09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АНДРЕЙ КАЛМЫКОВ: МЫ НАХОДИМ СОЮЗНИКОВ ДАЖЕ ТАМ, ГДЕ ИХ, КАЖЕТСЯ, НЕТ

Филиппов Вадим
Опубликовано 01:01 30 Мая 2000г.
Андрей Калмыков не любит, когда его называют чиновником. Хотя его официальный статус прямо на то указывает и не дает, казалось бы, поводов именоваться как-либо иначе. Он - руководитель представительства администрации Самарской области при правительстве РФ, вице-губернатор. Ему 43 года. Он кандидат медицинских наук. Когда-то практиковал в инфекционной больнице Самары. Потом окончил в Москве ординатуру по специальности "организация и управление здравоохранением". Искусством лоббизма начал овладевать позже, работая коммерческим директором в России одной из французских фармацевтических фирм. В июне исполняется пять лет с тех пор, как было создано столичное представительство Самарской области, которое Калмыков бессменно возглавляет. Небольшой юбилей совпал, однако, с началом большой реформы власти в России. Вся система государственного управления будет вскоре преобразована. И радикальные изменения претерпят отношения регионов с центром. Поэтому нынешний разговор с полпредом одной из крупных и высокоразвитых российских областей приобретает особую актуальность.

- Все-таки как вас прикажете называть? "Чиновник" вам не нравится. Тогда - дипломат? Или, может, лоббист - прямо и откровенно?
- Если я скажу, что никаким лоббизмом интересов Самарской области в Москве не занимаюсь, значит, надо меня увольнять. Ну конечно же, я лоббист. Это моя профессия. И это мои должностные обязанности, вытекающие из моих полномочий.
- Полномочия большие?
- По крайней мере их достаточно, чтобы мы смело распахивали двери многих столичных кабинетов, где бы эти кабинеты ни находились - в Кремле, в Белом доме или на Охотном ряду.
- Каковы задачи представительства?
- Наши задачи - осуществление связи и координации исполнительной и законодательной властей федерального уровня с аналогичными ветвями на областном. И прежде всего согласование позиций бюджета. Тут наши взаимоотношения с центром существенно отличаются от взаимоотношений многих других регионов с Москвой. Потому что Самарская область является донором федерального бюджета. Но при этом мы участвуем в осуществлении на нашей территории и ряда федеральных программ. К примеру, в строительстве самарского метрополитена. Или в реализации еще одной федеральной программы - социально-экологической реабилитации населения и территории Самарской области. Именно благодаря усилиям нашего представительства эти программы были подписаны и успешно проводятся в жизнь.
Кроме того, есть еще программы, выполнение которых невозможно без участия наших соседей, входящих в ассоциацию "Большая Волга". Тут тоже требуется координация действий, которую легче осуществлять в Москве.
Есть и немало вопросов, связанных с деятельностью Совета Федерации, Государственной Думы, где Самарскую область представляют депутаты. И с ними тоже требуется постоянный контакт.
- А неформальные связи с теми или иными политическими группировками? А отношения с известными олигархами? Самарская область делает ставку на кого-то из них?
- Нет, мы ни на кого не ставим, держим дистанцию, стараемся быть, как теперь принято говорить, равноудаленными, чтобы не попасть в зависимость от какой-либо политической или олигархическоой группировки.
- Приходится быть дипломатом?
- Ну а как же иначе? Если уж я признаю себя лоббистом, то просто обязан владеть дипломатическими навыками. Настойчивость, обольщение, обаяние, учет личных интересов людей, от которых зависит принятие решений, - вот джентльменский набор профессионального лоббиста. Надо уметь со всеми поддерживать добрые отношения, налаживать связи, быть готовым к деловому партнерству. Эти требования распространяются и на всех сотрудников нашего представительства, включая секретарш.
- Сколько человек у вас в штате?
- Порядка тридцати. Все они - москвичи. Правда, некоторые с самарскими корнями, как и я. В представительстве несколько департаментов. Есть, например, департамент организационный, который занимается подготовкой встреч, переговоров, совещаний как для нас, сотрудников представительства, так и для работников областной администрации. Чаще всего нам приходится взаимодействовать с аппаратом правительства, министерствами финансов, экономики, обороны, некоторыми отраслевыми ведомствами. Нередки контакты и с администрацией президента.
Имеется также департамент финансов, экономики и инвестиций. Он занимается межбюджетными отношениями, разработкой и реализацией на территории области различных экономических программ, созданием совместных предприятий, поиском новых партнеров для наших предприятий, организацией выхода самарских производителей на российский и мировой рынки... Усилиями этого департамента в Москве был создан Самарский губернский торговый дом, которому уже год... Но помимо решения стратегических задач, этот департамент выполняет и разовые поручения. Скажем, когда готовились очередные заседания комиссии Гор-Черномырдин, наши сотрудники активно работали с американской Торгово-промышленной палатой, посольством США...
- Вы не преувеличиваете заслуги вашего представительства в том, что все это время отношения Самары с Москвой складывались относительно благополучно, особенно в первые несколько лет?
- А я и не переоцениваю свою роль. Уж не знаю, к сожалению или к счастью, но отношения региона и центра складываются в том числе и из отношений губернатора с главой государства. Губернатор Константин Титов всегда пользовался большой поддержкой высших должностных лиц государства. Хотя отношения с ними не всегда складывались просто. В августе 1991 года указом президента Титов был назначен губернатором. Но назначенец всегда находится под дамокловым мечом: сегодня назначили - завтра сняли. Допустил ошибку, стал проявлять строптивость - и все: не оправдал, как говорят в таких случаях, возложенного на тебя доверия. Поэтому до 1996 года Титов был вынужден постоянно оглядываться на Москву, что сказывалось и на работе нашего представительства. А в 1996-м он стал всенародно избранным губернатором и с той поры приобрел совершенно иную степень самостоятельности, что и нам здесь, в Москве, тоже отчасти развязало руки.
- Вот тогда и начались конфликты с центром?
- Да, пожалуй, тогда, никак не раньше. Произнеся свою крылатую фразу: "Берите суверенитета столько, сколько можете проглотить", Ельцин тем самым выдал карт-бланш не только президентам российских республик, но и губернаторов подтолкнул к большей самостоятельности. В конце концов, и Титов, став на этот путь, вступил в конфликт с верховной властью. Он, например, говорил, что не приемлет практику строительства финансовых пирамид, ту практику, которая привела к дефолту, краху российской финансовой системы... Он предостерегал от безудержного увлечения системой ГКО... Он выступил и с критикой Черномырдина, затем создал движение "Голос России", не встретившее особой поддержки в Кремле...
- А как, с вашей точки зрения, Кремль относится к тому, что, добровольно уйдя в отставку, Титов снова баллотируется в губернаторы?
- Думаю, относится спокойно. С пониманием политической реальности. А она такова: Титов пользуется в области доверием большинства населения и, несомненно, будет избран. Мешать его избранию Москва не станет. Ей, полагаю, достаточно печального опыта с Геннадием Селезневым, когда он так и не стал главой Московской области. Да и поспешное выдвижение Валентины Матвиенко в губернаторы Санкт-Петербурга с ее последующим отзывом, я уверен, кое-чему научило президентскую администрацию. И ведя сейчас свою избирательную кампанию, Титов не испытывает давления из Кремля.
- А чем закончился недавний конфликт губернатора с федеральным Пенсионным фондом, когда Титов требовал начислять социальные выплаты самарцам согласно узаконенному коэффициенту 0,7 и не соглашался с повсеместно практикуемым урезанным вариантом?
- Всю эту нагрузку самарский областной бюджет взял на себя. И несет. Стонет, но несет.
- Что обещает региональным представительствам в Москве затеянная Владимиром Путиным реформа власти? Создано семь федеральных округов, где появились президентские наместники. И если они, как им предписано, будут согласовывать с Москвой проекты решений федеральных органов власти, то чем тогда станете заниматься вы, представитель губернии? Не упразднят ли вашу должность?
- Реорганизация системы власти давно назрела. Выстраивание жесткой исполнительной вертикали, реформа государственного управления России остро необходимы, тут спору нет. Поэтому создание семи территориально-управленческих образований, наверное, целесообразно. Понятно, что безраздельная власть губернаторов будет урезана. Но дело в том, что губернаторы - люди, избранные населением, они публичные политики. А решать их судьбу в значительной степени будут чиновники, назначенные президентом и наделенные им широчайшими полномочиями. Тут есть проблема. Во всяком случае, если предусматривается некая процедура отстранения губернатора от должности, то эта процедура должна быть отработана до мельчайших деталей.
- Но вы довольны хотя бы тем, что полномочным представителем президента в Приволжском округе назначен Сергей Кириенко? Они оба придерживаются праволиберальных взглядов. Сработаются?
- Должны.
- И все же вы не ответили: какова административная перспектива региональных представительств в новых условиях?
- Роль этих представительств, мне кажется, не понизится. Наоборот, начнет возрастать. Все большее и большее количество вопросов станет отныне решаться не на местах, а в Москве. И значительный объем власти сосредоточится в федеральном центре, где и находятся региональные представительства. Именно тут будут обкатываться многие идеи, согласовываться интересы, например Самары и Москвы. Может быть, я излишне оптимистичен, но, мне думается, нашему ведомству работы еще надолго хватит.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников