03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МОРИС ДРЮОН: "МЕНЯ РАЗДРАЖАЮТ НАПАДКИ НА ПУТИНА"

Прокофьев Вячеслав
Статья «МОРИС ДРЮОН: "МЕНЯ РАЗДРАЖАЮТ НАПАДКИ НА ПУТИНА"»
из номера 118 за 30 Июня 2005г.
Опубликовано 01:01 30 Июня 2005г.
С Морисом Дрюоном я столкнулся в парижской гостинице "Бристоль", где недавно проходило заседание ассоциации "Франко-российский диалог", созданной в прошлом году и призванной всячески способствовать укреплению связей между нашими странами. Знаменитый писатель, академик и гонкуровский лауреат является одним из учредителей ассоциации.

- Я всегда хотел, чтобы Франция и Россия были как можно ближе друг другу, и все делал для этого, - сказал при той короткой встрече знаменитый писатель и академик. - Когда между нашими странами согласие, то в Европе мир. Это исторический факт. С другой стороны, это глубоко личное - во мне течет и русская кровь.
...Нашу беседу мы продолжили некоторое время спустя на квартире Мориса Дрюона, что находится в двух шагах от набережной Сены. Картины старых мастеров, под стать им мебель. На диване - подушки. На одной из них вышита ерническая фраза Марка Твена: "Если на небесах не курят сигар, то там мне делать нечего". Он крепок, энергичен и, несмотря на то, что ему хорошо за 80, по-прежнему наслаждается сигарами, да и сигаретами также не брезгует.
- Мой отец - родом из Оренбурга. Так что привязанность к России у меня на генетическом уровне, - продолжил свой рассказ писатель.- С другой стороны, я кровно связан с людьми, жившими как в Старом, так и в Новом Свете. Один из моих дедов был бразильцем, есть и фламандские корни. Я - убежденный патриот Франции. К генералу де Голлю присоединился после того, как он оказался в Лондоне, был рядом с ним и стал вместе с Кесселем, автором гимна Сопротивления - "Песни партизан". Хочу подчеркнуть особо: я всегда испытывал и испытываю теперь чувство глубокой благодарности к России. 27 миллионов граждан вашей страны, почти половина нынешнего населения Франции, отдали свои жизни ради великой победы. Меня поразил их эпический героизм. Знаете, паника - это страх, который распространяется даже среди тех людей, которые ничем не рискуют. А у вас было наоборот. Половодье героизма русского народа, которое смело опаснейшего врага человечества.
К этому хотел бы добавить, что я глубоко восхищаюсь русской литературой, культурным наследием. Великие русские писатели, начиная с Пушкина, питали меня, и я считаю себя учеником Толстого. Я внимательнейшим образом изучал "Войну и мир", то, как он выстраивал свои романы. "Проклятые короли", хотя это, может быть, и не бросается в глаза, выстроены по толстовской модели.
- Знаете, наша газета сейчас развернула на своих страницах обширную дискуссию: почему в России, богатой природными ресурсами и людскими талантами, остро стоит вопрос бедности, которая охватывает значительную часть населения. Вы как человек, часто бывающей в нашей стране, неравнодушно относящийся к ней, - что можете сказать по этому поводу?
- То, что в России есть огромные богатства, это неоспоримо. Использует ли она в полную меру эти возможности?
Предположим, что Россия завтра заявит: мы прекращаем экспорт нефти, газа, других сырьевых продуктов. Что произойдет? Мировая катастрофа. Когда обладаешь такой мощью, надо ею пользоваться по максимуму ради пользы государства, всего народа. Может, проблема в производительности труда? Сельское хозяйство, к примеру, в любом государстве - важный сектор. Издревле считалось, что в русском крестьянстве лень была делом известным, что восходит еще к крепостному праву и после - к временам колхозным, когда крестьянин не был по-настоящему хозяином своей земли. И сейчас, когда земля перешла в частные руки, люди ее эксплуатируют не в полную меру, а многие сдают ее в аренду, продают. К тому же на деревне (об этом мне рассказывали, да я и сам видел) не изжито древнее зло - пьянство, которое, как известно, враг труда.
- Не кажется ли вам, что природные богатства, в частности доходы от нефти, цены на которую достигли заоблачных высот, гораздо в большей мере, чем сейчас, должны были способствовать благосостоянию всех россиян?
- Знаете, сложились воедино два исторических явления. В советский период люди жили в далеких от идеала жилищных условиях, но у них тем не менее была сносная крыша над головой. Их труд оплачивался невысоко, но проблем с занятостью не было. Социальное обеспечение было неважным, но оно охватывало все население. Затем наступил крах прежней системы. После диктатуры всегда наступает анархия. А при анархии на свет Божий всплывают ловкачи. Это и произошло в России, когда на обломках прежнего государства и на гребне сомнительной приватизации эти ловкачи бессовестно сделали колоссальные состояния, чем вызвали негодование остальных граждан страны. Мне кажется, только время и смена поколений окончательно расставят все по своим местам.
С крахом коммунизма в России не произошло справедливого распределения национальных богатств. Сделать это сейчас - задача наитруднейшая, с которой столкнулся Владимир Владимирович - так я называю вашего президента, учитывая характер наших с ним отношений.
Нельзя скидывать со счетов и недостаточный уровень иностранных капиталовложений в российскую экономику. Многие из международных инвесторов опасаются России, не доверяют ей. Хотя "холодная война" осталась в прошлом, ее пережитки до сих пор не выветрились из людского сознания. Поэтому они предпочитают вкладывать средства в такие страны, как Китай, Индия. Думаю, и здесь время все поставит на свои места.
- Конечно, внешние инвестиции важны, но ведь в России, если проанализировать, достаточно и своих средств. Как вы точно подметили, дело в их распределении...
- Вне сомнений, в России произошло "бегство капиталов" в карманы олигархов, некоторые из которых затем обосновались за границей. Возможно ли сейчас, при нынешнем состоянии государственных финансов, делать больше, чем уже делается? Это вопрос, на который может ответить лишь российское руководство во главе с Владимиром Путиным, перед которым стоят сложные задачи. И вот что еще я хотел сказать: западная пресса плохо обращается с вашим президентом. Во многом это идет не только от американцев, которые так и не избавились от менталитета "холодной войны", но и от европейских интеллектуалов, особенно тех, кто связан с прессой. В наших газетах немало статей с нападками на главу Российского государства. Каждый раз, когда он предпринимает те или иные шаги, его обвиняют в зажиме демократии.
У нас ушло сто лет - со взятия Бастилии в 1789 году вплоть до конца XIX века - на то, чтобы в стране прочно укоренилась демократия. Это была демократия французского образца, которая отличается, к примеру, от американской. Выбор иного, собственного пути развития, управления государством отнюдь не равносилен отказу от демократических принципов. Меня раздражают нападки на Путина. Меня раздражает то, что каждый раз, упоминая его имя, добавляют "бывший полковник КГБ". А почему не "бывший заместитель мэра Санкт-Петербурга"? Если демократ Анатолий Собчак, который был моим другом, выбрал в качестве помощника этого человека, то наверняка имел на то веские основания.
И еще. У нас часто пишут, что в России "попираются свобода печати, свобода слова". И при этом цитируют заявления оппозиционеров, публикуемые в российских же газетах.
- В начале 90-х годов многие россияне думали, что с началом новых времен Запад и в первую очередь США придут на помощь стране, отказавшейся от тоталитаризма, вставшей на путь демократии. Теперь нам с сожалением приходится констатировать, что за океаном России сильной и независимой предпочитают Россию ослабленную и послушную...
- Тот, кто так думал, несомненно, был утопистом, а главное - имел в школе плохие отметки по истории. США были вынуждены в свое время смириться с экономической мощью Японии, сейчас это происходит в их отношениях с такими поднимающимися гигантами, как Китай, Индия. Сильная Россия - это конкурент в мировых делах, без которого Америка хотела бы обойтись. Откровенно говоря, этот расчет представляется мне абсурдным. Если Россия не найдет достаточной поддержки у США и западноевропейских стран, то она станет искать ее, вступая в союзы с другими державами, с теми же Китаем, Индией. И тогда-то Запад и Америка в первую очередь окажутся в проигрыше.
- Как вам видится место России в Европе?
- В 1943 году в Англии я написал книгу, которая называется "Письма европейца". В ней высказал ряд мыслей в поддержку объединенной Европы. Мое видение будущего континента совпадало с деголлевским. Ведь и генерал видел Европу после разгрома нацизма как объединение стран и народов от Атлантики до Урала. Европа, которая возникла после победы, отличается от того идеала. Тем не менее в этой Европе вот уже 60 лет народы не режут друг другу глотки. Бисмарк считал, что единственный неизменный компонент истории - это география. Генерал де Голль в свою очередь говорил, что "география командует всем". География должна командовать и в Европе. А в Европе есть Россия. Для меня важнее, чтобы именно ваша страна была интегрирована в Европу, нежели, скажем, Турция.
Перед нами две концепции Европы. По одной, что соответствует видению англичан и американцев, Европа - это в первую голову рынок. Другая видит континент, как мощное объединение народов, обладающее своим сильным голосом. Такой Европу видят во Франции и в России.
- Справедливости ради надо отметить, что в Европе немало видных политиков понимают важность связей с Россией. И один из первых - президент Франции.
- Это так. Ведь Жак Ширак - преемник генерала де Голля. То же самое можно сказать о премьер-министре Доминике де Вильпене и некоторых других. Одна из причин моего сожаления о том, что французы отвергли проект европейской конституции, в том, что тем самым помешали сделать важный шаг на пути консолидации Евросоюза, что позволило бы, на мой взгляд, укрепить отношения с Россией.
Ваша страна испытывает непростые времена, но, несмотря на это, я считаю итог прошедших лет позитивным. И уверен, что Россия снова станет великой и сильной державой.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников