11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЦАРСКИЙ КУРЬЕР МИШЕЛЬ

Тихонов Дмитрий
Опубликовано 01:01 30 Сентября 2004г.
Что общего между фантастом Жюль Верном и российской фельдъегерской службой? Не торопитесь с выводами.

Оговоримся сразу - Жюль Верн никогда не был в России. Однако в 1875 году написал роман о нашей стране - "Царский курьер". Главным героем стал фельдъегерь Михаил Строгов. Зачем родоначальнику научной фантастики понадобилось описывать малопонятную ему российскую действительность, не ясно. Тем не менее он это сделал. Как сумел...
А издатель Пьер Этцель, получивший рукопись, попросил жившего во Франции и хорошо знакомого ему русского писателя Ивана Тургенева отредактировать ее. Благо тот весьма высоко ценил творчество Верна.
"Царский курьер", несмотря на явные нестыковки и неправдоподобие ситуаций, все же "согрел" Тургенева - наверное, потому, что был написан с симпатией к русскому народу и политическим ссыльным в Сибири. Публикация намечалась в журнале Этцеля "Учеба и отдых", который в России имел много подписчиков, - и издатель опасался цензурного запрета на распространение. Об этом предупреждал и Тургенев, консультировавшийся у российского посла в Париже Н.А.Орлова: "Князь Н. Орлов написал мне, что охотно примет вас, но у него мало надежды, ввиду совершенного запрещения публиковать все, что непосредственно или отдаленно, в хорошем или дурном смысле касается императорского дома..."
Встретившись с Этцелем, российский посол предложил изменить название романа. Так, "Царский курьер" стал "Михаилом Строговым" и покорил под этим заглавием почти весь мир. Во Франции роман пользовался огромным успехом и выдержал только в 1876 году три издания.
А вот в России у романа судьба оказалась непростой: он был опубликован издателем Иваном Сытиным только через четверть века - в 1900 году, да и то в скверном переводе.
...Действие романа предположительно можно отнести ко второй половине XIX столетия: Жюль Верн, чтобы избежать неприятностей в России, не называет имени императора. Время угадывается лишь по достижениям прогресса - телеграф, железная дорога, пароходы.
Повествование, полное драматических коллизий, начинается с того, что "между подвластными России кочевниками Туркестанского края вспыхнуло восстание, грозившее охватить всю Сибирь". И Сибирь спутана с Туркестаном, и самих "кочевников" Жюль Верн называет то татарами, то бухарцами, то киргизцами.
К татарам-бухарцам примыкает бывший полковник Иван Огарев, разжалованный в солдаты и сосланный в Сибирь за участие в каком-то тайном политическом обществе. Хотя и помиловали через полгода, но он затаил ненависть к брату царя, великому князю, по чьему приказу его разжаловали. Огарев хочет отомстить и собирает отряд разбойников.
Тем временем восставшие в порыве ярости обрывают телеграфные провода по всей Восточной Сибири и спешат захватить "столицу Сибири" - Иркутск, где проживает, не подозревая о готовящейся мести, великий князь.
Что должен сделать при отсутствии связи любой военачальник, а тем более император? Отправить преданного и смелого человека! Из царской резиденции в Сибирь выезжает фельдъегерь Михаил Строгов. Едет он паровозами гремучими, плывет реками кипучими, бредет лесами дремучими, идет через степи и горы с тайным посланием царя, от передачи которого зависит не только жизнь великого князя, но и целостность всей России.
По дороге, как и полагается, Михаил случайно встречает свою любовь в образе юной девушки Нади, направлявшейся в Иркутск к сосланному отцу. Знакомство с молодым офицером круто изменило судьбу Надежды, подарив не только прекрасное чувство, но и нелегкие испытания. Они мужественно выдержали плен в татарском лагере Феофар-хана, хотя злые кочевники под руководством Ивана Огарева раскаленным клинком лишили фельдъегеря зрения. Но что гораздо хуже, они завладели секретным царским пакетом, и теперь уже Огарев замыслил пробраться в Иркутск, выдав себя за Михаила, благо великий князь никогда не видел ни Огарева, ни Строгова.
Однако слепой царский курьер разгадал подлый замысел. И Михаил с Надей совершают побег из плена. Она рассказывает, куда идти, а он периодически несет ее на своих сильных руках, скрываясь от татаро-огаревской погони. Так они добираются до Байкала. Переплыв его на плоту, наши герои двигаются дальше по Ангаре, которая вот-вот должна замерзнуть. До Иркутска остается совсем ничего - несколько верст.
Между тем Огарев приводит в действие свой коварный план: проникает в осажденный ордами татар Иркутск и выдает себя за Строгова. Великий князь, не подозревая подвоха, поселяет мстителя в соседней комнате. Изменнику только этого и требовалось: он собирается в день штурма открыть городские ворота и поджечь нефть, заблаговременно разлитую по Ангаре, чтобы спалить весь Иркутск дотла.
И вот наступает штурм. Горит на Ангаре нефть. То тут, то там стреляют. Огарев собирается открыть ворота. Вдруг он видит живого слепого фельдъегеря Строгова, которого под ручку ведет Надя. Конечно же, решает убить обоих, чтобы не раскрыли заговор. И устремляется со шпагой на Михаила, вооруженного только "сибирским ножом".
"Ловкое, незаметное движение ножа слепого отразило удар". Только тут Огарев понял, как ошибался, считая фельдъегеря слепцом.
- Да, я вижу! - ответил Михаил. - И вызываю тебя на дуэль, хотя ты и недостоин этого! Мне достаточно и ножа против твоей шпаги!
"Оружие скрестилось, но не прошло и минуты, как изменник, пораженный в сердце, замертво упал на землю".
Тут вошел великий князь, и все прояснилось. Оказалось, враги не смогли выжечь фельдъегерю глаза, он не ослеп. А все потому, что слезы праведного гнева пролились на раскаленный металл. "Слезы ручьями хлынули из глаз его, и эти слезы спасли ему зрение. От близости раскаленного металла они превратились в пар, а пар ослабил жар". Свершилось чудо. Обыкновенное.
Что было дальше, понятно: татар разбили, нефтяной пожар потушили, телеграф починили, ссыльного Надиного отца простили, Надю с Мишей поженили. И стали они жить-поживать в Петербурге, ибо царь сделал Строгова своим адъютантом.
Кстати, несмотря на очевидную наивность и псевдоисторичность, роман до сих пор пользуется популярностью. В Монако даже выпустили почтовую марку, посвященную ему. Во Франции был снят телевизионный фильм "Мишель Строгофф", после которого одна фирма так прониклась страданиями героев, что захотела организовать туристический маршрут по "историческим" местам. Так что, как и во времена Жюль Верна, Россия остается terra incognita.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников