04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОН МАЛО ЕСТ И МНОГО ПАШЕТ

БОРЕЦ С ЖУКАМИ
- А, - вдруг заулыбался (и как-то не очень по-доброму) Леонид Степанович,

БОРЕЦ С ЖУКАМИ
- А, - вдруг заулыбался (и как-то не очень по-доброму) Леонид Степанович, - опять журналисты. Мама! - громыхнуло человечище через забор. - Гости приехали.
Занавеска за окном веранды отдернулась и также быстро опустилась. Мне сразу дали понять, что здесь я человек лишний и никому не нужный.
- ...Картошку надо копать, - без перехода объяснил хозяин. - Картошки у нас больше гектара. Гектар и еще 80 соток. На двоих с мамой. И еще сестра Лариса помогает. Даже моей невероятной силы на все не хватает. И окучивать непросто. Не вкладываюсь я ногами в междугрядье. 60-й размер обуви все-таки. Мама мне говорит: "Ну, слон, не топчи". А картошка уродилась хорошая, крупная, хотя и не очень рясная. Ну не слишком много клубней под кустом... Глубоко вот я копаю - на полтора штыка, - вздохнул собеседник. - Сам мучаюсь... Журналисты достали. - И опять улыбка исчезла с лица.
Про свою картошку Стадник готов был, как я понял, говорить бесконечно.
- А с колорадским жуком как у вас? - заторопился я с вопросом, чтобы только поддержать разговор и отвлечь от не очень удобной темы про разных корреспондентов.
- Много. Приезжали ко мне как-то знакомые из штата Колорадо в Америке. Рассказывали, что у них этого жука колорадского и в помине нет. "А у вас, мол, наверное, картошка вкусная, раз столько насекомых завелось".
- Леня! - раздался окрик со двора. - Пора за сеном для коровы ехать. Леня!
- Знаю, мама. Сейчас. Мама вот ногу сломала, но на костылях потихонечку ходит, - объяснил уже мне Леонид Степанович. - Она у нас за бригадира. Нет, не пиши так: Галина Павловна у нас с Ларисой просто мама. Мама и все. Но с большим жизненным опытом.
ЛОШАДКА КАК СОБАЧКА
Сборы за сеном были короткими. Леня как игрушку выкатил телегу на улицу и вывел лошадку Ксюшу, которая на фоне хозяина казалась большой рыжей собачкой. Бросил в бричку грабли с длиннющей, метра под три, ручкой. Сам с сестрой сел впереди, а мне досталось боковое место. Так и поехали, громыхая, через село к фамильному лугу Стадников, раскланиваясь и здороваясь со всеми встречными. Встречные, видя гиганта, никакого удивления не выказывали. Это для Гиннесса Леня супермен, а для деревни Подолянцы Чудновского района Житомирской области - обычный мужик. Какое значение имеет его размер?
Мамы рядом не было, и Леня готов был дорогой поговорить на разные темы. Он и в размышления по утренней прохладе пустился:
- Как можно в городе жить, не понимаю? По улицам два потока людей идут. Никто даже в лицо друг другу не смотрит, никто не здоровается. Шум. Очереди. Водички не купить. А здесь только ведро в колодец опусти... Я в городской стихии не выживу. В деревне тишина, люди отзывчивые, прохладно. Приятно увидеть знакомого. Правда, в городе есть свои плюсы - библиотеки, кино, магазины под рукой... А у нас в деревне ни школы, ни клуба, ни торговой палатки. Два раза в неделю только частник на "Волге" самое необходимое привозит - соль, спички, сахар...
...Я быстро привязываюсь. Даже если котенок несколько дней прожил, а потом приходится отдавать, сердце мечется за него, словно от души отрываешь. И очень я эмоциональный. Прочитал Джека Лондона "Мартин Иден", когда главный герой опускается под воду как можно глубже, чтобы уже не всплыть. Долго потом не мог успокоиться.
И очень переживаю, если что-то не могу сделать. Вот ручку для ковшика долго не мог приладить. Раз-другой пытался. И все никак. Вспылил. Да что это такое, говорю себе. Бывает, и гневаюсь. Могу сказать обидное, буду искать стрелочника. А посмотри, - переходит мой собеседник на другую тему, - фильмы показывают - в них одно насилие. И еще все курят, пьют... То ли картина была "В бой идут одни старики" с Леонидом Быковым. Самая моя любимая.
...Я умеренный оптимист. И говорю всегда маме: не бывает худа без добра. Знаешь, мой принцип такой: глаза не видят - сердце не болит. Я, может быть, и не обращал бы внимания, что такой большой, забыл об этом. Это вот вы, журналисты, все время напоминаете.
- Можно вас назвать великаном или, скажем, верзилой? - коснулся я осторожно деликатной темы.
- Не надо. Обидно. Называй большим человеком.
- Но большой - это и толстый.
- Тогда высоким, очень высоким.
ДЕВУШКА ДЛЯ ГИГАНТА
- Вот китаец Бао Сишунь, он тоже гигант, недавно женился. А вы как?
- Достали меня эти вопросы про китайца. Жениться не собираюсь. Пока не собираюсь. Но девушка у меня есть. Из местных? Военная тайна. Это мой личный вопрос. А ценю я в девушках женственность, ум. А так неважно, какая она - брюнетка или блондинка.
- Хотите, чтобы ваши дети были такими же высокими?
- Пусть будут обыкновенными. И я мечтаю быть как и все... Впрочем, теперь и не мечтаю. Понимаю, что нормальным уже никогда не смогу быть. Никогда.
- А что в росте плохого? Приезжают, смотрят, пишут. Слава. Да еще мировая. Вы как кинозвезда.
- Только на кинозвезду смотрят, потому что она известная. А на меня - потому что необычный. Еще и пальцем показывают. Вы думаете, это все просто психологически? И поехать никуда не могу. Единственный транспорт вот этот мини-бус - Ксюша с телегой. Но на нем даже в соседнюю деревню не доберешься, куда уж до райцентра. Ничего толком и не купишь, не привезешь, не посмотришь.
- А что хотелось бы увидеть?
- Байкал. Там красиво. Наверное. Но самолет не для меня. Я вообще не летал. И не полечу. На легковой машине последний раз ездил несколько лет назад - на другой конец села. Меня тогда как ветеринара попросили приехать, посмотреть корову - у нее порез был... Кое-как залез в салон "Волги".
ПАРА БОТИНОК - НА ПОЛГОДА
Как инвалид первой группы (в этом мае меня перевели со второй) получаю теперь 500, а не 380 гривен. И мама получает 500 гривен пенсии. А ботинки для меня - по спецзаказу их делают - стоят 400 гривен. На полгода их всего и хватает. Парадные ботинки дольше служат. Хорошо в последнее время мне вещи дарят. Приезжают из разных стран - мерки снимают, шьют. И одежду, и ботинки. А так как? Мы никаких денег не можем отложить. И картошку не продашь, она только для себя. Кто ее на рынок в Чуднов повезет, кто будет продавать?
Кстати, обувь, в которой я сейчас хожу, ни в коем случае не фотографируйте. Грязная. Не надо.
Леонид был при этом абсолютно серьезен и очень внимательно следил, куда я направляю объектив. А потом еще отснятое попросил показать. Отказать в просьбе суперчеловеку было невозможно.
- Что бы вы ни написали обо мне, это будет в любом случае поверхностно, - мрачно заключил Стадник. - Всех моих проблем не знаете, да и не узнаете.
Он словно порывался что-то еще сказать, но так и не сказал.
Впрочем, уже и на луг приехали. Леонид только сгребал сено, а мы с Ларисой собирали и укладывали его в возок. Самому великому в мире крестьянину, конечно, непросто нагибаться, как и ходить. Слишком велико притяжение планеты. И при каждой возможности Леонид Степанович искал стульчик, чтобы сесть.
ГРОЗА ХУЛИГАНОВ
...После трудов праведных пристроились возле верандочки под яблонькой. Человек из главной книги рекордов счастливо улыбался, наблюдая, как карабкаются по дереву два котенка. Но недолго длился отдых.
- Слышишь, журналист, мама щелкает костылями...
Галина Павловна и впрямь была уже рядом:
- Леня! Пора картошку перебирать.
Как было не помочь таким замечательным людям? И как непросто это оказалось сделать! Картошка, жара, мухи, колорадские жуки, которые выползают как тараканы чуть ли не из всех щелей. Мешки с натуральным продуктом надо было таскать в погреб, где стояли уже готовые к будущему употреблению закатанные банки с огурцами, яблоками, грушами... Добрый Леонид не накладывал мешки с верхом, но и так хватало. Тяжко.
Опять заговорили о том о сем. Мама, пристроившись рядом, поджала губы. За все время моего пребывания она не улыбнулась ни разу. Мои физические усилия и страдания ее нисколько не трогали. Фотографировать себя мама, дай Бог ей здоровья, тоже категорически запретила.
- Леонид, приходилось тебе кого-нибудь бить?
- Хулиганы как-то обходят.
- А какой у тебя был самый смешной случай в жизни?
- Когда еще учился в Житомире в Сельскохозяйственной академии. Между прочим, окончил ее с отличием. Помню, стоял в очереди за билетами - домой собирался поехать. И вдруг кассирша, показывая на меня, закричала на весь зал: "Не буду продавать билеты, пока тот парень со стула не сойдет".
- Ты начал расти после 14 лет, когда сделали операцию...
-...Да удаляли доброкачественную опухоль на голове.
- Переживал, что быстро растешь?
- Сначала нет. У нас в роду все высокие. Дед был под два метра. Растет хлопчик себе и растет. Потом уже задумались. Проблемы с одеждой начались через год. Сколько раз я ноги натирал до мозолей, до крови. Сколько раз пытались обычные колодки переделать...
НЕ 60 САНТИМЕТРОВ, А 60-Й РАЗМЕР!
- Леня! Журналисты каждый день, а работа не стоит. Надо корову доить.
- Сейчас, мама.
И добрый сын потопал к винограднику. Он захотел полакомиться сам и угостить гостя. Мы еще с ним посидели на скамеечке, уминая сладкие сочные ягоды. Стадник, которому 5 августа исполнилось 37 лет, щурился на солнце и был похож в этот момент на очень большого славного ребенка.
- Леонид, а что в статьях журналистов тебя огорчает?
- В любой публикации можно найти ошибки. Написали, например, что у меня ступня 60 сантиметров. А 60 - это размер. Он не совпадает с сантиметрами... Якобы для меня шьет обувь португальский сапожник Жозе Маринью. Одна журналистка написала, что мы живем без Бога. Чушь! По праздникам обязательно молимся, читаем Библию, ставим свечки перед Николаем Чудотворцем.
- А как ты считаешь, Бог тебе помогает?
- Конечно. Иначе бы не выжил. Сколько раз в детстве я мог, скажем, утонуть. Бог спас. Пару месяцев назад мы чуть не сгорели. В холодильнике что-то замкнуло, веранда занялась. Хорошо, мама вовремя проснулась. А так еще минуты две - и задохнулись бы в дыму. Потушили.
- А давай, Леонид, на руках побо-ремся?
Очень высокий человек охотно согласился. Сражаться с ним было, конечно, заведомо бесполезно. Рука у Стадника, как металлургический пресс. Но он при этом был сама деликатность, употребив, видимо, сотую часть своей силы.
- Леня! Я зараз иду до вас...
Мама все время рядом, забыть о ней невозможно. До коровы Ласуни я не был допущен категорически. Леонид закрыл калитку во двор: "Еще напугается чужого человека".
А потом мы вместе пили вкуснейшее молоко с черным хлебом, помидорами и колбасой. Мама нарезала продукты толстыми ломтями от души. От добавок Леня отказался: "Я ем вообще мало".
Дома великий и могучий Стадник показал свою комнату с картинками святых по стенам и компьютером у окна. "Я сейчас брожу по образовательным сайтам".
- Леня! - раздался знакомый голос с улицы. - Нам еще картошку перебирать...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников