11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В СПИСКАХ ЗНАЧИТСЯ. И ТОЛЬКО

Крикунов Василий
Опубликовано 01:01 30 Апреля 2003г.
Есть такой армейский анекдот о незадачливом американском шпионе, который, вернувшись из России, пишет рапорт начальству. В числе самых крутых наших войсковых частей называет стройбат, обосновывая это тем, что там солдатам даже оружия не дают: такие они отчаянные головорезы. Но, оказывается, сейчас есть и "покруче" - подразделения СОЧ. Так называют солдаты сборные пункты самовольно оставивших часть.

Там вообще ничего не дают, даже лопат. В одном из СОЧей несколько месяцев находился младший сержант Владимир Рудаков - дезертир, вот уже пять лет числящийся в рядах защитников Отечества на срочной службе.
Вообще-то Володя от армии не "косил". И день призыва 31 мая 1998 года черным для себя не считает. Он никогда не был маменькиным сынком. С 7-го класса всерьез увлекся футболом. Стал человеком самостоятельным, научился подчинять себя "командным устремлениям". Поэтому легко освоился с правилами армейской жизни.
Служить попал в Уральский военный округ, где в нем разглядели задатки младшего командира и направили в учебное подразделение. Полгода муштры пролетели, как один день, тем более что были они для общительного, спортивного паренька не в тягость. Пришив к погонам по две лычки, прибыл в войсковую часть 69771. Здесь ему предстояло служить командиром самоходной артиллерийской установки.
Довольно быстро, как рассказывает теперь Рудаков, приметил, что в казарме, где располагалась их батарея, пустовало много коек. Поинтересовался у "дембелей": где народ? Тогда и узнал, что в подразделении существует строго оберегаемый от чужих глаз и ушей порядок: соскучился по невесте, хочешь погостить у мамы - оформляй отпуск, плати командиру от 30 до 150 рублей за сутки и кати на все четыре стороны! Такса была - в зависимости от удаленности родных мест.
Совершенно обескураженные этой почти невероятной информацией, мы обратились к военному комиссару Центрального райвоенкомата Краснодара полковнику Юрию Марковскому с вопросом: может ли такое быть? Рудаков призывался именно через этот военкомат.
- При нынешних порядках в армии, - строго сказал полковник, - вернее, при полном их отсутствии не исключено, что подобное могло произойти. Это я вам не только как военный комиссар заявляю, но и как бывший командир ракетной бригады. Да меня бы в порошок растерли, убеги из моей части хоть один солдат! А сейчас бегут пачками. В отдельные месяцы только нам приходилось отлавливать до 10 беглецов.
Полковника дополнил майор Олег Гончаров, который, собственно, и пасет "сочинца" Рудакова:
- В объяснительной записке младший сержант назвал другую причину оставления части: неуставные взаимоотношения. То есть "дедовщина".
...Но вернемся в январь 1999 года, когда Рудаков еще числился в строю. Мысленно ставим себя на его место: воспользовались бы мы возможностью отдохнуть от солдатской жизни, если бы наши командиры, пронизанные духом оголтелого рынка, торговали отпусками? Ответ, скорее всего, - утвердительный.
Мать Володи чуть в обморок не свалилась, когда сын через полгода после призыва заявился домой. Да еще с сержантскими погонами на плечах - орел! Но когда отпуск перевалил за тридцать суток, почуяло неладное материнское сердце. Купила сыну билет и проводила назад в часть.
А дальше, опять-таки по рассказам Рудакова, произошла накладка, поломавшая всю его жизнь. Уже на КПП части сослуживцы предупредили его: "Володя, хана! В части проверка, тебя ищут". Командир оговоренных денег за "предоставленный отпуск" якобы не взял, посоветовал вернуться в Краснодар. Вроде как сам, без ведома начальства, покинул часть.
- Когда приедут за тобой, - наставлял капитан, - кайся, бей себя в грудь, документами какими-то подстрахуйся.
Трудно в это поверить, но и не поверить нельзя. Потому что - сделаем еще одно отступление от нашего повествования - никто из командования части младшего сержанта Рудакова не искал, никто за ним не приезжал. Это подтверждает майор Олег Гончаров:
- Только в марте 2002 года пришел запрос из военной прокуратуры Екатеринбургского гарнизона. Мы, как положено, отправили ответ. Но дальнейших действий не последовало.
Рудаков не воспользовался советом капитана и в Краснодар не поехал. Родителей, наверное, пожалел. Те так и оставались в неведении, думая, что сын по-прежнему командует самоходкой. А он с подругой, с которой познакомился на Урале, торговал овощами в Нижнем Тагиле. С ней же через несколько месяцев все же заявился домой.
Матери потенциальная невестка не пришлась по сердцу. Да и о другом голова болела: как вернуть зашедшие в тупик взаимоотношения сына с Министерством обороны в нормальное русло? Невеста улетела назад на Урал. А мать повела сына сначала в Союз казачек России, надеясь, что там помогут выйти из положения. Но не получилось замять дело. Хотя в комендатуре Краснодарского гарнизона долго не могли понять, что от них требуется, потому что младшего сержанта Рудакова в числе разыскиваемых не числилось. Ну не искали самоходчика в родной части - и все тут!
Так прошло еще восемь месяцев. Уставший от неопределенности, Владимир вновь явился в комендатуру, его делом вплотную занялись в военкомате. Наконец сержант был отправлен дослуживать на сборный пункт самовольно оставивших часть. Но и СОЧ он со временем самовольно оставил, хотя служба там была не трудная.
Слух прошел, что сборный пункт якобы расформируют, а всех "сочинцев", в том числе и его, отправят в Чечню. Нет, Володя не сыграл труса. Просто тогда ему из Краснодара уезжать было никак нельзя. К тому времени младший сержант Рудаков жил гражданским браком с милой, улыбчивой блондинкой Таней - реализатором Вишняковского рынка в Краснодаре. И у них вот-вот должен был родиться ребенок.
Так и случилось. Правда, радость омрачили тяжелые роды. И мальчик, которого только через месяц окрестили Андрюшкой, попал из роддома прямиком в реанимацию.
- Он и сейчас очень неуверенно сидит. А ведь ходить пора, - печально говорит Татьяна, к которой мы пришли вечером (Владимир был на тренировке), когда Андрюшка, откушав, уже спал. - Много проблем с лечением, с лекарствами. Но главное - это угнетающая неопределенность с Володей. Он мучается, ведь нет документов, и я вместе с ним. Даже родившегося сына некуда записать, не говоря уже о регистрации брака.
Свой военный билет младший сержант Владимир Рудаков после пребывания на сборном пункте СОЧ хоть с запозданием, но получил. Однако с удивлением обнаружил, что записи о последнем месте службы в единственном документе, удостоверяющем его личность, нет. Он до сих пор числится младшим сержантом, командиром самоходной установки в/ч 69771. А это значит, что 31 мая нынешнего года исполнится ровно пять лет его срочной службе. Может, пора уволить служаку? Вернув сына матери, мужа - жене, отца - сыну, полноправного, при всех его недостатках, гражданина - России? Тем более что армии он, как показало время, не нужен.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников