03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

САПСАНЫ УЧАТСЯ ЛЕТАТЬ

Дубичева Ксения
Опубликовано 01:01 30 Сентября 2004г.
Арабские шейхи "временем страсти" называют отнюдь не гаремные утехи, а соколиную охоту. За хорошего ловчего сокола они готовы заплатить цену новенького "мерседеса". В России традиции охоты с птицами подзабылись, да и сами ловчие птицы накрепко прописались в Красной книге, однако охотники-энтузиасты тоже встречаются. Возродить старинную "птичью потеху" пытаются в Центре мониторинга и реабилитации хищных птиц "Холзан" под уральским городом Сысерть.

Главный из двух научных сотрудников центра "Холзан" орнитолог Юрий Павлов приехал на Урал из Казани, бросил работу в зоопарке, чтобы ничто не мешало заниматься любимыми хищными птицами.
- Вы что же, думаете, птицу просто выучить охотиться - чтобы, забив добычу, осталась сидеть на месте, не улетела, позволила подойти хозяину? - спрашивает Юрий. - Собаку я за час берусь натаскать - мы с ней пойдем и рябчика добудем. Но чтобы ощутить красоту птичьей охоты, надо на полгода забросить все дела и заниматься исключительно подготовкой птицы.
Навстречу нам из вольера, переваливаясь, угрожающе растопырив крылья чуть не на два метра, с диким криком вышла орлица.
- Чего орет-то? - поинтересовались мы, отскочив от вопящего хищника, норовящего цапнуть за ноги.
- Жрать просит.
Птица умолкла, едва только клюв вцепился в цыплячью тушку.
- Уже два месяца с ней занимаюсь. Научилась лишь на руку садиться. А кусаться все никак не отучу, хоть и луплю, - руки у второго сотрудника центра Алексея Бахтерева сплошь в шрамах.
Орлица - одна из двух десятков пациентов центра. Нынешние насельники попадают сюда ранеными, здесь пока лечат птиц, реабилитируют. "Холзан" - единственная больница в стране для хищных пернатых, сюда присылают раненых хищников со всей России.
- В Эмиратах есть еще птичий госпиталь с отличными специалистами, но это таких бешеных денег стоит! С мелкими травмами мы и сами справляемся, но не хватает нам серьезного ортопеда, - скромничают Юрий и Алексей, выправляющие птичьи ноги самодельными лубками из пластиковых бутылок. Они выхаживают даже, казалось бы, безнадежных пациентов.
Встретившая нас орущая орлица приехала из-под Красноярска, где ее серьезно ранил охотник: "Из тех, что палят, не думая в кого". Канюка подстрелили в Иркутской области. Орлан-белохвост - из Курской области: его, глупого, машина сбила. Остался без глаза, с переломанными крылом, клювом и ногой. Сейчас он уже смотрит молодцом и славен тем, что цапнул за шею самого Юрия Носкова, живую легенду из села Шушенского, когда тот приезжал в центр. Взял его на руку, а не знал, что орланы шею далеко вытягивать могут. Носков и его орел Алтай - единственные представители российской птичьей охоты, имеющие мировую известность. Сельский учитель музыки охотится с Алтаем уже более четверти века, его сокол весом 5,5 кг берет и 40-килограммовых косуль, и 20-килограммовых лис.
Мы не застали в центре ушастых сов. Летними ночами они частенько залетают в город и остаются там, где застанет их солнце. Горожане с помощью спасателей отлавливают осовевших - так изрядно помятые птицы попадают в центр, где их подлечивают. Недавно тут выпустили в лес, на свободу, одиннадцать здоровых ушастых сов. Реабилитировать их и других пациентов помогла местная птицефабрика.
- Не представляю, что бы мы без них делали, - объясняет Юрий Павлов. - Всего нам требуется 7,5 килограмма мяса в день. И если орлы тухлятинкой не брезгуют, то ястребам, соколам давай только свежее мясо. Птицефабрика специализирована на производстве яиц, потому петушки им без надобности. Вот и отдают нам цыплят бесплатно - полторы сотни в день. Орлица только при вас пятерых схрупала, а ей штук 14 за раз - нипочем. Сокол по четыре-пять за день съедает.
Соколы-балобаны невероятно изящные, с огромными выразительными глазами, наиболее высоко ценятся арабскими охотниками - за ловкость и за красоту.
Таможня екатеринбургского аэропорта регулярно отлавливает контрабандистов, которые пытаются вывезти ловчих птиц в Эмираты. Изъятая контрабанда поступает в "Холзан". Накачанного наркотиками кречета, которого обнаружили в ноябре 2000 года в картонной коробке с перевязанными крыльями у гражданина Сирии Алшикха Самира, вылетавшего в Дубаи, доставить в центр не успели - птица погибла. Хотя адвокат сирийца и утверждал, что птицу тот купил на рынке и вывозил не для продажи, в июне 2002 года екатеринбургский суд приговорил Самира к штрафу в 450 тысяч рублей и конфискации имущества.
В сентябре прошлого года аэропортовская таможня задержала целую преступную группу.
- Восемь соколов стюардесса пыталась пронести на борт в спортивной сумке, туго запеленутых в марлю, чтобы не пискнули. Уже в самолете изъяли. К нам их привезли с переломанными ногами, с поврежденными клювами, - негодует Юрий Павлов. - Полгода их лечили. Скоро обучать начнем.
В июле прокуратура закончила следствие и передала в суд дело по данному факту. Максимальное наказание, которое грозит обвиняемым, - двенадцать лет лишения свободы. Торговля животными регулируется международной конвенцией, диких "краснокнижных" птиц категорически запрещено вывозить из России. Этот запрет не касается пернатых, имеющих родословные документы о происхождении из питомника. Потому, если "Холзан" закупит современный инкубатор и станет выводить редких крупных соколов, центр, существующий сейчас исключительно на частные пожертвования, сможет самостоятельно заработать на свежее мясо для своих питомцев. И не обязательно отправлять их на чужбину - можно организовать "птичью потеху" и в уральских лесах.
С учетом такой перспективы здесь уже разводят фазанов для показательной демонстрации соколиной охоты. В Англии, кстати, для охотничьих надобностей за сезон выпускают в леса пять миллионов фазанов. Но пока хищники восстанавливают в центре "Холзан" здоровье, обреченные фазаны усиленно плодятся и размножаются.
Птичья охота вступает в период возрождения. Несомненно выигрышная по сравнению с ружейной охотой - и большей экологичностью, и меньшим ущербом, наносимым природе, - она находит все больше сторонников в современном индустриальном обществе. Стыдно будет, если не появится она в России, на родине одного из великих царей-охотников. Алексей Михайлович Тишайший, отец Петра I, вошел в историю как страстный поклонник "птичьей потехи", предававшийся ей даже в ущерб делам государственным. Он создал непревзойденный свод уставов соколиной службы "Урядник сокольничьего пути", где высказался необыкновенно романтично: "Красносмотрителен и радостен высокого сокола лет. Зело потеха сия утишает сердца, веселит славныя птичья добыча".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников