06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

САМЫЕ ТРУДНЫЕ 2 ЧАСА ТОНИ БЛЭРА

Налбандян Зураб
Опубликовано 01:01 30 Августа 2003г.
Когда полтора месяца назад британскому премьеру сообщили о самоубийстве доктора Дэвида Келли - одного из ведущих экспертов министерства обороны по иракскому оружию массового поражения, - он немедленно распорядился о проведении независимого судебного расследования. Понимал ли Тони Блэр тогда, что комиссия под руководством лорда Хаттона "вывернет наизнанку" всю систему принятия правительственных решений в королевстве?

Сознавал ли он, что в результате расследования всплывут на поверхность сведения, которые и сам он, и его сотрудники предпочли бы сохранить в ящиках металлических сейфов?
Опытный юрист с долгим адвокатским стажем, Блэр наверняка отдавал себе отчет, насколько опасна такая комиссия. Но, как пишет лондонская "Ивнинг стандарт", он понимал и то, что независимое расследование обстоятельств смерти ученого - единственный шанс премьера выкарабкаться из политического болота, в которое он угодил после войны в Ираке. И когда в четверг британский премьер-министр покинул здание Верховного криминального суда на Флит-стрит, политические обозреватели были единодушны: Тони Блэр выйдет на этот раз сухим из воды! Ну, может, немного промочит ноги, но это уже не так страшно.
Два с половиной часа перекрестного допроса в английском суде - испытание не из легких. Тем более что в свою комиссию лорд Хаттон набрал лучших юристов страны. И хотя моментами премьер отвечал не совсем уверенно, но в целом, как считают газеты, удар он выдержал.
С самого начала он дал понять, насколько оскорбительным для него было утверждение Би-би-си о том, что иракское досье было "приукрашено" в канцелярии премьер-министра. "Эти подозрения ставили под сомнение доверие к нашей стране в целом и к премьер-министру, в частности. Это было очень, очень серьезное обвинение", - подчеркнул Тони Блэр. По его словам, Би-би-си была "абсолютно не права", когда сообщила, что у британского правительства были сомнения по поводу способности Ирака привести свое ОМП в боевую готовность в течение 45 минут. Премьер заявил комиссии Хаттона, что если бы обвинения, содержавшиеся в репортаже Би-би-си об иракском досье соответствовали действительности, он должен был бы подать в отставку.
Далее Блэр пояснил, что видел несколько различных вариантов иракского досье и высказывал свое мнение по некоторым моментам, однако не помнит, чтобы он каким-либо образом комментировал утверждение о том, что Ирак может привести свое оружие массового поражения в боевую готовность в течение 45 минут. "Цель досье была в том, чтобы ответить на призывы предать гласности разведывательные данные, которые у нас были, но в тот момент у нас не было планов использовать досье как непосредственный повод для начала конфликта", - подчеркнул Блэр. Он также настаивал на том, что "содержание иракского досье является "собственностью" британских спецслужб" и никто, кроме них, не мог в него вмешаться.
Блэр сказал, что пытался убедить руководство Би-би-си признать ошибку, содержавшуюся в репортаже корреспондента Гиллигана. Однако председатель попечительского совета Би-би-си Гэвин Дэйвис отказался от такого варианта. Согласно показаниям Блэра Дэйвис сказал ему, что Би-би-си не могла признать ошибочность репортажа Гиллигана, поскольку это поставило бы под сомнение независимость Би-би-си от британских властей. По словам премьера, положение еще более осложнилось после того, как Гиллиган опубликовал в газете "Мэйл он санди" статью, в которой назвал Алистэра Кэмпбелла человеком, манипулировавшим развединформацией с целью оправдать войну в Ираке. Блэр сказал, что поручил председателю объединенного комитета по разведке Джону Скарлетту проверить утверждения Гиллигана. Тот подтвердил, что все заявления, содержавшиеся в иракском досье, были основаны на оценках объединенного комитета по разведке.
Когда доктор Дэвид Келли признал свою роль в качестве источника передачи Би-би-си, Блэр решил действовать осторожно. По его мнению, вопрос о поведении Келли надо было решать внутри министерства обороны, сотрудником которого был Келли. "Моим твердым убеждением было позволить министерству обороны провести свое внутреннее расследование", - отметил он. Однако, по его словам, "имя Дэвида Келли не могло оставаться нераскрытым, поскольку он был правительственным чиновником". "Нашей целью было не принести в жертву имя, а избежать неверного информирования общественности", - сказал глава британского кабинета министров. На специальном совещании в канцелярии премьер-министра было решено, что любые действия по поводу доктора Келли должны согласовываться с самим Келли.
Тони Блэр признал, что несет ответственность за предание гласности имени Келли, но сказал, что не имеет никакого отношения к тому, каким образом это было сделано. Он также сказал, что был в курсе того, что сотрудники аппарата премьер-министра оказывали министерству обороны помощь в составлении пресс-релиза по поводу Келли.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников