06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РОССИЯ С КАВКАЗА НЕ УЙДЕТ

Гусейнов Рафаэль
Опубликовано 01:01 30 Апреля 2003г.
На вопросы специального корреспондента "Труда" отвечает писатель и историк Яков ГОРДИН, автор книг о кавказских войнах, соредактор санкт-петербургского журнала "Звезда". Мы продолжаем ранее начатый разговор о чеченском конфликте, его корнях и перспективах.

{Bull}Когда все чиновники нарекаются ворами, а все генералы - негодяями, я называю социальным расизмом
- В издательстве вашего журнала готовятся к печати воспоминания не только генералов царского кавказского корпуса, но и российских офицеров, успевших набрать опыта в новых войнах на Кавказе. Что для вас является тут наиболее важным?
- Каждая из этих книг отражает существенные стороны трагического конфликта России и Кавказа, очерчивает принципиально важный период или ключевой эпизод войны, рассказывает о тех, кто заложил основы стратегии и тактики русской армии при осаде этой "огромной крепости", как называл Кавказ самый знаменитый ее покоритель генерал Ермолов. Мы, кстати, готовим и том воспоминаний горцев о кавказской войне - взгляд "с другой стороны"...
Я 30 лет занимаюсь русской политической историей, и это занятие, как вы понимаете, позволяет мне не считать себя наивным человеком. В то же время я убежден, что если бы в 1994 году в руки начальника российского Генштаба попала история похода графа Воронцова на аул Дарго - одна из самых трагических и кровавых в кавказском конфликте, то, возможно, начало чеченской войны было бы совсем другим. Отряд, выполнявший указания царских начальников, попал в ловушку, и все закончилось гибелью сотен солдат и офицеров. Очень похоже на первый штурм Грозного уже в наши дни. Поразительно упорство, с которым мы повторяем собственные ошибки...
- Вы считаете, что читателями этих книг станут принимающие решения политики, военные?..
- Я знаю, что эти книги есть у помощника президента России Сергея Ястржембского, мы даже обсуждали с ним то, что там изложено. Надеюсь, они будут ему как-то полезны...
В значительной мере наши издания ориентированы на военных. Книги по этой тематике пользуются устойчивым спросом в этих кругах. Их охотно получает и использует питерский ОМОН, Академия МВД, Военный институт Внутренних войск МВД.
Исходя из опыта общения с боевыми офицерами, никак не пораженцами, а прежде всего патриотами России, я хочу вам сказать, что никоим образом не разделяю негативного отношения части нашей интеллигенции ко всем, кто так или иначе связан с Чечней узами служебных обязанностей. Такое отношение, когда все чиновники нарекаются ворами, а все генералы - негодяями, я называю социальным расизмом. Это несправедливый и непродуктивный подход. Те офицеры, с которыми я сталкивался, а их было довольно много, - это люди, как правило, очень трезво и ясно мыслящие, осознающие весь драматизм сложившейся ситуации и ищущие на своем уровне выход из нее.
- Журналисты, обсуждая пути выхода из чеченской драмы, будущего мирного устройства этого края, порой говорят и пишут о столкновении двух религий...
- Вопрос достаточно сложный, чтобы дать однозначный ответ. Для меня ясно одно: нет, это не конфликт цивилизаций и уж тем более - религий. Хотя здесь присутствуют элементы и первого, и второго, и другие элементы тоже. Сегодня ситуация в Чечне складывается из очень многих факторов, и важно понять, что среди ее граждан существуют очень разные, порой полярные точки зрения на будущее этого региона. Поэтому неправы, по-моему, обе стороны, утверждающие: "народ за Масхадова" или "народ за Кадырова".
Нельзя сегодня требовать: дескать, давайте отрубим Чечню от России, поставим вышки с пограничниками, и пусть живут "сами по себе". Такое предложение после всего того, что произошло в Чечне, аморально, антигуманно. Раздробленная, раздерганная Чечня, уйди сегодня оттуда Российская армия, в считанные дни станет местом кровавой бойни, а впоследствии - вероятно, тотальной катастрофы. Россия как цивилизованное государство на это не пойдет.
Вы знаете, когда началась первая чеченская война, выступая в утреннем эфире санкт-петербургского радио, я не раз говорил о том, что теоретически, исходя из особенностей своей исторической судьбы, Чечня имеет право на самостоятельность. Но при этом путь, который выбран чеченской вооруженной элитой для достижения своих целей, катастрофичен и преступен.
Сегодня я уже не думаю, что Чечня в обозримом будущем может стать самостоятельной. Принципиально иной является и ситуация по сравнению с XIX веком. Тогда чеченцы стояли перед дилеммой: или отчаянно сопротивляться, или быть свидетелями крушения окружающего их мира. У них действительно отбирали земли, их выселяли, были достаточно настойчивые попытки христианизации, и над ними действительно ставили русских приставов, которые далеко не всегда вели себя корректно.
В наши дни никто не посягал ни на территорию республики, ни на права верующих. Кадровые вопросы также были решены в пользу чеченцев, и они могли управлять собой.
Так что со стороны дудаевской группировки, где, впрочем, были разные люди, в том числе и искренние романтики самостоятельности и национального возрождения, тем не менее шла борьба вовсе не за независимость, а за бесконтрольность управления "своей" территорией.
- Я хочу обратить ваше внимание, что в XIX веке чеченцы воевали с Россией, находясь в анклаве, расположенном в центре империи. Сегодня чеченцы, несмотря на определенное отношение к ним в российском обществе, прочно интегрированы в это общество. По всей России это немалая прослойка состоятельных людей, которые владеют банками, гостиницами, заводами и корпорациями. С другой стороны, нельзя не видеть определенного ожесточения россиян, направленного против народа, чьи представители взрывают дома в центре Москвы, захватывают заложников и убивают одиноких русских стариков, имевших несчастье остаться в Грозном.
Годятся ли рецепты, о которых вы говорите, для решения сегодняшних проблем?
- Интеграция чеченцев в российском обществе как раз и свидетельствует в пользу того, что никакого рокового, неразрешимого конфликта между народами не существует.
Необходимы поиски духовного сближения, общего психологического пространства, где пусть и некомфортно на первых порах, но все же мы могли бы жить рядом. Ведь если действовать только в сфере чистой политики, где накопилось так много противоречий, то очень трудно будет к чему-либо прийти.
Мы являемся, считаю, свидетелями исторического парадокса, когда нет никакой надобности в крови и убийствах для решения любых проблем, которые реально существуют между Россией и Чечней. Что же касается захвата заложников в Москве, взрывов домов, дела полковника Буданова, все это, как мне кажется, является скорее результатом действий отдельных маргинальных групп и людей.
- Тем не менее сегодня большой "вклад" в формирование общественного мнения вносят СМИ, телевидение. Одной из лучших песен года признан хит группы "Любэ" "За нас, за вас и за спецназ", в многосерийных TV-фильмах десантники усердно "мочат" людишек злобных, лживых и коварных, называя их "чехами". К этому прикладывают руки наиболее известные певцы, артисты, в том числе и ваш земляк Александр Невзоров.
- Идти на уступки радикалам не надо - это бессмысленно. Что же до методов пропаганды, то в этом есть элемент какого-то безумия. Давайте вспомним, что во время первой чеченской войны мы видели с экранов телевидения жалкую Российскую армию, вымазанную с ног до головы в грязи в буквальном и переносном смыслах этого слова. Им противостояли благородные чеченские герои, мужественно защищающие свою свободу. Это было грубым искажением реальности.
Сегодня телега покатила в другую сторону. Героические спецназовцы, рослые, прекрасно владеющие оружием, любящие своих жен и детей, ведут справедливую войну. С другой стороны, "нашим" противостоит сброд, в наркотическом угаре совершающий теракты. В спецназе действительно воюет немало замечательных, храбрых бойцов. Но при этом нельзя забывать и о том, что между спецназом и боевиками есть, между прочим, немало обыкновенных граждан, которые оказались жертвами сложившейся ситуации. И я бы снимал фильмы о драме этих людей, а не о тех, кто режет глотки друг другу.
Скажем, сейчас тысячи чеченцев искренне сочувствуют новой власти, убеждены в необходимости оставаться в составе России и гораздо больше заботятся о благе своего народа, чем те, кто стреляет и взрывает. Но я, включая телевизор, вижу лично знакомое мне и приятное в силу ее квалификации лицо журналистки Юлии Латыниной, которая бесстрастно называет всех чеченцев, сотрудничающих с федеральными властями, предателями. Это мне кажется не только легкомысленным, но и аморальным.
- В вашей первой книге из серии "Кавказ: земля и кровь" самая солидная глава называется "Кавказ и царь". Так уж складывалось традиционно в России, что личность руководителя государства оказывала немалое, а часто и решающее влияние на судьбы страны. Владимир Путин, едва получив в свое распоряжение ядерный чемоданчик как глава государства, вместе с женой прибыл в Чечню, к воюющей армии...
Многое уже сделано, но полного замирения нет, мирный процесс пробуксовывает, и это вызывает раздраженные реплики президента по поводу возможности "обрезания" для желающих журналистов...
- Что касается раздражения президента, то мне оно понятно. Совершенно дурацкие вопросы задаются людьми, наивно полагающими, что все эти проблемы легко решить, исходя из одной доброй воли.
Однако рискну заметить, что в начале своего президентского пути Путин недооценил всей сложности и запутанности проблемы, которая досталась ему в тяжелое наследство. Не всегда воля руководителя, каких бы благих намерений он ни был полон, способна радикально влиять на ситуацию, созданную его предшественниками.
В то же время я не склонен и к пессимизму. Есть очевидная данность, я думаю, понятная нашим друзьям и противникам как в России, так и за ее пределами. Она состоит в том, что ни взрывами, ни терактами, ни чем-либо другим Россию с Кавказа не убрать - нравится ли это кому-то или нет. Стало быть, люди, которые продолжают воевать в Чечне, провоцируют все новые и новые жертвы не только среди русских, но и среди своих, чеченцев. И воюют они не ради победы, а ради войны. И это самая страшная категория "людей".
Выход здесь один - в определенном моратории на насилие, в наращивании до "критической" массы числа чеченцев, лояльных к федеральной власти. Если внутри новой чеченской государственности местные жители смогут почувствовать себя равноправными, если они будут уверены, что на государственном уровне их не будут считать людьми второго сорта и над их головой не будет стоять спецназовец с автоматом, - многие проблемы начнут решаться. Эта своеобразная, если хотите, чеченизация, - по существу единственно правильный путь.
У любого народа, особенно когда он попал в драматическую ситуацию, существует то, что я называю инстинктом самосохранения больших общностей. Пусть и со срывами, с перебоями, с болью, но в конце концов народ выходит на то направление, которое оказывается спасительным.
Сегодня все же главное зависит не столько от России, сколько от Чечни. Я убежден, что разумный инстинкт самосохранения в чеченском народе возобладает и в обозримом будущем мы увидим не слезы и кровь, а непростой путь к миру.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников