05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШЕДЕВР НЕ ЗНАЮ ПОЧЕМ

Петров Дмитрий
Опубликовано 01:01 30 Июля 2008г.
Эксперты - сотрудники государственных музеев покупают в год тысячи произведений искусства. Однако никто из них не может даже приблизительно подсчитать, сколько стоят принадлежащие музею предметы.

Все потенциальные экспонаты в государственных музеях проходят через фондово-закупочную комиссию. В нее входит руководство музея, ведущие научные сотрудники, начальники отделов - все эти люди на время превращаются в оценщиков и закупщиков. В зависимости от музея их может быть от 10 до 40 человек. В Третьяковке - около 20, в музее Пушкина - 37 персон, в ГЦСИ - 10. Заседания проходят не реже чем раз в квартал, а то и раз в месяц, в зависимости от поступления произведений. Безусловно, в каждом музее есть специальный отдел закупок, но он проводит предварительную работу, предшествующую заседанию комиссии. Например, занимается проверкой подлинности произведений искусства. Ведь комиссия рассматривает предмет только после того, как доказана его подлинность, если же стопроцентной уверенности в ней нет, то возможность покупки артефакта даже не предполагается.
ДОРОГОЙ МУСОР
Для начала закупщики решают, представляет ли предмет музейную ценность. Некоторые вещи высоко ценятся на рынке, но музеям они абсолютно не интересны. Например, коммерческие или интерьерные работы. Порой картины, в данный момент стоящие на рынке десятки, а то и сотни тысяч долларов, музеи не принимают даже в дар - специалисты знают их истинную стоимость. И наоборот, есть вещи, которые рынку не очень интересны, а музеи их охотно берут для научно-исследовательской работы, например этюды, эскизы и наброски. "Музеи могут интересоваться тем, что совсем не нужно рынку", - рассказывает искусствовед Анатолий Гостев. Например, старухи Тропинина плохо продаются, но для музеев они значительно важнее и интереснее красавиц-боярышень Маковского, весьма популярных среди обеспеченных любителей живописи.
Все эксперты комиссии сведущи в арт-рынке и ориентируются в ценах. Для этого они ходят по выставкам и салонам, изучают каталоги и результаты аукционных торгов Sotheby's и Christie's. Иногда уже на выставках сотрудники музеев могут предложить художнику (это относится к современному искусству) продать картину. В аукционах закупщики стараются не участвовать - денег у музеев немного, и они не хотят платить посредникам. Музеи стараются работать с авторами или владельцами картины. "У нас обширная база контактов, которая передается от одного поколения музейных работников к другому, - говорит Ирина Ломакина, руководитель отдела закупок художественных произведений Третьяковской галереи. - Нам проще выйти напрямую на владельца".
ГДЕ ТЫ, СПОНСОР?
Возможности у государственных закупщиков не такие, как у частных коллекционеров или музеев. Они не могут предложить большие деньги за произведение искусства. "Мы себе устанавливаем лимит, и если работа слишком дорогая, мы ее не покупаем", - рассказывает Василий Церетели, исполнительный директор Московского музея современного искусства (ММСИ). Для ММСИ максимум, который они могут заплатить за работу, - это 10 тысяч долларов. А музей Пушкина в год приобретает произведений искусства всего на 3 миллиона рублей.
Закупщикам помогает то, что современным художникам приятно и лестно находиться в музеях, поэтому музейщики иногда покупают вещи по ценам ниже рыночных. Скидка за "музейность" может составлять 20-30%. Иногда и больше, в зависимости от личных отношений художника и музея. Иногда художник и с денежной точки зрения заинтересован в том, чтобы попасть в государственный музей. С такой продажи он почти не платит налоги, с него взимают плату только за стоимость материалов, которые пошли на производство картины.
Когда для покупки предмета искусства требуется большая сумма, ее запрашивают из федерального бюджета или у спонсоров. Если спонсоры считают, что эта сумма оправданна, то деньги на произведение дают. Например, в 2002 году Владимир Потанин пожертвовал 1 миллион долларов на "Черный квадрат" Казимира Малевича для Эрмитажа. Правда, в 2001 году, когда Третьяковской галерее предлагали купить "Похищение Европы" Серова, денег на покупку (тот же 1 миллион долларов) найти не удалось.
Иногда закупщики могут предложить более высокую по сравнению с рыночной цену, если предмет важен музею. В 2005 году галерея Charles Ratton & Guy Ladriere привезла в Россию работу скульптора Михаила Козловского "Бахус видит Ариадну, задремавшую на острове Наксос". Эта работа была очень нужна Третьяковке, и они предложили галерее ее продать. Те с удовольствием согласились. В покупке музею помогла компания "ЛУКОЙЛ". "Цена была довольно приличная, не скажу какая, - рассказывает Ирина Ломакина. - Вряд ли бы у них кто-то еще купил по такой цене". "Труду" известно, что музей Пушкина недавно приобрел у частного лица за 200 тысяч рублей альбом Демидовой, где дядя Пушкина Василий Львович оставил автограф. Этот альбом идеально ложился в экспозицию.
Ни один автор, даже если очень захочет, не сможет договориться с кем-либо из закупщиков об искусственном завышении цены на свое произведение. Решение о покупке комиссия принимает двумя третями голосов, так что личные договоренности просто невозможны. А вот если автор, по мнению закупщиков, просит меньше, чем стоит его работа, они никогда этим не пользуются и всегда дают ему настоящую цену.
ЦЕНА - НОЛЬ РУБЛЕЙ
После того как произведение куплено, оно приобретает инвентарный номер. На этом все, поскольку государственные музеи ничего из своих фондов не имеют права продавать и не ставят экспонаты на бухгалтерский баланс. Не имеют предметы искусства и страховой стоимости до тех пор, пока их не собираются выставлять. Если же принято решение выставить какой-либо предмет, оценщики вновь собираются и определяют его нынешнюю стоимость, ведь произведение искусства со времени его покупки могло пролежать в запасниках несколько десятилетий. На эту, уже страховую стоимость могут повлиять ситуация на рынке, ценность предмета для самого музея или же, если речь идет о произведении живого и действующего автора, затраты на работы по восстановлению собственного произведения в случае его порчи или гибели.
Очень много произведений искусства музеи приобретают в дар. Однако не стоит думать, что закупщикам в этом случае нечего делать. Комиссия обязательно рассмотрит, стоит ли вообще принимать то, что собираются подарить. Для художников "висеть" в Третьяковке или другом крупном музее очень престижно, кроме того, козыряя этим, они стараются повысить цену на другие свои произведения. Однако пиарить художников не входит в задачи закупщиков. "Некоторых художников я не беру вообще, даже в дар. Например, Налбандяна, Церетели, Шилова", - говорит директор музея современного искусства Art4 Игорь Маркин. Славу художнику должны приносить не знакомые эксперты, а его работы.
ГОСФОНДЫ НА ПРОДАЖУ
l Во времена Сталина госмузеи продавали картины за рубеж, чаще всего тайно.
Принадлежавшие до революции 1917 года семье Строгановых парные работы Лукаса Кранаха-старшего "Адам" и "Ева", с 1918 года находившиеся в одном из музеев на территории Киево-Печерской лавры, были тайно проданы советским правительством на аукционе в Берлине в 1931 году.
l Картина "Благовещение" выдающегося нидерландского художника Яна ван Эйка была в 1930-х годах продана советским правительством из Эрмитажа. Ныне принадлежит США, выставлена в Национальной галерее Вашинг-тона.
l "Афина-Паллада" кисти Рембрандта входила в состав большой коллекции, приобретенной в 1781 году для императрицы Екатерины II у гравера и знатока живописи графа Сильвестр-Рафаэля Бодуэна. С конца XVIII столетия и вплоть до 30-х годов XX века произведение знаменитого голланд-ца находилось в Эрмитаже. В 1930 году по решению советского правительства "Афина-Паллада" была продана нефтяному магнату, известному коллекционеру Галусту Гюльбенкяну, основавшему свой музей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников