08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕСТСЕЛЛЕР ПО-РУССКИ

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 30 Мая 2001г.
В минувшую пятницу в одном из ресторанов фешенебельного питерского отеля "Астория" был объявлен победитель новой литературной премии "Национальный бестселлер". На вручение этой премии в Петербург съехались политики и бизнесмены. Процедура определения лауреатов сопровождалась принятием "обращения к народу", а также лозунгами и призывами - как на первомайских демонстрациях былых времен.

Наша газета уже рассказывала об этой награде. Задумана она в некотором роде как альтернатива многочисленным "субъективным", на взгляд организаторов, премиям, когда отмечаются не столько сами произведения, сколько их авторы, их общественная позиция, принадлежность к тем или иным политическим группам и партиям.
- Нам же до партийности писателя нет никакого дела. Будь он хоть коммунист, хоть анархист, хоть, извините, черта лысого приверженец - лишь бы пером владел хорошо, - говорил вашему корреспонденту примерно за полчаса до начала церемонии известный критик, ответственный секретарь "Бестселлера" Виктор Топоров. - Яркость, своеобразие и мастерство - вот критерии, по которым мы отбирали произведения. Иных не было!
В первоначальном списке фигурировало около девяноста романов, новелл и повестей - как изданных отдельной книгой, опубликованных в "толстых" журналах, так и пребывающих еще в рукописи. Из них до финала дошли шесть. Определяло эту заветную шестерку Большое жюри, работавшее около двух месяцев, и за работу свою, то есть чтение книг, получавшее по 25 долларов "с обложки".
Между тем среди авторов на первом этапе конкурса были такие известные, признанные, как Татьяна Толстая и Борис Акунин. Их произведения издаются большими тиражами, на прилавках не залеживаются. Однако в шорт-лист "Национального бестселлера" не попали...
А попали туда Александр Проханов (роман "Идущие в ночи), Сергей Болмат ("Сами по себе"), Владимир Сорокин ("Пир"), Дмитрий Быков ("Оправдание"), Леонид Юзефович ("Князь ветра") и Эдуард Лимонов ("Книга мертвых").
Имя последнего не сходило с уст собравшихся в "Астории". Известно: два месяца назад он был задержан сотрудниками ФСБ и препровожден в Лефортовскую тюрьму, где пребывает и сейчас. Там, как член Малого жюри "бестселлеровской" премии, он и прочитал конкурсные произведения. Свое решение по ним передал в запечатанном белом конверте через своего адвоката.
- Ну а что Лимонов? - пожал плечами на мой вопрос об "опальном" конкурсанте и одновременно коллеге по жюри известный музыкальный критик и телеведущий Артемий Троицкий. - Он в своем амплуа - шумит... Лично мне его роман, выдвинутый на соискание премии, совсем не понравился. И вообще, ни один из шести романов не понравился. Никакой в них новизны, по крайней мере для меня.
- Как же вы выбирали "своего" победителя?
- А я составил нечто вроде математической таблицы и выставлял авторам зачетные баллы: одному - за "сочный" язык, другому - за увлекательную сюжетную интригу...
"А мне все книги понравились", - ворвалась в наш разговор вездесущая Ирина Хакамада, почетный председатель жюри. В отличие от Дмитрия Диброва, не сумевшего в отведенный срок одолеть шесть романов и потому выбывшего из состава голосующих, она не только добросовестно прочитала конкурсные произведения, но и написала на каждое подробную рецензию, как говорит, "для себя", хотя не исключает возможности их публикации в каком-нибудь журнале.
Пока члены жюри, а также номинаторы (то есть те, кто выдвинул вошедшие в шорт-лист названия), общались с прессой, четверка финалистов, держась вместе, чинно расхаживала по залу, отпуская застенчивые улыбки Хакамаде и Ко и чокаясь со всеми желающими шампанским. Четверка потому, что не приехал в северную столицу Александр Проханов - приболел, а Лимонов, как уже сказано, пребывает в местах не столь отдаленных...
Наконец все расселись за красиво сервированные столы. Прозвучали приветственные речи устроителей. И началось открытое голосование. Представитель банка-спонсора отдал свой голос роману Проханова, писатель Павел Крусанов, как и питерская поэтесса Елена Шварц, - "Князю ветра" Юзефовича, Артемий Троицкий - "Оправданию" Быкова, Лимонов (с помощью конверта) - самому себе, предварительно обратившись (письменно) к собравшимся с призывом помешать "наступлению на нашу жизнь прошлого". В итоге простым большинством голосов главную премию в 10 тысяч долларов и обещание издать его роман 50-тысячным тиражом получил Леонид Юзефович. Его роман, напечатанный в журнале "Дружба народов", выдвинул на премию Владислав Отрошенко. Автор и номинатор разделят премию в пропорции 7:3.
Пока публика, несколько подуставшая от церемонии и разговоров о том, кто победит и почему современная литература (при ее богатстве на таланты) так бедна "по- настоящему классными книгами", наливала в бокалы и поднимала тосты "за успех предприятия", - я пробралась к столику победителя. Но его на месте не оказалось. Нашла Юзефовича в закутке холла - он названивал по "мобильнику" жене, ей первой сообщив об успехе. "Мобильник", кстати, был заимствован им у кого-то из служащих гостиницы - своего нет.
- Теперь куплю сразу, как получу свою часть премии, - улыбнулся 53-летний писатель. - Сделаю также ремонт в квартире, сыну что-нибудь подарю, он оканчивает нынче среднюю школу.
- Верили и надеялись в глубине души, что именно ваш роман будет признан "Национальным бестселлером"?
- Не особенно в это верил. Если бы меня спросили, кому дать премию, выбрал бы из нас шестерых Эдуарда Лимонова. По той причине, что других просто не читал.
По образованию Леонид Юзефович - историк. Интересуется прошлым Монголии. В молодости несколько лет жил в этой стране. Много печатается в журналах, но пишет "мало и редко" - один роман в 3-4 года. Впервые напечатался в 1986 году. То была повесть о питерском сыщике, по которой тогда же сняли художественный фильм с Петром Щербаковым в главной роли. Его "премиальный" роман "Князь ветра" - тоже о сыщике, расследующем политическое убийство, пересказывать нет смысла, коль скоро он будет издан 50-тысячным тиражом. "Хватило бы, думаю, и 20 000", - скромно заметил автор. Он, похоже, еще не понял, что "вошел в историю" - российских литературных премий, по крайней мере.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников