04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАЙНЫ ПОДВОДНЫХ "ДТП"

Качаева Иоланта
Статья «ТАЙНЫ ПОДВОДНЫХ "ДТП"»
из номера 224 за 30 Ноября 2000г.
Опубликовано 01:01 30 Ноября 2000г.
Правительственная комиссия по изучению причин гибели атомохода "Курск" как главную версию случившегося рассматривает столкновение с иностранной подлодкой. Тут ничего неожиданного, невозможного нет. Субмарины "задевали" друг друга и раньше. Например, в 1992 году атомоход "Кострома" в том же Баренцевом море столкнулся с американской подлодкой "Батон Руж". Корреспондент "Труда" беседует с участником событий восьмилетней давности - бывшим командиром минно-торпедной боевой части "Костромы" Павлом Чичериным.

- Столкновение произошло 11 февраля в 20.17, - рассказывает Павел. - Мы находились на полигоне боевой подготовки в Баренцевом море. Это место считали своими территориальными водами, а американцы по каким-то причинам с нами не были согласны. Так вот, мы на "Костроме" готовились к всплытию. Начали поднимать перископ. И вдруг на глубине 22 метров обо что-то ударились. Как потом оказалось, наша рубка уткнулась в днище американской подлодки.
- Как вы узнали, что столкнулись именно с американцами?
- В момент аварии, конечно же, не знали. А позже поступили разведывательные данные. Оказалось, что у "Батон Руж" был сильно поврежден корпус. Американцы еле дотянули до Норвегии. Потом их лодку вывели из боевого состава как не поддающуюся ремонту. Дело в том, что морская вода губительна для электрических приборов. Она и вывела из строя все системы.
- А что же случилось с "Костромой"?
- Во время удара она накренилась примерно на 10-15 градусов. Пришлось снова погрузиться на безопасную глубину, осмотреться. Потом осторожно поднялись. Стали связываться с судами, находившимися неподалеку. Никто ничего не видел и не слышал. Американцы здорово помяли переднюю часть нашей рубки и перископы. Было обидно вдвойне: вышли на отработку задач как раз после ремонта.
- Никто из наших подводников не пострадал?
- Нет. Думаю, нам просто повезло. Мы сообщили о происшествии командованию флота, и нам приказали идти не на базу, а в Североморск. Пришли. Обычно в Североморске подлодку никто не встречает. Даже швартов обвязать вокруг кнехта на пирсе некому. В общем, извечная местная проблема. А тут человек двадцать на берегу в спасательных жилетах да еще командование...
- Подводников "Костромы" наградили? Ведь вы, по сути, потопили лодку противника?
- "Наградили" - пытались уголовное дело завести. Только второго участника инцидента не было. Командир корабля подал морской протест. Но все равно "крайнего" нашли. Командира боевой части-7 капитана 3 ранга Владимира Щербакова, опытного подводника, уволили в запас. Обвинили в том, что он якобы не вел контроль за надводной и подводной обстановкой. Хотя экипаж "Костромы" был иного мнения о случившемся... Мы знали, что во время Великой Отечественной войны наши подводники по-особому отмечали количество потопленных ими кораблей противника. Рисовали на рубке звезду, в ней - круг, в который вписывали число побед. Раздобыли краски, сделали трафарет и с 1999 года у нас на рубке красуется единичка, напоминая о столкновении с "Батон Руж". Правда, "Кострома" сейчас не выходит в море - отжила свое аккумуляторная батарея, а на ее замену денег нет. Вот уже год стоит в Видяеве у причала.
- А что происходило в Америке?
- У них, насколько мне известно, велось расследование, в результате виновным признали командира подлодки. Сняли с должности.
- "Кострому" сразу же отремонтировали?
- Ремонтировали на плаву. Залатали рубку, ввели в строй перископы и антенны - радио- и акустические. Примерно через год после встречи с "Батон Руж" она вышла в море. Ремонт обошелся по тем деньгам в 118 миллионов рублей.
- Как же произошло столкновение? Неужели ни вы, ни американцы вовремя не обнаружили друг друга?
- Американцы следили за нами и, естественно, вели себя тихо. А мы, наоборот, работали в активном акустическом режиме. На "Батон Руж" просто не могли нас не обнаружить. Они знали, что "Кострома" - рядом, но почему-то "прошляпили" наше всплытие.
При всем этом не надо забывать, что наши лодки более "громкие", нежели американские. И тому есть разные причины. Подлодки, например, необходимо регулярно проверять на шумность. При этом субмарина плавает в море в полигоне, где проводятся специальные замеры. После чего устраняют обнаруженные неполадки. Однако на такую роскошь денег давно нет. Да что там говорить: даже ремонт своими силами приходилось делать. Помню, мы загружали на лодку торпеды, готовились идти на боевую службу. И вдруг вышел из строя вал транспортера. К командованию за новым обращаться было бессмысленно. Так как погрузка, разгрузка и эксплуатация минно-торпедного комплекса входили в мои обязанности, я взял сломанную деталь и отправился на судоремонтный завод в Полярный. Проник на территорию через дырку в заборе, чтобы охрана не остановила. Пришел в цех, отдал рабочим вал и попросил выточить такой же. Деньги и спирт за выполнение заказа собирали в боевой части. Через три дня я тем же путем пришел забирать вал. Рабочие все сделали как надо.
Мой отец - бывший подводник. Когда он служил, в оборону вкладывали деньги. Любую неисправность на подлодках устраняли сразу же. Теперь об этом можно, видимо, только вспоминать...
- Но существуют же обязательные проверки перед тем, как лодка отправится в плавание?
- Проверки-то существуют... Конечно, никто не выпустит лодку в море, если есть серьезные неисправности. Однако на таких мелочах, как, к примеру, обязательное наличие во всех отсеках аварийного запаса пищи, настаивать не будут.
Не исключаю, что такая ситуация была и на "Курске". Думаю, что аварийного запаса пищи у них тоже не оказалось, а аварийный запас воды был небольшой.
- Почему подводники не могли открыть аварийно-спасательный люк в девятом отсеке на "Курске"? Неужели тоже из-за нехватки какой-то "железки"?
- Возможно, что какую-то деталь изъела ржавчина. Впрочем, если бы "Курск", да и вообще все наши подлодки проходили ремонт после каждого похода, подобного бы не случилось.
- Как считаете, мог сдетонировать боевой запас "Курска" после столкновения, если оно все-таки было, с другой подлодкой?
- Уверен, что нет. Я три года отслужил командиром торпедной группы, а потом пять лет командиром минно-торпедной боевой части. Поэтому знаю, что удар ни о подлодку, ни о морское дно не может привести к детонации боезапаса. Ведь проводили испытания, на которых боевой запас рассчитан на падение на бетон с пятиметровой высоты. Удар может повлечь за собой лишь возгорание боевого зарядного отделения, но и в этом случае последующего взрыва быть не может.
- Существует еще одна версия гибели "Курска", согласно которой боезапас взорвался из-за неправильного запуска боевой торпеды или ракеты...
- На "Курске" стреляли не боевым оружием, а практическим. То есть болванкой без заряда. Боевым оружием стреляют по берегу, а "Курск" находился в том полигоне, откуда боевые стрельбы не ведутся. Даже если подводники совершили какую-то ошибку при запуске ракеты или торпеды, то она бы не вышла из торпедного аппарата или же затонула. Не более того.
- Почему вы сами ушли со службы?
- Жить "Костроме" оставалось недолго. Ее скоро спишут, поставят в очередь на утилизацию. А быть могильщиком своей лодки как-то не хочется...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников