09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"КАЛИНКА" - ШЕПОТОМ

Руденко Жанна
Статья «"КАЛИНКА" - ШЕПОТОМ»
из номера 119 за 30 Июня 2000г.
Опубликовано 01:01 30 Июня 2000г.
"Труд" уже писал о поразительном (с точки зрения культуры межнациональных отношений, да и просто здравого смысла) решении городских властей Львова насчет моратория на публичное исполнение русских песен. Сегодня наш автор, львовская журналистка попыталась более пристально взглянуть на ситуацию.

Перечеркнутая в овале музыкальная труба - известный дорожный знак, запрещающий громкий звук, - имеет сегодня во Львове другое начертание: круг заполняет силуэт русской балалайки. Именно такой иллюстрацией сопроводила одна местная газета текст последнего решения горсовета, которое озаглавлено удивительно безобидно - "Об упорядочении рознично-торговой сети и защите акустической среды в г. Львове".
Первую часть постановления знакомая мне киоскерша расшифровала конкретно и коротко: нас, сказала она, собрали на инструктаж и предупредили: разговаривать с покупателями - только на украинском языке, русскоязычную периодику разместить на заднем плане, а еще лучше спрятать под прилавком и продавать знакомым клиентам. В полемику не вступать, на провокации не отвечать. Иначе могут, дескать, разгромить киоск...
Я помню, как Вячеслав Чорновил - бывший советский диссидент и первый председатель нового Львовского облсовета, придя к власти, благодарно и во всеуслышание заявил:
- Мы сделаем все, чтобы у нас в стране русскому человеку жилось лучше, чем в России, а еврею - лучше, чем в Израиле.
Сегодня нет в живых Чорновила, и невозможно узнать его мнение о разгуле галицкой русофобии. Да и большинству людей на всем пространстве бывшего СССР, в том числе на Львовщине, живется одинаково трудно. Остается лишь удивляться, что в области, которая дотируется из общеукраинского бюджета, где самая большая в стране безработица, самый низкий уровень жизни, власти, забывая о своем главном деле - стабилизации и повышении благополучия граждан, сами до предела политизируют обстановку.
Только что областные комитеты ветеранов Великой Отечественной и Международного украинского союза участников войны обратились к президенту Украины, Верховной Раде и Генеральной прокуратуре с письмом, где говорится: "21 мая 2000 года администрации Львова и области организовали празднование так называемого Дня героев, не предусмотренного Конституцией Украины и другими государственными законодательными актами. Это празднование превратилось в разгул профашистских сил. Шагали "герои" в фашистской форме, несли фашистские знамена. На парад вывели студентов и солдат. Участников торжеств приветствовал приглашенный во Львов лидер французской неофашистской организации Ле Пен. Кульминацией этого регионального праздника стало награждение 60 "героев" автомашинами "Таврия", в то время как накануне 55-летия Победы настоящим героям, спасшим народы Европы от коричневой чумы, согласно Указу президента была выделена небольшая материальная помощь. Ни один из семи Героев Советского Союза и восьми Героев Соцтруда, которые живут на Львовщине, не был отмечен такой наградой. Этим подчеркнута разница в оценке госадминистрацией области героизма ветеранов Великой Отечественной и воинов УПА, нанесена еще одна моральная травма солдатам Победы. Если День героев праздновался в центре города, то торжественное собрание, которое проводилось согласно Указу президента по поводу 55-й годовщины Победы, - на окраине, в одной из воинских частей. Никто из ответственных лиц, которые возглавляют городскую и областную госадминистрации, на это торжество не посчитал нужным прийти, а для приветствия ветеранам был направлен второразрядный представитель власти. На митинге, где присутствовали тысячи людей, от городской и областной администраций никого не было. Государственные флаги в праздничный день 9 мая не вывешивались".
К сожалению, за все время существования независимой Украины ни власти, ни прокурорские инстанции во Львове не подняли голос против проявлений политического экстремизма, возложив на плечи силовых структур всю тяжесть идейных разборок... Милицию все время сдвигают с территории правового поля, заставляя принимать чисто "украинскую" наступательную позицию. Разные митинги, пикеты, народные вече постоянно "выражают недоверие" тем или иным милицейским чинам, не позволяющим растерзать в клочья "любимого врага", устраивая постоянную охоту на каждого вновь назначенного генерала УВД. А позиция местных властей по отношению к общегосударственным законам и киевскому начальству напоминает хитрость человека с фигой в кармане. Наверх идут реляции о полном единении с народом, который, дескать, "неоднозначно" относится к тем или иным государственным праздникам. В ответ - полная отстраненность центральных структур от нарушений законодательства...
Многие политологи объясняют ситуацию во Львове глубокой провинциальностью местного гражданского сознания. Ведь десять лет назад, когда рядовой галицкий обыватель первым в Украине вышел на улицы, чтобы "валить" советский тоталитарный строй, ему и в голову не могло прийти, что время сыграет злую шутку с его надеждами на "светлое независимое будущее". Даже не касаясь обвального материального обнищания, Украина оказалась большим государством, населенным множеством этносов, которые по-разному и думают, и говорят. Но ведь маститые академики, министры и, конечно, президенты должны были учесть, что новой стране нужна своя концепция межнациональных отношений. Что станет здесь главным - демократия, партнерство, взаимоуважение и терпимость или скрытая вражда, взаимные претензии, комплекс еще одного "старшего брата", снисходительно взирающего на других членов семьи?
- Чем озабочены сегодня ваши низовые организации? - спросила я председателя координационного совета Конфедерации национальных обществ западных областей Украины Александра Свистунова.
Известный бизнесмен и меценат ответил:
- Тем, чтобы найти достойное место в своем государстве. Но даже опыт участия в местных выборах последних лет показал, что через плотные ряды политических лидеров региона (а многие из них сделали карьеру на откровенных русо-, юдо-, румыно- и других фобиях, пропагандируя свои взгляды через СМИ), - так вот, через их цепи в органы власти пройти невозможно... Хотя этнические культурные общины выдвигали кандидатами в депутаты высокообразованных, профессионально подготовленных и патриотичных людей.
Зато вспомнился мне случай, как по одному из львовских избирательных округов выдвигался в украинский парламент вполне благополучный при всех режимах поэт Дмитро Павлычко. Пребывая на посту полномочного посла Украины в Словакии, он прислал из Братиславы символическое стихотворение под названием "Улица Джохара Дудаева во Львове". Не оглядываясь на дипломатические реверансы, он просто встал на позицию той части галичан, которые полагают: настоящий герой - это мученик за независимость своей страны, а главный мучитель всех времен и народов - это Россия, Москва. Но рифмованной агитки поэту показалось мало, и он сопроводил ее прозой, с которой "напрямую" обратился к... великому русскому поэту Михаилу Лермонтову: "Глубокоуважаемый Михаил Юрьевич! Нет у меня более близкой и дорогой души в русской поэзии, нежели Вы. Поэтому пишу Вам это письмо в надежде, что между всеми людьми на свете, независимо от того, когда они жили, существует неразгаданная мистическая связь. Улица Джохара Дудаева во Львове носила Ваше имя. Имели ли Вы от этого какое-то радостное чувство, - сказать трудно, но я знаю наверняка, что Вашим именем пользовались колонизаторы, желание которых состояло в русификации Украины. Не сомневаюсь, что горсовет Львова, переименовывая улицу, не преследовал цели унизить Вас. Наоборот, отцы города хотели подчеркнуть, что в бессмертном имени и подвижническом восстании Джохара Дудаева опять явил себя Ваш повстанческий гениальный дух..."
Не знаю, что ответил бы (будь это возможно) дух великого поэта по "неразгаданной мистической связи" украинскому поэту-дипломату. Но живые русские люди, составляющие в одном только Львове многотысячную этническую диаспору, расценили постановление местного парламента о переименовании улиц Лермонтова и Пушкина однозначно - это вандализм. Вот что, например, говорилось тогда в возбужденном заявлении Русского общества имени Пушкина: "Мы, представители великой нации, ставшие гражданами Украины и тем самым получившие право на равенство с талантливым украинским народом, терпеливы и законопослушны. Но когда попирается наше священное право на сохранение родной культуры, когда варварски попирается наша историческая память, мы вправе спросить: "Доколе?".
Надо ли говорить, что риторический, можно сказать, вопрос остался без ответа, и не только со стороны властей. Ни один местный интеллигент, в том числе заслуженные ученые, прославленные художники, даже литературы, увенчанные Государственной Шевченковской премией, не подняли голос против несправедливости. Тем более что речь шла об элементарной, как сочли многие, пакости, когда с карты города, где сотни других прекрасных улиц носят совершенно нейтральную топонимику и с гордостью несли бы другую (если она достойная), - с этой карты просто вымарывались имена двух славных сынов России и всего человечества.
Сегодня кому-то может сгодиться любой, даже придуманный аргумент национально-патриотической окраски, потому что, по выражению молодого поэта-философа Юрия Андруховича, в наши дни "культура угнетена, а власть - бескультурна".
Кстати, сам Андрухович немало потряс украинскую общественность невиданным дотоле поступком: он отказался от номинации на получение премии имени Шевченко в области литературы. Людям и организациям, выдвинувшим его кандидатуру, он объяснил, что, во-первых, не желает иметь ничего общего ни с каким официозом, а, во-вторых, на фоне господства бескультурья и общественной серости, беспрерывного вмешательства политики в творческие дела он расценивает награждение такой премией как аморальное...
Но откуда ей взяться, высокой общественной культуре? Нынче на каждого украинца страна выпускает меньше одной книжки в год. Для сравнения: в России выпускается хотя бы 3,2 книги, а в Польше - 9,5, Германии - 12. Уже нет собственного кинематографа, а примитивную отечественную эстраду покидают многие яркие дарования, чтобы пробиться где-нибудь на чужой стороне. Под прессом, в том числе налоговым, - независимая пресса. И если после всего этого один гражданин Украины (кстати, в новом паспорте, утвержденном Верховной Радой, отсутствует графа "национальность") поднимает руку на другого, то при чем тут русская песня? Вопросы выживания украинского языка, литературы, всей культуры на митингах не решаются. Даже принудить петь шепотом "Калинку" немыслимо, потому что неизвестно, набат какой силы может зазвучать в ответ...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников