Кино выходит из тени

Фото: © rgb fotografie, globallookpress.com

В эти дни десятки съемочных групп возобновляют работу над фильмами и сериалами


Три месяца карантина нанесли мировому кинобизнесу такой урон, от которого он едва ли оправится в течение ближайшего года, а отголоски пережитого коллапса будут чувствоваться на протяжении еще нескольких лет. За время вынужденного локдауна была сломана отлаженная десятилетиями производственная киноцепочка: съемки фильмов — их фестивальное сопровождение — выход в прокат. В итоге мировая киноиндустрия потеряла десятки, если не сотни миллиардов долларов. В одной только России убытки нашего кино составили, по разным оценкам, порядка 50 млрд рублей.

Мощнейший удар, в частности, был нанесен по мировому фестивальному движению. Случилось, казалось бы, немыслимое: в этом году был отменен самый престижный в мире Каннский кинофестиваль. Недавно устроителями этого кинофорума с некоторой долей торжественности был опубликован список отобранных, но так и не показанных публике и членам жюри фильмов, что послужило, как мне кажется, слабым утешением для их авторов.

По-прежнему под вопросом проведение старейшего Венецианского кинофестиваля, который обычно стартовал в первых числах сентября. Подготовка к нему вроде бы идет, но ясности, в каком объеме и формате он состоится, какая доля фильмов будет показана в кинозалах, а какая — онлайн, по-прежнему нет. Пандемия ударила по фестивалю в канадском Торонто, который не подает признаков жизни, и даже по американскому «Оскару», который сдвинул свои сроки с февраля 2021 года на 25 апреля.

Схожая история произошла и с отечественной киноиндустрией. Премия «Ника» была отменена в самый канун церемонии и перенесена с конца марта на октябрь. Фестивали «Кинотавр» и Московский международный тоже переехали на осень, но до сих пор не обнародовали даты проведения. Выборгский киносмотр «Окно в Европу» с теплого августа перенесли на морозный декабрь. А фестиваль «Зеркало» имени Андрея Тарковского, который ранее проводился в Иваново и его живописных окрестностях — Юрьевце, Плесе, Шуе — с 25 по 30 июня впервые прошел в онлайн-формате.

Само собой, с конца марта и по сей день закрытыми оказались кинотеатры по всей стране. А съемочные группы зависли на три месяца со своими незавершенными проектами. Так, многообещающая военная драма «Воздух» в постановке Алексея Германа из-за пандемии остановилась ровно посредине съемок, и теперь режиссеру и его группе предстоят грандиозные усилия, чтобы снова поднять в воздух этот высокобюджетный фильм о подвиге летчиков-истребителей в годы Великой Отечественной войны.

Но все эпидемии рано или поздно идут на убыль, и наступающий солнечный июль дарит нам надежду на скорое возрождение кино. Буквально в эти дни десятки съемочных групп возобновляют работу над фильмами и сериалами. Кинематографистов охотно привечают в Татарстане и Подмосковье, в Калининградской, Ленинградской и Ульяновской областях, на Сахалине и в Крыму. Среди громких проектов, в частности, сериал «Псих» в постановке Федора Бондарчука, который он снимает по сценарию своей молодой жены Паулины Андреевой, и сериал «Нежность» в постановке Анны Меликян.

Что характерно: для Бондарчука и Меликян это первые сериалы в их режиссерской судьбе, до этого они снимали прокатное кино. Таково, видимо, веление времени: в производство сериалов сегодня вкладываются огромные деньги, их одномоментно смотрят десятки миллионов зрителей, поэтому ведущие мировые режиссеры все чаще мигрируют из большого кино в сериальный формат. Да и телевидение, в отличие от кинотеатров, работает и показывает кино даже в пандемию.

Можно предположить, что со временем для большого экрана будут сниматься только фильмы-аттракционы наподобие франшизы про Джеймса Бонда да малобюджетное фестивальное кино, а сериальная индустрия будет только развиваться и крепнуть. И тому уже есть убедительные подтверждения. Так, на церемонии награждения лауреатов премии Ассоциации продюсеров кино и телевидения, которая недавно прошла в онлайн-формате, было объявлено, что в минувшем году было снято 432 (!) сериала. Добавлю, что многие из них содержали 8, 16, 24 и более серий. О таких масштабах наше прокатное кино (в прошлом году было снято 136 полнометражных фильмов) сегодня может только мечтать.

Тем не менее кинотеатры тоже не собираются сдаваться без боя. Кинематограф был придуман братьями Люмьер как коллективное зрелище. И общее зрительское переживание в кинозале с большим экраном, хорошим изображением и отменным звуком — это особое удовольствие. И домашний экран отменить его не в силах. Конечно, после пандемии часть кинотеатров может разориться (такая судьба уже постигла известный московский кинотеатр «Горизонт»), но большинство из 5 тысяч кинозалов, надеюсь, вскоре продолжат свою работу.

Так, уже с 1 июля открываются кинотеатры в Крыму, а в Москве и в благополучных в эпидемиологическом плане регионах киноплощадки откроются в середине июля. Планируется, что зрители (во всяком случае молодые) массово вернутся в кинотеатры, чтобы увидеть масштабные и зрелищные голливудские блокбастеры — «Мулан» Ники Каро и «Довод» Кристофера Нолана. Раскрутке «Довода» будет предшествовать фильм все того же Нолана «Начало», которому в 2020 году исполняется 10 лет.

Жаль, что российская киноиндустрия голливудскому натиску ничего противопоставить в данный момент не может. Или не торопится это сделать. Наши потенциальные зрительские хиты — «Чернобыль» в постановке актера и режиссера Данилы Козловского, спортивные драмы «Стрельцов» Ильи Учителя и «На острие» Эдуарда Бордукова, социально-политическая драма «Дорогие товарищи» про расстрел рабочих в Новочеркасске в постановке Андрея Кончаловского — их продюсеры и прокатчики решили приберечь до лучших времен.

Хотя, может быть, конец лета — начало сентября и есть лучшее время для громких, прорывных премьер. Не ровен час осенью и зимой вспышки эпидемии могут опять вернуться. Не приведи, конечно, господь. Будем все-таки надеяться на хеппи-энд.

 



Должна ли вакцинация от коронавируса быть обязательной?