта, а дед - 31 марта. Дед рассказывал, что, когда родилась мама, он зашел в отель Пале-Рояль, чтобы позвонить в родильный дом. Рядом с ним оказался Иван Бунин, с которым дед поделился своей радостью о рождении дочки. Иван Алексеевич поздравил его очень сухо, иронично добавив при этом: "Еще одна барышня, не дай Бог, поэтесса". Но мама не писала стихов.
- Какие события приурочены к этим юбилеям?
- В первую очередь это издание альманаха "Чукоккала" в том виде, как хотел дед. Корней Иванович завел альманах будучи еще очень молодым человеком. Все самые знаменитые русские поэты и прозаики оставили в нем свои пожелания, автографы. Альманах выходил дважды, но с большими цензурными сокращениями. Причин тому несколько. Во-первых, большая часть авторов альманаха находилась в эмиграции. Вторая причина - частое упоминание имени Николая Гумилева, расстрелянного в 1921 году по обвинению в заговоре против советской власти. И третья причина - богатое творческое наследство, доставшееся Корнею Ивановичу от Александра Блока и проливающее свет на истинное отношение автора поэмы "Двенадцать" к революции.
- Правда, что в последние годы своей жизни Александр Блок дорожил дружбой с Чуковским?
- Действительно, после 1918 года они очень подружились. А раньше дед открыто говорил Блоку неприятную правду в глаза. Например, о том, что он окружает себя всяким сбродом, мелкими и жалкими людишками. За это Блок деда долго недолюбливал. Но в конце жизни в своем предсмертном письме к Корнею Ивановичу он написал жестокие слова о самом себе: "Слопала та поганая Россия, как чушка поросенка". В альманахе деда приведено и знаменитое письмо Евгения Замятина на смерть Блока, где есть такие слова: "Убит Блок нашей пещерной, скотской жизнью". Кстати, дед считал Блока не только великим русским поэтом, но и одним из самых магнетических людей, с которыми ему довелось встречаться.
- Неужели Блок был даже более харизматичным, чем Владимир Маяковский, который оставил в альманахе свои автографы и рисунки?
- По рассказам Корнея Ивановича, Маяковский был большим оригиналом, что проявлялось буквально в каждом его поступке. Когда они только познакомились с дедом, а было это в 1915 году, Корней Иванович подошел к нему, чтобы сказать, как сильно он любит его стихи, на что Владимир Владимирович ему резко ответил: "Лучше скажите это вон тому старичку с белой бородкой, за дочерью которого я ухаживаю (это была Шурочка Богданович), а мне не мешайте играть в бильярд". Потом Маяковский был частым гостем деда на даче в Куоккале, а значит, и активным автором альманаха. Вот одно из пожеланий поэта моему деду: "Чуковский, милый, не горюй, смотри на вещи просто".
Еще один забавный случай связан с Маяковским и художником Репиным, который был соседом Корнея Ивановича по даче. Так вот, Репин очень хотел нарисовать портрет Маяковского, но поэт не только не спешил позировать живописцу, но и издевательски спрашивал у него: "А сколько вы мне за это дадите денег?" Пока Репин подсчитывал, сколько он заплатит Маяковскому, тот успевал нарисовать несколько карикатур на знаменитого художника.
- Как Чуковский умудрялся дружить с поэтами разных школ и течений, у которых были такие разные характеры и судьбы? Известно, что Блок и Гумилев недолюбливали друг друга, а Маяковский не воспринимал всерьез Мандельштама...
- Дед не только дружил с ними, но и многим из них помогал в самое ужасное время. Корней Иванович был настолько спокойным, неконфликтным человеком, что в его присутствии даже люди с очень бурным темпераментом никогда не ссорились, не выясняли отношений.
- Мандельштама уничтожили за то, что поэт точно и нелестно описал Сталина в своем знаменитом стихотворении "Мы живем, под собою не чуя страны". Но и Корнея Чуковского обвиняли в том, что под жадным и страшным злодеем Тараканищем он изобразил Иосифа Виссарионовича. Но какая-то сила хранила вашего деда до глубокой старости, почему?
- Против творчества Чуковского была организована в прессе целая кампания, поводом для которой послужил донос в ЦК от небезызвестного художника Васильева - портретиста Ленина и Сталина. Однажды Васильев пришел к дедушке (они были соседи по квартире) и принес ему показать репродукцию своей картины "Ленин и Сталин в Разливе". Корней Иванович со свойственным ему юмором по-соседски сделал замечание Васильеву: "Что это вы рисуете рядом с Лениным Сталина, когда всем известно, что в Разливе Ленин скрывался у Зиновьева?" После этого разговора художник прямиком пошел в ЦК, где и написал подлый донос на деда. Каким образом Чуковскому удалось выжить? Об этом хотя и шутливо, но верно написал в альманахе "Чукоккала" Самуил Маршак: "Могли погибнуть ты и я, но, к счастью, есть на свете у нас могучие друзья, которым имя - дети".
- Но при этом Маршак получил от Сталина и многочисленные премии имени вождя, и пост в Союзе писателей, и право выезжать за рубеж, тогда как Чуковскому разрешили только жить...
- Однажды дед сказал о Маршаке парадоксальную фразу: "Он насквозь литератор, и ничего другого в нем нет. Но ведь это тоже очень много". Впрочем, дед все же обижался на Маршака за то, что тот никогда публично не заступался за его сказки и книги, более того, порой был не прочь подлить масла в огонь. Хорошо помню, как дед вернулся с очередного собрания детских писателей и грустно стал мне жаловаться: "Представляешь, Люша, сегодня меня причислили в безликий разряд "других". Когда-то мое имя называли первым, а следом шел Маршак, а теперь обо мне забыли". Впрочем, Корней Иванович тут же брал себя в руки и цитировал слова Анны Ахматовой: "Я была в великой славе, испытала величайшее бесславие и убедилась, что в сущности это одно и то же".
- Ваша мама Лидия Корнеевна написала, пожалуй, лучшие воспоминания об Анне Андреевне. Вы часто видели в своем доме поэтессу?
- С Ахматовой деда в 1912 году познакомил Николай Гумилев. Тогда Анна Андреевна показалась ему робкой и при этом надменной. Потом, став ее другом, дед отмечал в Ахматовой такие качества как "спокойствие и простота". Хотя, разумеется, от его острого взгляда не могли ускользнуть чисто женские качества знаменитой поэтессы, одно из которых - беспощадность к тем, кто допускал мысли, будто бы Гумилев ее бросил, а не она его. Но, несмотря на свою любовь к поэзии Гумилева, деду удалось ни разу не задеть женского самолюбия Анны Андреевны. Что же касается дружбы моей мамы с Анной Андреевной, то о ней она рассказала в своих "Воспоминаниях".
- Ваша мама написала в "Воспоминаниях" еще об одной гениальной русской поэтессе - Марине Цветаевой. Это довольно безжалостная книга о последних днях жизни загнанной в тупик женщины.
- Я хорошо помню (в эвакуации в Чистополе я была вместе с мамой), как мама пыталась убедить Марину Ивановну в том, что необходимо продолжать бороться за жизнь ради своих детей. Она понимала все отчаяние Марины Цветаевой, потому что сама пережила арест и расстрел мужа. Но мама тогда не понимала, что значит для поэта "разучиться писать стихи", о чем ей постоянно твердила Марина Ивановна. Когда дедушка стал жаловаться, что больше не чувствует в себе таланта, что утратил власть над стихом и что больше не сможет написать ничего равного "Мухе-Цокотухе" и "Мойдодыру", только тогда Лидия Корнеевна поняла, как смертельно для поэта остаться без музы.
- Но до конца своей долгой жизни Корней Иванович писал книги о жизни и творчестве своих любимых писателей и поэтов - Шевченко, Некрасове, Блоке, Чехове, а также переводил книги зарубежных авторов. В какую из книг Чуковский вложил больше всего своей души?
- Дед очень любил и знал наизусть поэзию Тараса Шевченко во многом из-за своей любви к украинскому языку, ведь он сам наполовину был украинец. Но самой большой любовью Корнея Ивановича был Антон Павлович Чехов. Дед рассказывал, что о смерти Чехова он узнал из английской газеты (тогда находился в Лондоне) и проплакал всю ночь. Что же касается переводов, то дед их не очень любил, хотя они приносили реальные деньги. Для Корнея Ивановича было важно высказывать свои мысли, а не повторять чужие.
- Что или кого не любил автор "Айболита"?
- Корней Иванович не любил Агнию Барто и открыто называл ее "противной". Еще он не любил Бориса Пильняка, который сочинил всего одну повесть, но при этом жил очень богато. Но больше всего на свете дед не любил мещанства, подразумевающего "сытый хамский стиль". Корнею Ивановичу нередко приходилось ходить в дырявом пальто, в разных галошах, но все это он переживал с чувством юмора.
- Если у Чуковского не было обиды на жизнь, почему тогда он терпеть не мог отмечать свои юбилеи?
- Возможно потому, что невольно приходилось подводить итоги. А дед считал, что понаделал в жизни кучу ошибок и, отдавая все свое время книгам, лишал себя любви и дружбы.
- Но ведь Корней Иванович обрел счастье в семейной жизни с вашей бабушкой - Марией Борисовной?
- Дед всю жизнь придерживался правила, согласно которому надлежало не показывать своих чувств. Даже меня он пытался убедить в том, что любит меня так же, как и всех советских детей. Но я-то знала, что это не так.
- Ваша мама унаследовала от Корнея Ивановича принципиальный характер, за что и получила приговор "неисправимой диссидентки".
- В последнее время дед подшучивал над прямотой и упорством Лидии Корнеевны и даже говорил: "Лида, не надоело тебе дразнить гусей на всех этих пленумах писателей и собраниях". Но все-таки моей маме удалось убедить деда, а заодно с ним и Самуила Маршака выступить в защиту Бродского, которого, как известно, судили за тунеядство. Правда, суд это прошение к делу не приобщил, потому что оно не было заверено нотариально.
- Корней Чуковский один из первых оценил и поддержал талант Александра Солженицына. Как вы думаете, он не разочаровался бы в сегодняшнем Солженицыне, который подчас ведет себя как пророк?
- Корней Иванович не очень хорошо относился к Ивану Бунину как к человеку, потому что тот очень нелестно отзывался о других писателях и чувствовал себя при этом единственным праведником. Такая человеческая черта, как осознание своей исключительности и непогрешимости, была деду глубоко чужда и неприятна. Но с Солженицыным - другое дело. Корней Иванович, как и моя мама, заступались за Солженицына потому, что Александр Исаевич меньше всего думал о своем величии, а думал о том, чтобы в России научились с уважением относиться к людям, беречь их, а не использовать как материал в своих не всегда гуманных целях.
Беседу вела


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников