07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШТОРМОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Гаврилов Владимир
Опубликовано 01:01 30 Июля 2003г.
Морской охраной или охотниками за браконьерами называют местные жители сотрудников Ейской государственной районной инспекции Северо-Кавказского регионального пограничного управления ФСБ РФ. С такими охотниками я вышел в Азовское море на очередное патрулирование.

Пасмурным утром меня передали под опеку начальника Ейской участковой инспекции Александра Колесникова. Именно с ним я должен был выйти в море, чтобы посмотреть работу инспектора "вживую". Хотя Александр сразу предупредил:
- Как повезет. Бывает, что и с пустыми руками возвращаемся.
Когда подъехали к пристани, стихнувший было дождь замолотил с новой силой. Ветер усилился. В тесном сарайчике, где располагались дежурные экипажи патрульных катеров, услышал, как один из моряков доложил Колесникову:
- Синоптики передали штормовое предупреждение. Может, переждете?
Старший госинспектор покачал головой - мол, прорвемся. Прыгая с катера на катер, добрались до нашего плавсредства. Пограничный сторожевой катер (ПСК) с бортовым номером 460 почему-то назван "Терьером". Хотя в небольшом, тесноватом кораблике действительно есть что-то от хваткого, умного пса. Командир сторожевика мичман Николай Куликов отдал матросам несколько коротких приказаний, врубил двигатели, и через несколько минут, стремительно набирая скорость, катер уже несся по Таганрогскому заливу.
Даже в солнечные дни всматриваться в бесконечно однообразный морской пейзаж - достаточно утомительное занятие. А уж сквозь пелену дождя, да еще сквозь запотевшее стекло, и подавно. Но богатырского телосложения инспектор, похоже, не ощущал ни малейшего неудобства. Чуть придерживаясь за поручень, он выцеливал оптикой бинокля горизонт то с одного борта, то с другого. Потом перегнулся в мою сторону и, стараясь перекрыть рев двигателей, посетовал:
- Поздновато вышли. Серьезные добытчики стараются до рассвета сети кинуть.
Не прерывая наблюдения, он стал показывать излюбленные места браконьеров. Катер выписывал крутые "восьмерки", то приближаясь к берегу, то теряя его в сероватой дымке. Время от времени инспектор вытаскивал пенопластовую коробку и поднимал ее над головой. Заметив мое любопытство, пояснил:
- Навигационный прибор. Точно определяет наше местонахождение. Ждали мы, ждали, пока государство его нам выдаст, да купили на свои деньги. А что делать? Задачи-то выполнять надо...
Внезапно все переменилось. Оборвав нашу беседу на полуслове, инспектор нырнул в рубку. Расслышав обрывки фраз: "Направление... полный... уходят...", - понял, что Александр обнаружил браконьеров.
Движки взревели с новой силой. Через минуту и я заметил почти сливавшуюся с линией горизонта точку. Как при такой видимости Колесников ухитрился разглядеть в море маленькую моторку, для меня было загадкой.
Преследование продолжалось минут двадцать. Вскоре мы смогли рассмотреть нашу цель во всех деталях. Трое мужиков в старенькой лодке улепетывали от нас, насилуя слабенький "Вихрь-30". При этом старательно делали вид, что сторожевой катер не замечают. Только втягивали головы в плечи, когда оглушительно завывала сигнальная сирена.
Разглядывая беглецов в бинокль, Александр усмехнулся:
- Пытаются до мелководья добраться. Туда нам хода нет. А рыбу и снасти наверняка уже в море скинули.
До берега действительно было недалеко, когда "Терьер" преградил моторке путь. Заглушив двигатель, нарушители угрюмо ждали, что будет дальше. Ловко спрыгнув в моторку, инспектор распорядился:
- Двое перебирайтесь к нам, один останется у руля.
Быстро осмотрев на лодке все укромные уголки, махнул рукой - пусто, как и предполагал.
На беседу любителей "морских гонок" Колесников вызывал по одному. Для начала объяснял их права, потом задавал вопросы.
Первым отвечать пришлось хозяину моторки. Николай Кочерга старался быть кратким и особо не фантазировал.
- Ловили рыбу?
- Нет, конечно. Знаем, что не положено.
- Что делали в море?
- Купались.
- Почему не остановились после предупредительного сигнала?
- Не слышали.
Кочерге самому смешно от таких объяснений. От одежды пахнет рыбой. На коленках прилипли чешуйки. Но это не доказательства. Поэтому отвечать придется только за нарушение пограничного режима. Тут уж не поспоришь. Прибор зафиксировал, что находились "купальщики" на расстоянии свыше 4 миль от берега.
Пока Александр допрашивал остальных, я разговорился с Николаем. Он и его товарищи - рыбаки из местного рыбхоза. Во время путины добыли почти в полтора раза меньше, чем планировали. Не стало в море рыбы. Поэтому и заработок мизерный. За полгода - пять тысяч рублей. Да и тех еще не дали. У всех дети и жены не работают. Как жить?
Колесников оформил все положенные бумаги, документы на лодку изъял. Нарушителям в любом случае придется заплатить штраф. Таков закон. Но злобы на морскую охрану я в их лицах не уловил, расстались с инспектором почти по-дружески. Наверное, понимают, что человек просто добросовестно исполняет свои обязанности. Да и вину за собой чувствуют. Забегая вперед, скажу, что уже на следующий день рыбаки штраф заплатили.
Провожая взглядом отплывающую моторку, Александр вздохнул:
- Это браконьеры от нужды. Хотя и они вреда немало приносят. Во время нереста ловят. А в том, что рыбы в море становится все меньше, - правы. Тут много факторов поработало. Скажем, какая умная голова разрешила военным в заливе стрельбище устроить? Они годами бухали по самым рыбным местам. С осетровыми вообще катастрофа. Мы их разводим, охраняем, а уходят они на зимовку к украинским берегам - там их тоннами вылавливают. Неужели нельзя договориться о запрете на ловлю? И браконьерство стало ненасытным. Я не о рыбаках говорю. Они сумку-другую набьют, и домой. Вот организованные браконьеры - это те же бандиты. У них девиз: после нас - хоть потоп. На все готовы ради денег. Даже на убийство. Но есть еще и "браконьеры в законе". Мы так суда называем, которые ловят якобы в научных целях. Документы у них в полном порядке. Но гребут рыбы столько, что им уже промысловики завидуют. Мы их время от времени проверяем, но сделать ничего не можем. Законы надо менять.
Возвращаясь на базу, мы прошли рядом с одним из таких "научных" судов. По словам Александра, оно крутится в заливе уже больше месяца.
Дождь прекратился, ветер почти стих. Браконьеров больше не обнаружили. Уже при подходе к причалу мичман Куликов вдруг помрачнел:
- Опять?!
На месте, предназначенном для "Терьера", плясал на волнах прогулочный катер. Что поделаешь, своего причала у морской охраны нет. Арендует. А хозяину выгодно запихнуть на одну площадь как можно больше посудин.
На берегу нас сразу обрадовали новостью: штормовое предупреждение отменено. Но я подумал, что в Таганрогском заливе для браконьеров теперь всегда "штормовое предупреждение". По крайней мере, пока в море будут выходить Александр Колесников и его товарищи.
{Bull}По данным МВД России, в этом году ущерб от браконьерства в рыбной отрасли уже превысил 2 миллиарда рублей. Только по результатам спецоперации "Путина-2003" возбуждено более 4,5 тысячи уголовных дел, ликвидированы 17 подпольных цехов по переработке ценных пород рыб, изъято свыше 5 тысяч тонн морепродуктов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников