10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАКОН ЕДИН ДЛЯ ВСЕХ

Егоров Петр
Опубликовано 01:01 30 Сентября 2000г.
На вопросы "Труда" отвечает депутат Государственной Думы России Павел АНОХИН - кандидат технических наук, преподаватель Пермского политехнического института, учредитель финансово-промышленнойгруппы "ДАН".

- Павел Викторович, факты нарушений закона в Пермской области, о чем вы не раз заявляли в средствах массовой информации, судя по итогам проверки Генеральной прокуратуры России, подтвердились. Как известно, уже уволен на пенсию "по собственному желанию" прокурор Пермской области В. Семенов. Готовятся, судя по всему, и другие кадровые перестановки...
- Уволен руководитель ГУВД области генерал В. Сикерин. Да и другие "силовики" находятся под очень пристальным вниманием своих центральных ведомств. Но это только то, что лежит на поверхности. В коррупции, на мой взгляд, замешаны многие чиновники областной администрации.
- Однако руководство Пермской области, судя по всему, подоплекой вашей борьбы с коррупцией местной власти видит личное намерение баллотироваться на предстоящих губернаторских выборах.
- А почему бы мне и не баллотироваться? Почему судьбу областной власти должен определять не народ, а узкая группа привыкших к вседозволенности лиц? Каждый из претендентов на пост губернатора на виду у местных людей, и пусть они решают, кто им ближе, кому они доверяют больше. Если говорить конкретно о предстоящих в декабре губернаторских выборах, то действительно нынешний "хозяин" Пермской области Геннадий Игумнов подозревает, что я могу выставить свою кандидатуру. И сам факт подобной самостоятельности вызывает бурю гнева.
"Работа" по сохранению кресла действующему губернатору на выборах в нынешнем декабре ведется активно и, мягко говоря, не очень корректно. Она сводится прежде всего к тому, чтобы любыми путями уже сейчас устранить возможных неудобных конкурентов. Совсем недавно выступающий в роли советника губернатора тогда еще главный милиционер области В. Сикерин в присутствии вице-губернатора Щукина В.А. открыто заявил, что на меня обрушится вся мощь областной власти, если я решусь участвовать в губернаторских выборах. И уже начали от слов переходить к делам.
Против моих сторонников из движения "Дело жизни", где в основном объединилась местная интеллигенция и студенческая молодежь, началась неприкрытая травля. По сути, взят курс на уничтожение движения как политической силы. Его активистов попросту шантажируют. До моего сведения довели, что все правоохранительные структуры области работают как единый кулак, посему абсолютно любого человека можно упрятать за решетку, а что с ним произойдет там - "одному господу Богу известно". Если подобные воспитательные беседы ведутся с депутатом Государственной Думы, членом проправительственной фракции "Единство", то можете представить, что предпринимается в отношении других граждан.
- Почему ополчились именно против вас лично?
- Потому что я не являюсь членом системы. Туда входят бывшие партийные и комсомольские работники, стоящие нынче у власти, а я - человек из научной среды. К тому же губернатор и его команда не уверены в исходе борьбы в случае моего участия в выборах. Для них уже моя победа на парламентских выборах, как кость в горле. Впрочем, все эти действия направлены не столько против меня лично, сколько против финансово-промышленной группы "ДАН", руководителем которой я был до победы на выборах в Государственную Думу.
- А чем не угодила "ДАН"?
- Во-первых, мы составили здоровую конкуренцию их структурам и тем самым не позволили получать сверхприбыли. Во-вторых, отказались платить дань. У нас ведь все фирмы и предприятия практически вынуждены были перечислять часть своих денег на расчетный счет фонда "Правопорядок", председателем попечительского совета которого является ныне действующий губернатор. Генеральная прокуратура России проверила законность учреждения фонда, производимых им финансовых операций и пришла к выводу о массовом нарушении российского законодательства. Если кратко, то получалось, что через фонд налогоплательщики отдавали свои кровные рубли не государству, не на социальные распределения, а любителям чужого. И таким образом из бюджетных средств ежемесячно исчезают миллионы рублей.
Один лишь пример, чтобы заставить финансово-промышленную группу "ДАН" перечислять средства на счета, нужные руководителю областной милиции, у одной из наших структур - "Торговый Дом "ДАН" - отняли лицензию на право торговли водкой. И только после того, как мы согласились перечислять деньги на счета областного совета "Динамо", которым правят чиновники областного УВД, нам вернули лицензию.
Впрочем, алчности нет предела. Вскоре с нас стали требовать наличные деньги для проведения различных мероприятий. Со временем мне сообщили, что по назначению доходит только часть этих средств. Я тогда сказал, что "ДАН", а следовательно, и зарабатываемые ею средства, не являются собственностью отдельных чиновников.
Сразу же хочу подчеркнуть, что "ДАН" как помогала правоохранительным органам, так и помогает, и будет помогать, но только другим, более адресным и конкретным путем. Скажем, недавно первой в области предоставила в распоряжение семей погибших бойцов Пермского ОМОНа трехкомнатную квартиру стоимостью в сотни тысяч рублей. И это только один факт. Я как депутат Государственной Думы хочу, чтобы силовые и правоохранительные структуры избавились от скомпрометировавших себя руководителей. Уверен, каждый житель Прикамья полностью согласен со мной в том, что, например, местный криминальный авторитет Плотник не должен разъезжать на "мерседесе" с милицейскими номерами.
Были сложные ситуации, связанные с налоговой полицией. Как только наша компания стала активно заниматься операциями на нефтяном рынке, начались повальные проверки. В 1996 году даже случился традиционный захват здания - с масками, автоматами. Проверили - ничего не нашли. Не выполнив поставленной сверху задачи, начали открыто выдвигать условия: мол, будете успешно работать только в том случае, если начнете ежемесячно перечислять нам определенные суммы. Мы обратились в ФСБ, и вымогателей посадили. Они оспаривали дело вплоть до Верховного суда России, но безрезультатно.
- В эти дни, видимо, в ответ на ваши интервью и различные проверочные комиссии из Москвы, в местной прессе появились статьи с фактами, компрометирующими вас.
- Некоторые из этих фактов уже не раз "утками" вылетали в свет, проверялись и не находили подтверждения. Похоже, их заказчики решили действовать не мытьем, так катаньем, дабы дискредитировать меня в глазах и избирателей, и центральной власти. Тем не менее многое шито белыми нитками. Скажем, "сенсационные материалы" о платежах "ДАНа", якобы добытые оперативным путем (?!), финансово-промышленная группа предоставила сама еще в прошлом году по запросу налоговых органов. К тому же они никогда не были секретными для правоохранительных органов. И таких искусно подтасованных неточностей много. Меня изумляет несогласованность позиций моих критиков, например, по поводу тех же платежей и "подарков". Только в прошлом месяце я узнал, что "ДАН", судя по публикациям, банкрот, а теперь вот, оказывается, миллионы дарит. Подобная "неточность" уже один раз привела господина Волчека, одного из авторов публикаций, на скамью подсудимых в его бытность руководителем телекомпании "Т7".
Я подготовил заявление в прокуратуру о возбуждении уголовного дела "за клевету" в отношении сотрудников газеты "Звезда" Трушникова и Волчека. К сожалению, судебная система в России столь медлительна, что мой иск и иск "ДАНа" к журналистке И. Колущинской по поводу ее публикации еще во время прошлогодней предвыборной кампании в Государственную Думу будет рассматриваться лишь в конце сентября этого года.
- Лично у меня складывается впечатление, что в Пермской области идет борьба не идей, а кланов, прирастающих капиталами. И она лишний раз высвечивает, что приватизация без жестких, но справедливых правил превращается попросту в разборки между руководящей номенклатурой и "новыми русскими". При этом и одна, и другая сторона, мимикрируя под демократию, относит себя к реформаторам?
- Вы, наверное, правы, но отчасти. Конечно же, в Прикамье, как и во всей стране, сейчас идет борьба между собственниками. Ее исход должен определить качество нарождающегося российского бизнеса. Вопрос стоит ребром: каким быть нашему предпринимательству - криминальным или законопослушным? Лично мне хочется жить в цивилизованном правовом государстве и заниматься бизнесом, опираясь на законы, а не на понятия, которые навязывает губернатор и его компания. По вине таких руководителей сегодня многие россияне живут незаслуженно плохо, хотя и старательно работают в учреждениях, на предприятиях, фирмах.
Так, нашумевшее вексельное постановление областной администрации мало того, что нарушало сразу два закона - о платежном единообразии и о конкуренции и ограничении монопольной деятельности на товарных рынках, но и нанесло серьезный ущерб областному бюджету. Зато выгодно сказалось на положении самих чиновников - сотни миллионов рублей были выведены из бюджета области и исчезли в неизвестном направлении. И все это делалось под нажимом руководства области.
- Насколько я знаю, во всем мире существуют юридические фирмы, которые консультируют руководителей тех или иных корпораций и предприятий, как найти лазейку, чтобы в пределах законодательства уменьшить налогообложение?
- Проблема, связанная с уклонением от налогов, действительно существует во всем мире. Однако в данном случае государственный чиновник по своей должности обязан блюсти законы, а не думать, как обойти их. Это одна сторона проблемы, вторую вы подчеркнули сами - "в пределах законодательства".
- И как, на ваш взгляд, наше предпринимательство можно сделать законопослушным?
- Их следует разъединить с политикой. Кто такие олигархи? Это бизнесмены, стоящие близко к власти и стимулирующие ее решения с корыстью только для себя. Олигархи есть не только в Москве, но и, скажем, в районном центре. Они, конечно, здесь имеют свои масштабы, но нужные решения проводят через районную власть. Это целая выстроенная система, которая разлагает общество, разрушает государство. Противопоставить ей можно только нормальное законодательство, над которым надо быстро, интенсивно работать. Всем нам необходимо понять одно очень важное обстоятельство, что демократия - это свобода, ограниченная законами. Если нет законов, то свобода, ничем не ограниченная, превращается в беспредел олигархов, в беспредел политиков, военных, чиновников, словом, во все то, от чего стонет страна. Поэтому депутаты как народные избранники получили народное доверие вовсе не для того, чтобы делать все, что вздумается. Мы должны делать максимально возможное, чтобы как можно больше покрыть законами правовое пространство. У нас, как я понимаю, только для того, чтобы заработало местное самоуправление, должно быть 24 закона федеральных и 26 - региональных. Мы же приняли пока один. И подобная ситуация во всем.
- Еще Салтыков-Щедрин говорил, что в России строгость законов компенсируется их повсеместным неисполнением.
- Все, однако, зависит от качества законов, от дееспособности системы, исполняющей эти законы. Скажем, чиновник должен получать высокую зарплату и находиться под жестким контролем. Он должен бояться потерять работу. Именно поэтому правовую базу страны надо выстраивать и укреплять без промедления уже сегодня. Собственно, чем и занялся недавно избранный президент России. Вот почему у простых россиян и крепнет доверие к нему.
- А лично вы занимаетесь бизнесом, уйдя в политику?
- Нет, уйдя в политику, я в бизнесе не работаю. Как бывший предприниматель я знаю многие проблемы изнутри и работаю над законами, которые помогут бизнесу и крупному, и среднему, и мелкому нормально развиваться.
- Каждый претендент на губернаторский пост сегодня не может обойти молчанием проблемы государственного обустройства. Как вы, скажем, относитесь к заявлениям о том, что договоры о разграничении полномочий между центром и субъектами Федерации исчерпали себя и политически, и юридически?
- Я думаю, готовится отмена договорной практики. Выравнивание статусов субъектов Российской Федерации сегодня назрело и стало одним из главных требований многих губернаторов. В самом деле, почему некоторые области находятся на положении "второсортных", а национальные республики имеют преимущества? Некоторые субъекты Российской Федерации практически стали отдельными княжествами. У них, по сути, нет никакой федеральной власти, законы исполняются в общем. Например, Башкирия в своей конституции определила верховенство местных законов над федеральными. Подобное положение в Татарстане, Якутии. Я понимаю, что к национальным проблемам надо относиться деликатно, но почему в налогообложении они должны иметь преимущества перед той же Пермской областью? Такая "асимметрия", на мой взгляд, способствует развалу страны. Я поддерживаю стремление Владимира Путина сделать все субъекты Российской Федерации равными. Однако воплощать на практике все задуманное, конечно же, следует осторожно, выверенно, дабы не обострить национальные проблемы.
- Насколько я знаю, вы любите читать мемуары политиков?
- Да, в них много ценного и познавательного для меня, делающего в большой политике первые шаги. Кроме политической литературы, читаю об архитектуре. Можно сказать, я увлечен ею. Испытываю внутренний трепет, когда бываю в Питере. Очень люблю застывший воздух архитектуры, как я называю старинные здания, а поэтому предпочитаю ходить там, где развалины и полуразвалины.
- Самое время спросить о пристрастиях, хобби. Вы случайно восточными единоборствами или дзюдо не увлекаетесь?
- Не увлекаюсь, и в большой теннис не играю. А вот по классической борьбе и боксу имею разряд. По отзывам друзей, хорошо держу удар. А еще люблю быструю езду на машине.
- Вот вы говорите, что умеете держать удар. А не боитесь, если ваши противники закинут в центральную прессу компромат на вас.
- Это уже пройденный для меня этап во время предыдущих парламентских выборов. В прошлом декабре "черные пиаровцы" моих конкурентов выбросили на страницы местных газет против меня все, на что у них хватило фантазии. Пермяки этой продукции так наелись, что уже не реагируют. Если выбросят доказательный компромат, значит, буду отвечать по закону, а если - бездоказательный, то будут отвечать они. Лично я оперирую не сплетнями и разговорами, а теми материалами, которые доказаны в прокуратуре.
- Мне говорили, что у вас есть церковные награды - орден Русской православной церкви "Князь Владимир" II степени и международный - "Константина Великого". Вы - верующий?
- Скорее -идущий к церкви. Все, что проповедует православие, мне близко. Раз в две недели хожу в храм. Я считаю, что именно православие призвано объединить и возродить русский народ, а посему активно помогаю в Перми восстанавливать Феодосиевскую церковь.
Тем не менее я толерантно отношусь и к другим конфессиям. Среди моих друзей есть и мусульмане, и католики, и иудеи. Поверьте, мы всегда находим общий язык, когда ведем религиозные беседы. Я согласен с теми духовными наставниками, которые утверждают, что вера сама по себе не может быть причиной конфликта, пока не станет предметом провокационных спекуляций со стороны амбициозных политиков. Честно говоря, меня смущает то, что иные националисты стараются нынче придавать обычным конфликтам религиозное звучание. Думаю, пришло время поставить жесткий заслон "гапонам" всех верований, особенно в нашем многоконфессиональном государстве. Надо уважать право каждого человека на свою веру, право жить по ее законам, но пора дать жесткий отпор тем, кто превращает веру в знамя вражды между народами России. Нам всем - и православным, и мусульманам, и иудеям, и буддистам, и атеистам - предстоит жить вместе. Мы должны научиться уважительной терпимости к религиозным чувствам и убеждениям всех, кто не нарушает наши законы и нравственные нормы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников