09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЕНИАМИН ЯКОВЛЕВ: МЫ БЬЕМ ВОЛОКИТУ РУБЛЕМ

Щуров Василий
Опубликовано 01:01 30 Июля 2002г.
Президент Владимир Путин подписал новый Арбитражный процессуальный кодекс, который скоро вступит в силу. Он призван, помимо всего, покончить с чередой громких скандалов, когда хозяева предприятий использовали Фемиду для передела собственности. Об этом -беседа с председателем Высшего арбитражного суда Вениамином Яковлевым.

- Вениамин Федорович, это уже третий по счету кодекс с начала реформ. Не слишком часто переписываем закон?
- Так ведь жизнь идет, реформы продолжаются. Судебная практика обязана учитывать новые общественные потребности - если хотите, отвечать на вызовы времени. Первый кодекс 1992 года лишь узаконил судебный порядок разбирательства экономических споров, которые просто оказались за рамками правосудия. В 1995 году, накопив опыт, мы приняли новый кодекс. Причем некоторые элементы стали новым словом в российской правовой системе. Это состязательность как основа судопроизводства - она имеет особое значение при решении коммерческих споров. Мы также ввели новый порядок обжалования решений - впервые разграничили апелляцию и кассацию. Наконец, создали судебные округа, чем избавили соответствующие арбитражные суды от административного диктата...
По сути, именно тогда, в 1995 году, мы и стали в полном смысле судами.
- Но вот сейчас снова пересматривается процессуальное законодательство. В чем причина?
- Причин три. Прежде всего накопились проблемы. Самая острая, получившая общественный резонанс, - проблема разграничения дел между судами общей юрисдикции и арбитражными. Мы, как известно, рассматриваем споры с участием предпринимателей, а суды общей юрисдикции - с участием граждан. Но в двух случаях сферы нашей компетенции пересекались. Это тяжбы с участием акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Потому что здесь участники споров не только юридические лица и предприниматели, но также физические лица, владеющие акциями. Последние обращались в суды общей юрисдикции - и дела дублировались, по одним и тем же АО шли параллельные процессы...
- И чье слово было последним? Какое решение исполнял судебный пристав?
- Суды равны, и каждый выносит обязательное для исполнения решение. В итоге одна сторона получала вердикт арбитражного суда, другая - суда общей юрисдикции, вынесенный где-нибудь в тьмутаракани. И стороны выясняли отношения стенка на стенку, иногда даже со стрельбой...
Лет пять назад такие случаи были единичны. Но потом ушлые люди отработали механизм использования пробела в законодательстве и, соответственно, судебной системе. И как только к нам приходило крупное дело, так в разных концах страны возникало несколько исков по тому же предприятию. Совершенно очевидно, что дела инспирированные, что это реакция на разбирательство в арбитражном суде, но сделать ничего не могли. Вал параллельных исков запутывал процесс, дезорганизовывал работу и наносил ущерб предприятиям. Добавлю, что и иностранные бизнесмены могли выбирать, в какой им суд обращаться - общей юрисдикции или арбитражный, что тоже вносило дезорганизацию.
Словом, надо было эти накладки исключить. Что и сделано в новом Арбитражном процессуальном кодексе.
- Итак, куда теперь обращаться иностранному предпринимателю или нашему гражданину, желающему защитить свои права акционера?
- Только к нам. Это коммерческие споры, и правильно, что их будет рассматривать арбитражный суд. Единственное исключение: в судах общей юрисдикции остаются трудовые споры - по поводу увольнения работников, невыплат зарплат и так далее.
- На какие еще "вызовы времени" отвечает новый кодекс?
- Спрос на правовую защиту оказался очень высок. Вал судебных разбирательств нарастает как снежный ком - в нашей системе, где в основном крупные споры, за пять лет число дел удвоилось и достигло 700 тысяч. Правосудие из-за перегрузки становится труднодоступным. Конечно, заявления мы принимаем, иначе и быть не может, но при обычном делопроизводстве судьи с этим валом скоро не справятся, даже если будут заседать круглые сутки. Выход один - рационализировать процесс. И новый кодекс дает ответ, как это сделать.
Прежде всего речь о повышении качества досудебного разбирательства. Мы центр тяжести работы теперь переносим на подготовку дела. До того, как состоится заседание, стороны обязаны открыть все карты. То есть уже на подготовительной стадии представить претензии и имеющиеся доказательства. А суд будет следить за процессом, за сроками: кто не уложился, не представил доказательства - пусть пеняет на себя. Это почему еще важно? Если каждый знает аргументы противника, то удары исподтишка не проходят - стороны активно, открыто состязаются на начальном этапе. А когда дело качественно подготовлено, то решение выносится быстро и грамотно.
- Трудно представить, чтобы истец и ответчик спешили раскрыть карты и тем самым дали возможность противнику подготовиться.
- Им придется это делать. Потому что доказательства суд примет только на стадии подготовки. Если истец не хочет заведомо проигрывать дело, то представит все, что есть за душой. Притом другая сторона обязана проделать то же самое.
На подготовку и рассмотрение дела суду первой инстанции отводится 3 месяца. Еще месяц на обжалование и месяц на рассмотрение в апелляционной инстанции. Если дело идет дальше, то 3 месяца на кассационное обжалование в округе и месяц на рассмотрение. И, наконец, в течение 3 месяцев решение может быть обжаловано в Высшем арбитражном суде. То есть максимум на все про все - год.
- Но можно дело заволокитить - адвокат уехал отдыхать, ответчик заболел или свидетель запропастился...
- Такого рода "хитрости" не пройдут. По новому кодексу суд наделяется правом пресекать процессуальные злоупотребления. Если ответчик совершенно очевидно затягивает процесс, то может быть оштрафован и вдобавок оплатит все расходы, причем не только госпошлину, но все судебные расходы истца - на свидетелей, экспертизу, адвоката. Эти меры, уверен, сделают процесс открытым, динамичным. Стороны сэкономят деньги и время в ожидании момента, когда свершится правосудие.
Скажу больше: мы рассчитываем, что в таких условиях дела будут разрешаться еще на предварительной стадии. Когда стороны видят доказательства друг друга, то становятся более податливыми, готовыми к компромиссу. Сейчас предусмотрены альтернативные способы разрешения споров - прямые переговоры, использование посредников, третейский суд, мировое соглашение. Мы также готовимся к введению упрощенных, ускоренных судебных процедур. Основанием может быть невысокая сумма иска, отсутствие спора между сторонами по предмету разбирательства и их согласие на упрощенные процедуры. В этом случае рассмотрение дела резко ускоряется и часто не требуется даже судебного заседания. В Англии, например, 80 процентов дел заканчивается до суда. И мы будем к этому стремиться.
- Положим, суд решение вынес, а ответчик уже гол как сокол - активы спрятал...
- Бывает, что уже на стадии заявления иска требуется принять оперативные меры. Например, наложить арест на корабль, чтобы он до решения суда не ушел за кордон, и потом ищи-свищи. Поэтому новый кодекс предусматривает предварительные меры по обеспечению искового требования в таких случаях.
Правда, делаться это будет при одном обязательном условии. Меры по обеспечению иска могут нанести ущерб ответчику, поэтому подающей заявление стороне будет предложено сначала перечислить на депозит суда определенную сумму. Допустим, надо арестовать судно на 15 дней - внесите сумму, эквивалентную потерям за этот срок.
- Мы интегрируемся в мировую экономику, что требует изменений в правовой системе, в том числе судебной.
- Да, надо обеспечить соответствие российского судопроизводства международным стандартам, в том числе Европейской конвенции по правам человека. При подготовке нового кодекса разработчики это учли и избавились, скажем так, от некоторых архаизмов. В частности, ограничено участие прокурора в арбитражном процессе. Он может обжаловать в суд незаконное нормативное или административное решение государственного органа, если этими актами нарушаются права и интересы большого круга лиц, и еще может подавать иски о признании недействительными сделок, совершенных по отношению к госимуществу. То есть прокурор выступает как бы в роли адвоката, защищающего государственную собственность.
И второе новшество. Раньше президиум Высшего арбитражного суда пересматривал решения на основании протестов. Теперь вместо них будут заявления сторон или представления прокурора. Коллегия из трех наших судей с точки зрения закона оценит, есть ли основания для принятия дела. Если да, то дальше слово президиуму, который может отменить или изменить решение нижестоящей инстанции только в трех случаях. Если нарушено единообразие судебной практики. Если решение препятствует правильному разрешению другого дела. И, наконец, если были нарушены права и интересы большого круга лиц и дело имеет социальный резонанс. Например, когда речь о вкладчиках прогоревшего банка, акционерах компании.
- Получается, права Высшего арбитражного суда ограничены?
- Не ограничены, а упорядочены. Наша задача не в том, чтобы проверять как можно больше решений судов и исправлять их ошибки - для этого есть апелляция и кассация. Мы должны обеспечивать единообразие судебной практики и тем вносить лепту в создание единого правового поля.
- Президент подписал проект кодекса. Когда он вступит в силу?
- В основной своей части - с 1 сентября. Новый порядок надзора начнет действовать с нового года. Но с вопросом подведомственности дел, который многим крови попортил, мы разберемся очень скоро. В течение 10 дней после опубликования текста кодекса суды общей юрисдикции должны передать нам дела этих категорий - если истцы согласны. Если же нет, то производство по делам прекращается, а истец при желании может подать заявление уже в арбитражный суд.
У дельцов больше не будет возможности сводить счеты с участием "параллельной Фемиды". А судебные приставы будут выполнять только одно решение. Оно же - единственно правильное.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников