11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕРГЕЙ АРЦИБАШЕВ: "КРОВЬ НА НАШЕЙ СЦЕНЕ НЕ ПРОЛЬЕТСЯ"

Лебедина Любовь
Статья «СЕРГЕЙ АРЦИБАШЕВ: "КРОВЬ НА НАШЕЙ СЦЕНЕ НЕ ПРОЛЬЕТСЯ"»
из номера 198 за 30 Октября 2007г.
Опубликовано 01:01 30 Октября 2007г.
Этот юбилей подкрался незаметно. После ухода из жизни Андрея Гончарова и Натальи Гундаревой, все силы театра были направлены на то, чтобы не снизить художественную планку, чтобы позолота не сошла с багетовой рамки, обрамляющей этот прославленный коллектив. Шесть лет назад сюда пришел новый худрук Сергей Арцибашев, который, подобно коренной лошади, впрягся в эту театральную фуру и потащил ее на себе. О непростой судьбе этого театра, о его традициях и нынешних сложностях и пошел наш разговор...

- Сергей Николаевич, Театр имени Маяковского в эти дни празднует свое 85-летие. В этой связи хотелось бы поговорить о традициях этого коллектива. В чем они, на ваш взгляд, состоят?
- Лично я не был свидетелем рождения этих традиций, поскольку мне не 85 лет. И все же я знаю, что Всеволод Мейерхольд поставил в этом театре, тогда называвшемся Театром революции, "Доходное место" Островского в реалистическом ключе, открыв великую актрису Марию Бабанову. Если говорить о выдающемся режиссере Николае Охлопкове, долго возглавлявшем этот театр, то он всегда тяготел к большим формам и умел это здорово делать. Пришедший ему на смену Андрей Гончаров тоже пропагандировал образный, яркий театр с упором на человеческую психологию. Каждый вновь приходящий мастер вносил свои коррективы в бытующий до него стиль игры, но, как бы там ни было, основу составлял психологический реализм, "правда чувств в предполагаемых обстоятельствах", как писал Пушкин. Для меня главная традиция коллектива - это живой спектакль, поставленный ради людей и во имя людей.
- Сергей Николаевич, может быть, я затрону не слишком приятную для вас тему... Сегодня идут нападки на психологический театр, ярким представителем которого является и Театр имени Маяковского. Критики стараются не замечать его, а если и замечают, то придираются, "кусают". Как вы думаете, почему?
- Мнение критиков - это всего лишь мнение критиков, но не зрителей, которые по-прежнему целиком заполняют наш зал. И потом, я бы хотел напомнить нашим оппонентам, что во всем мире завидуют русскому реалистическому театру. Так почему его надо "закапывать" вместо того, чтобы всемерно поддерживать? Только ради того, чтобы уравняться с европейским авангардом?
- Вероятно, поэтому критики и не отбирают ваши спектакли на фестивали типа "Золотой маски"?
- Специально в этом я никогда не разбирался. Но поверьте, мы отнюдь не страдаем оттого, что "Золотая маска" нас не замечает. Авось заметят другие. Кстати, недавно наши классические спектакли выдвинули на премию Союзного государства Белоруссия - Россия.
- В вашем театре всегда была очень сильная труппа. Одно время она даже конкурировала с труппой МХТа. Скажите, в нынешних рыночных условиях трудно удержать артистов?
- Трудно. И все-таки я стараюсь ставить спектакли с теми актерами, которые у меня есть, не прибегая к звездам со стороны.
- На сборе труппы вы сказали, что будете наказывать рублем тех, кто нарушает дисциплину, опаздывает на репетиции. Слово свое держите?
- Поймите, репертуарный театр - это тоже производство, только тут, грубо говоря, делают не гайки, а спектакли. И без дисциплины в нашем деле никак нельзя. Это не значит, что я против съемок артистов в телесериалах, фильмах, но об этом надо предупреждать заранее, и я обязательно войду в их положение. Правда, однажды я не отпустил на съемки Светлану Немоляеву и Александра Лазарева, поскольку на носу был выпуск спектакля. Как мне кажется, они все поняли и на меня не обиделись.

- Скажите, а уход из вашего театра таких известных артистов, как Эммануил Виторган, Роман Мадянов, сказывается на репертуаре?
- Я погрешу против истины, если скажу, что их уход был для меня безболезнен. Наверное, так же болезнен был для Гончарова уход Дорониной, Ромашина, Джигарханяна. Такие мастера всегда нужны театру. Что же касается двух последних актеров, то я им предлагал новые роли, но они их не устраивали. А я в свою очередь не мог под них подстраивать репертуар.
- То же самое произошло и с Ольгой Яковлевой, которая в этом сезоне перешла в МХТ?
- Яковлева долгое время работала и у нас, и у Олега Табакова, но, видно, потом он ей предложил какую-то значительную роль, и она решила покинуть "Маяковку". Дело в том, что я никогда не ставлю спектакли на какого-то одного артиста. Первый мой спектакль - "Женитьба" - в этом театре держался на группе корифеев этого коллектива, я хотел их показать всех вместе, в одном ансамбле. Вот недавно был юбилей нашей замечательной Светланы Немоляевой, и мы в этот вечер играли "Ревизора", где, как сами понимаете, у нее не главная роль, и вместе с тем без ее Анны Андреевны не было бы спектакля. Немоляева отлично это понимала и не требовала себе отдельный бенефис, как не требовал этого и Михаил Филиппов, сыграв в день своего 60-летия Бочкарева в "Женитьбе".
- Скажите, а когда вы назначаете ведущего артиста на роль, вы с ним советуетесь?
- Конечно. Я не могу работать с артистом, если роль ему неинтересна и он это делает через силу. В работе режиссера с актером очень важна психологическая совместимость. Я не приемлю ситуацию, когда актер не доверяет режиссеру, а тот через своего помощника говорит: скажи такому-то, чтобы он сделал то-то...

- Ваш театр часто упрекают в том, что в нем идет "бродвейская драматургия", а это не пристало академическому театру...
- Я не понимаю такой постановки вопроса, потому что "бродвейская драматургия" - не значит плохая. И потом, я не могу бесконечно ставить одну классику, ее надо чем-то разбавлять, в том числе облегченными пьесами, на которых зрители могли бы развлечься, но, скажем так, чтобы это не было ниже пояса. К тому же у меня огромная труппа - более 60 человек, которых я должен занимать в спектаклях. В ней есть замечательные актеры, не выходившие на сцену по 15 - 20 лет. Поэтому мне их фактически приходилось открывать заново. Это Бутырцева, Прокофьева, Запорожский, Спиваковский... Теперь их заметили кинорежиссеры, они стали сниматься, чем сильно усложнили мне жизнь.

- Когда-то Эдвард Радзинский именно на этой сцене начинал свою карьеру драматурга, его пьесы "Беседы с Сократом", "Она в отсутствии любви и смерти" становились настоящими событиями. Почему вы не захотели продолжить эту традицию и взять его новую пьесу "Палач"?
- Я встречался с ним по поводу этой пьесы. Она очень лихо закручена с точки зрения сюжета и по жанру напоминает исторический детектив, но... После трагических событий в Беслане, которые сильно меня потрясли, я решил не ставить спектакли, где льется кровь. Мне кажется, этого и так достаточно в жизни и на телеэкране. В этой же пьесе действие развивается вокруг палача, гильотины и крови мучеников. Поэтому я отказался от ее постановки.
- В свое время Андрей Гончаров был первооткрывателем жанра мюзикла на драматической сцене. Театралы до сих пор помнят его "Человека из Ламанчи" с Александром Лазаревым в главной роли. Скажите, в ваших планах нет чего-нибудь подобного?
- Я отношусь к мюзиклам весьма настороженно, потому что это изобретение не наше и у нас мало кому удается по-настоящему освоить этот жанр. У меня есть несколько музыкальных спектаклей, где и поют и пляшут, но назвать их мюзиклами я не могу.
- Значит, всем новым театральным формам вы предпочитаете русскую классику?
- Классика - это тот материал, с которым не должен расставаться ни театр, ни режиссер, ни актер, ни зритель. Классика - это наши кислородные подушки. Там есть все: про нас нынешних и будущих, про тех, кто виноват, и про то, что делать. Там все сказано таким правдивым и поэтичным языком, что он сам по себе возвышает человека и делает его лучше.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников