06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОИСКИ ПРОШЛОГО

История, происшедшая с Надеждой Александровной, жительницей Сормовского района Нижнего Новгорода, - лишнее подтверждение несовершенства российских законов и равнодушия чиновников. Сколько ни обивала эта женщина пороги кабинетов, везде слышала один и тот же ответ: "Вам пенсия пока не положена". Но Лубянская оказалась не из тех людей, которые скисают при неудаче.

Суть дела такова. В декабре 1998 года Надежда Александровна Лубянская обратилась в районное управление социальной защиты с просьбой о назначении пенсии, предоставив все необходимые документы. Как педагог, воспитательница детского сада, она имела право на получение причитающегося пособия после 25 лет выслуги. К тому времени достаточный стаж у Надежды Александровны как раз имелся.
Спустя три месяца районная комиссия вынесла неожиданное решение - в пенсии отказать! Чиновникам показалось недостаточным одних записей в трудовой книжке: каждое учреждение, в котором работала Надежда Александровна, должно было иметь Устав и свидетельство о регистрации. Если же юридический статус организации не был подтвержден бумажкой, то, стало быть, отработанные там годы не засчитывались в стаж. Вот и "не признали" чиновники четыре года работы Лубянской в детском садике в Казахстане.
- Мы с мужем и детьми жили в этой республике много лет, - говорит Надежда Александровна. - В 1996 году нам, как и многим другим офицерским семьям, пришлось уехать оттуда, потому что началось сильное давление со стороны местных властей, которые вынуждали нас принять казахстанское гражданство. Как оказалось, по российским законам, начиная с 1992 года все образовательные учреждения должны были получить статус юридического лица. Однако детский сад в Казахстане, где я работала воспитательницей, не имел государственной регистрации. Его постигла та же участь, что и воинскую часть, - расформирование. Многие документы были утеряны или оказались в разных архивах. Поэтому все запросы в соседнее государство по существу остались безответными. По этой-то причине и не засчитали в мой трудовой стаж четыре года - с 1992-го по 1996-й.
Действия сормовских чиновников воспитательница обжаловала в районном суде. Но и тут ее ждало разочарование. Служители Фемиды отказали в иске. Аналогично поступкли с жалобами в областном суде и его президиуме. Круг замкнулся. Никаких положительных результатов не принесли обращения в городскую администрацию, в областной департамент по труду и социальной защите населения, в представительство полномочного представителя президента РФ по Приволжскому федеральному округу. Любопытно, что в представительстве Сергея Кириенко Надежде Александровне вручили бланк, в котором была такая фраза: "Помоги себе сам". Что ж, и на том спасибо. Может быть, это и подтолкнуло женщину к дальнейшим решительным действиям... Благодаря воле случая общественным защитником Лубянской выступил нижегородский журналист Александр Бойко.
- Он ходил со мной по всем судам, - вспоминает она, - помогал собирать документы. И в конечном итоге мы выиграли процесс уже в Верховном суде России. Позже районный суд в другом составе тоже удовлетворил мой иск. Правда, я до сих пор не верю, что получу пенсию.
Начальник управления социальной защиты Сормовского района Альбина Черемушкина, как ни странно, ничего не слышала (или делает вид, что ничего не знает) об этом громком деле.
- Отсудила себе пенсию - молодец! - прокомментировала она сложившуюся ситуацию. - Многие наши законы несовершенны, вот поэтому и имеем такие процессы. Сколько уж было обращений к депутатам Государственной Думы: "Внесите изменения в законодательство, сделайте его более удобным для пенсионеров!", но все без толку.
Самое печальное заключается в том, что случай с Лубянской - не исключение. В Нижегородской области сотни пенсионеров не могут добиться положенных по закону выплат. И, к сожалению, не у всех хватает терпения, мужества, да и здоровья судиться и бегать по разным инстанциям в поисках правды. Лишнее тому подтверждение - письма читателей, основная масса которых жалуется именно на несправедливость в распределении и выплатах пенсий.
В районном собесе нас заверили, что Надежде Лубянской пенсия назначена с момента обращения, то есть с 1 декабря 1998 года. Сумма за это время набежала кругленькая. Стало быть, не обратись женщина в суд, деньги эти так и остались бы у Пенсионного фонда. Интересно, сколько средств таким способом экономится благодаря отсутствию некоторых документов или закорючек в них? Оказывается, очень выгодно иметь "непрозрачные" законы, которые при удобном случае можно истолковать двояко.
Кстати, в службах социальной защиты Нижнего Новгорода по-прежнему будут руководствоваться статьей Закона РФ "Об образовании", из-за которой Лубянская чуть не лишилась пенсии на несколько лет. Так что же многим пенсионерам, которые не могут выбить заслуженные ими деньги, тоже обращаться в Верховный суд?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников