08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТЫСЯЧА ЕВРО ЗА ХОЖДЕНИЯ ПО МУКАМ

Корец Марина
Опубликовано 01:01 30 Сентября 2004г.
Судиться бывшую россиянку надоумила тонкая брошюрка по правам человека, которую 86-летняя бабушка купила на книжном рынке. А до этого бывшая учительница русского языка и литературы пятнадцать лет тщетно обращалась в Оренбургский областной суд, пытаясь вернуть родовое гнездо в городе Сорочинске, конфискованное советской властью во время коллективизации.

В 1989 году, когда отец был посмертно реабилитирован, Еманакова с необходимыми справками на руках приехала к мэру Сорочинска, но тот сказал, что двухэтажный дом ее отца отдан ветеринарному техникуму, и предложил похлопотать о небольшой денежной компенсации.
"Но я хочу здесь жить!" - возразила Юлия Александровна и подала иск в Сорочинский суд на признание права собственности на родительский дом. Однако суд этот иск отклонил, порекомендовав добиваться от Оренбургского областного финансового управления компенсации за конфискованное имущество. А в финуправлении заявили, что согласно законодательству оно никому ничего не должно.
В течение восьми лет терпеливая женщина в надежде отстоять свои права по двое суток добиралась до Оренбурга, но каждый раз натыкалась на отказы. А потом гражданская коллегия Оренбургского областного суда окончательно отказала ей в возврате дома и определила, что выплатить максимальную компенсацию за конфискованное имущество пострадавшей (а это всего 8 349 рублей) должна Сорочинская горадминистрация. Впрочем, и этих денег Юлия Александровна не получила. После этого она еще семь лет писала заявления в Верховный суд России, Министерство юстиции, Высшую квалификационную коллегию судей, администрацию президента, Конституционный суд, Генеральному и областному прокурорам, лично Горбачеву и Ельцину, получая в ответ невнятные бюрократические отписки. За пятнадцать лет волокиты ветеринарный техникум переехал в другое здание, дом раздора отдали под жилье его сотрудникам, и те его благополучно приватизировали.
Европейский суд в Страсбурге, приняв к рассмотрению иск гражданки Еманаковой, постановил, что права истицы нарушены сразу по двум пунктам Конвенции о правах человека. Первый - каждый человек имеет право на разбирательство дела судом в разумный срок. Второй - каждый имеет право на эффективное средство правовой защиты, даже если преступление было совершено государством. По поводу своей победы в тяжбе с бюрократами Юлия Александровна не испытывает ни малейшей радости.
- Никогда не забуду то лето 1929 года, - горько заметила она, - когда по ложному доносу арестовали моего отца и мы с мамой, сразу всеми заклейменные, возили ему передачки. А через год решением сельсовета у нас отобрали дом и выгнали маму с четырьмя детьми на улицу. Пешком и на попутных подводах мы добирались к ее сестре. Я до сих пор помню пережитый стыд, когда в новой школе мне, как самой бедной девочке, выдали вместо пальто чью-то старую фуфайку. Отца отправили в Караганду, и мы поехали следом. Потом были Сибирь и Дальний Восток, и везде мы с тоской вспоминали наш добрый, уютный дом.
Когда, вооружившись соответствующими постановлениями, я стала восстанавливать свои права на родное гнездо, мои сестры еще были живы. Как они мечтали снова собраться под одной крышей, попить на террасе чаю, помянуть добрым словом родителей! Теперь из семьи Гололобовых я осталась одна. Доживу ли до светлой минуты?
Европейский суд обязал Россию выплатить своей бывшей гражданке, пострадавшей от политических репрессий, компенсацию в тысячу евро. А вот что будет с домом Гололобовых, пока остается не известно.
КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ
Как сообщил "Труду" известный российский адвокат Александр АСНИС, вообще-то он не может комментировать решение суда по делу, в котором не принимал участие. Однако общий порядок исполнения решений данного суда состоит в следующем. Государство, против которого был подан и выигран иск в Европейском суде, в течение 3 месяцев должно выплатить назначенную компенсацию. Истцу, которому предстоит получить указанную сумму, уже не нужно обращаться к кому-то с дополнительными просьбами и как-то инициировать выплату. Деньги выделяет министерство финансов страны. Правда, все это возможно в случае, если государство-ответчик не обжалует в трехмесячный срок это решение в вышестоящий орган Европейского суда - Большую палату. Бывает, но редко, когда государства-ответчики не исполняют решения Европейского суда. В таких ситуациях надзор за исполнением решения Европейского суда осуществляет Комитет министров Совета Европы.
Александр Аснис сам недавно провел в Европейском суде известное дело, получившее название "Семья Сливенко против Латвии". В результате латвийское государство, в течение 3 месяцев перечислив на счет в банке, выплатило Татьяне Сливенко и ее дочери Карине 20 тысяч евро.
Александр ДАНИЛКИН.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников