10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АНАТОЛИЙ МАЛКИН: ПОКА НАШ ЭФИР - ПРОСТРАНСТВО ДЛЯ РЕКЛАМЫ

Славуцкий Александр
Опубликовано 01:01 30 Апреля 2002г.
Наше телевидение невозможно представить без незаурядной личности генерального продюсера АТВ Анатолия Малкина. Не один десяток программ, разошедшихся по всем каналам, своим появлением обязан его буйной режиссерской фантазии и креативному уму. А если к этому добавить еще и взрывной характер, резкость в суждениях, то становится ясно, что вряд ли можно найти более интересного собеседника. Разговор мы начали с обсуждения самого значительного события из жизни телевизионного сообщества последних месяцев - конкурса на шестую кнопку.

- Анатолий Григорьевич, кажется, еще на самом старте всем, в том числе и вам, было ясно, кто станет победителем. А посему ваше участие в конкурсе, а также объединение АТВ с "Миром" и шумиха вокруг этого - неужели только желание привлечь внимание прессы, сделать себе пиар?
- Аббревиатура АТВ мелькает на телеэкранах по нескольку раз в день, так что общественного внимания и пиара нам вполне хватает. Что касается конкурса, то я ненаивный человек и, конечно, все понимал, но, если честно, в какой-то момент возникло ощущение, что невозможное свершится. Однако это был настоящий конкурс, скажем так. И я искренне рад, что ребята с ТВ-6 получили лицензию - очень хорошо, что у них теперь есть легитимность, защита законным решением.
- Не появилось ли у вас в последнее время ощущение, что АТВ постепенно спихивают на обочину: конкурс проигран, из эфира убрали "Мужчину и женщину", "В поисках утраченного", "Ночной полет" перешел с ТВЦ на менее заметную "Культуру", программа "Традиционный сбор" прошла только однажды и ее тоже не видно в сетке и так далее?
- Такое ощущение у меня, возможно, и было, но только до конкурса, потому что он придал динамику телевизионному рынку. Как и раньше, мы делаем свои 9-10 программ и значительных потерь у нас нет. Что касается "Ночного полета", то я не сказал бы, что "Культура" хуже ТВЦ. Важно, что остался Максимов, а значит, и его зритель. "Традиционный сбор" стоит в сетке РТР на 4 мая и будет выходить и дальше. В конце мая мы приступаем к съемке нескольких выпусков программы "Вера. Надежда. Любовь", кроме того, готовим программу об изобретателях "Мы это сделали", а также дневное шоу для НТВ "Народ хочет знать", еще снимаем кино. Конечно, если сравнивать АТВ 10-летней давности с нынешним, то сейчас мы живем более спокойно, размеренно, но это и хорошо.
- Если говорить о новых программах АТВ - таких, как, например, "Хорошо БЫков", "Хронограф", "Традиционный сбор", "Вера. Надежда. Любовь", то они, в общем-то, достаточно вторичны и не производят впечатления прорыва в телевизионном искусстве, каким были программы АТВ начала 90-х. Складывается впечатление, что сейчас ваша телекомпания переживает кризис идей. Так ли это?
- Кризиса идей нет. С точки зрения профессионального сообщества, у нас все в полном порядке. Каждый год худо-бедно получаем одну-две ТЭФИ. Мы ведь не гоняемся за огромными деньгами и интересом маргинального зрителя, а серьезно занимаемся телевидением как искусством. Не делаем аналогов западных программ, а, наоборот, создаем собственные телевизионные форматы. Например, во Франции сейчас идут переговоры о покупке лицензии на "Старую квартиру", Англия и Украина собираются купить "Детектив-шоу". И если в новых программах мы в какой-то степени продолжаем себя, то ничего дурного я в этом не вижу, потому что рынок так наполнен лицензионными продуктами, что производителям только и остается использовать и развивать форматы из прошлого. Что касается новых форм, то вскоре мы преступаем к съемке "реального шоу" "Семеро смелых" - про выживание в Антарктике.
- Неужели Анатолий Малкин выпустит программу уровня "За стеклом" или "Последний герой"?
- Конечно, наш проект будет принципиально отличаться от других. У нас будет история людей, которые в Антарктике потерпели аварию и должны спастись. Цель игры не в том, чтобы они по очереди съели друг друга и победитель показал жюри обглоданные кости своих коллег, а в том, чтобы спастись всем вместе, сохранить команду и не потерять именно слабого. Мне кажется, что ментальность наша не в том, чтобы плясать на костях своих товарищей, а попытаться выжить всем вместе.
- То есть вы забросите игроков в Антарктику и будете непрерывно снимать десятком камер?
- Вот об этом не буду рассказывать, потому что тут начинается наше ноу-хау. В июне приступаем к съемкам, а осенью вы все увидите сами.
- Как-то вы признались, что ни один из каналов не тратит и половины денег, которые зарабатывает на рекламе, на закупку программ. Интересно, куда же они уходят?
- Наши каналы-вещатели активнейшим образом поддерживают Голливуд, Мексику, Бразилию, Англию. Деньги, которые вкачиваются в Россию, по сравнению с денежными потоками, идущими за рубеж, - это маленький ручеек. Был период, когда АТВ, по сути, кредитовало все крупные каналы, сейчас, к счастью, он прошел, со всех вещателей все деньги мы получаем полностью и вовремя. Но я знаю множество компаний, которым центральные каналы должны по два-три миллиона долларов.
- Распространены ли в Останкино взятки?
- На телевидении-то? Еще бы! Всем известно, что нередко программы в эфир ставятся только за деньги. Да и вообще ситуация, когда канал-вещатель ведет себя как барин, получивший в подарок имение от Екатерины, сдал его на откуп и с каждого дерет, распространена. Но лично я никогда никому не платил.
- Но так или иначе ваши программы выходят на всех каналах, за каждым из которых стоит определенная политическая сила. Как же вам удается со всеми ладить?
- Наверное, потому что я политикой не занимаюсь. Журналистика не должна сращиваться с политикой - это разные профессии. Хотя обе относятся к древнейшим, их не нужно смешивать ни друг с другом, ни с первой древнейшей. Занимайся своим делом: информируй, развлекай, объединяй - этого вполне достаточно, чтобы зарабатывать деньги. Не надо также превращать журналиста в политического деятеля, к чему это может привести, мы все хорошо знаем. Конечно, со многими политиками я знаком лично, с кем-то из них дружу, с кем-то не очень, но это только человеческие отношения, не более того.
- Близятся президентские выборы, а вместе с ними новые информационные войны, неужели вам удастся их избежать?
- Никаких войн не будет, все закончилось. Но в любом случае в политических играх АТВ принимать участия не будет.
- Нет ли у вас ощущения, что наше телевидение становится одинаковым?
- Так происходит оттого, что оно сплошь стало коммерческим и на нем зарабатывают деньги. Но я думаю, что это пройдет, зритель устанет смотреть одно и то же. Тогда потребуются новые программы, которые вам сначала покажутся интересными, потом этих программ станет много и вам опять покажется, что эфир нивелируется, и так далее. Это непрерывный процесс. Другое дело, что внутри него сложно существовать тем, кто занимается телевидением не как бизнесом, а как искусством. Для них и должна существовать резервация вроде канала "Культура".
- Кажется, именно это вы имели в виду, когда не так давно выступили с идеей создания некоего журналистского пула - Общественного телевидения. Но реально ли подобное объединение журналистов?
- Может быть, эта идея была высказана мною чуть раньше, чем нужно, но она реальна. Период митинговой журналистики скоро закончится. Тогда, возможно, и начнет развиваться нормальное телевидение, которого сейчас, по сути, нет. На экране мы видим слепки с западных лицензионных форматов, новости, но ведь это только часть ТВ. А ведь, кроме информационной и развлекательной функций, телевидение должно нести и объединяющую идею. Оно может и должно быть хребтом общества. Когда журналисты преодолеют желание выставляться за счет других и начнут заниматься искусством, - а телевидение все-таки искусство, - вот тогда у нас и возникнет общественный канал, создатели которого будут думать прежде всего о телезрителях. Пока же наше телевидение, по сути, - пространство для рекламы.
- Не ожидал я услышать такого признания от телеакадемика. Теперь просто не могу вас не спросить: при таком положении вещей остается ли какой-нибудь смысл в существовании ТЭФИ?
- Конечно, ведь ТЭФИ - единственный инструмент в телевизионной среде, который позволяет отличить и выделить все оригинальное, талантливое, успешное. Даже с точки зрения того, что многое лоббируется и проталкивается каналами-вещателями, все равно премию получают лучшие программы.
- Когда вы работали режиссером, по Останкино про вас ходили легенды. Не так давно на страницах "Труда" ваша жена Кира Прошутинская рассказала, что однажды посмотреть, как вы снимаете, пришел сам Владимир Ворошилов. Сейчас вы занимаетесь продюсерством, но эта работа больше связана с решением организационных вопросов, нежели с творчеством. Нет ли желания вновь сесть за пульт?
- Нет, потому что эпоха режиссеров уже давно закончилась, а продюсер - тот же режиссер, но с деньгами. На самом деле это тоже творчество, только сейчас я имею значительно большие ресурсы для воплощения своих идей - вот и вся разница. Недавно я был вынужден "уволить" с одной программы всю команду и на трое суток сам засел в монтажной, получил огромное удовольствие, но понял, что для меня это уже пройденный этап. Кстати, Ворошилов тоже был телевизионным продюсером, причем одним из первых на нашем телевидении. Он придумал передачу и с самого начала занимался ее продюсированием. Сказать, что мы с ним дружили, я не рискну - немного подруживали и относились друг к другу с интересом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников