08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АКАДЕМИК ЖОРЕС АЛФЕРОВ: Я НЕРЕДКО МУЧАЮСЬ ИЗ-ЗА ПРОБЕЛОВ В ЗНАНИЯХ

Спрашиваю у академика Алферова: "Нобелевская премия для вас - это?.." Отвечает не раздумывая: "Прежде всего признание заслуг отечественной науки, нашего Физико-технического института". - "Нет, Жорес Иванович, лично для вас?" Задумался. "Я уже не молодой человек, - сказал. - У меня много наград. Нобелевская, конечно, высшая из них, свидетельство мирового признания".

- Спустя пару недель после объявления Нобелевским комитетом лауреатов 2000 года вы улетели в США. Как встретили вас там?
- Я ездил на съезд Американского оптического общества, которое еще в марте присудило мне одну из своих премий. Смог наконец получить ее. Встреча была теплой, дружеской. В общем, как обычно.
- А что это за премия?
- Она носит имя моего давнего друга профессора Ника Голоньяка. Учредили ее бывшие ученики профессора, а в какой-то степени и мои тоже: в 1970 году я пять месяцев работал в Иллинойском университете, у некоторых из них принимал тогда экзамен по физике. Сейчас один из тех студентов - крупный бизнесмен, глава большой компании, выступает как меценат, поощряя исследовательские работы.
Сам Голоньяк немало сделал в той же области науки, что и я. Для меня было бы вдвойне радостнее получить Нобелевскую премию, если бы и Ник оказался в числе лауреатов.
- Но не с ним, а с другим американским ученым Джеком С. Килби и немецким физиком-теоретиком Гербертом Кремером разделяете вы звание лауреата-2000. Не обидно вообще, что приходится с кем-то делить премию?
- Какие могут быть обиды - это же наука! А она по своей природе интернациональна. Такие понятия, как зависть, ревность, здесь просто неприемлемы. Килби и Кремер заслужили награду не меньше меня. Кремер, например, внес очень большой вклад в развитие физики полупроводников. Свои первые научные труды по этой теме опубликовал еще в середине пятидесятых.
В отличие от политиков мы с коллегами из США, ФРГ, других стран даже во времена холодной войны постоянно обменивались научной информацией, проводили совместные семинары и исследования.
- Сейчас вы и сами тоже в какой-то степени политик - являетесь депутатом Государственной Думы РФ...
- Еще в советское время я был народным депутатом СССР. Представлял вместе с академиками Сахаровым, Сагдеевым, Осипьяном, Нефедовым нашу Академию наук. Мы решали в основном чисто "свои" проблемы, в частности, организации научно-исследовательских работ. И в Госдуму РФ меня упросили пойти опять-таки мои коллеги, теперь уже по Российской академии наук. Я долго колебался. Все же основное для меня - физика. Но убедили: кто-то должен защищать интересы науки!
- Что-то уже удалось сделать депутату Алферову?
- Вместе с товарищами из Комитета по образованию и науке добился внесения поправок к некоторым законам, что позволило более целенаправленно использовать средства, отпускаемые на науку.
- А недавнее ваше выступление уже в ранге нобелевского лауреата дало эффект? Особенно та его часть, где вы коснулись финансирования, приведя пример с миллиардными затратами на бытовые нужды думских заседателей и по сути копейками, отпускаемыми на научную деятельность?
- Я очень надеялся, что то мое выступление поможет решить наболевшие вопросы. Помогло, увы, пока лишь отчасти: правительство добавило на науку 1,5 млрд. рублей. Капля в море... Боюсь, что наше общество в целом, и Дума в частности, не до конца осознают, насколько важны для России наука и наукоемкие технологии.
- А по-моему, все закономерно, если учесть не слишком высокий уровень образования нынешних народных избранников. Не всех, конечно, но многих.
- Да, образование необходимо. Но не в нем только дело. Я знал выдающихся ученых, не имевших вузовского диплома. Скажем, мой предшественник на посту директора Физтеха Борис Константинов. В молодости ему пришлось уйти со второго курса Политехнического института - так сложились обстоятельства. Но это не помешало ему достичь успехов в науке. Да что там, я сам нередко мучаюсь из-за пробелов в знаниях.
Куда важнее образования, на мой взгляд, должный уровень воспитания и культуры. Именно этого недостает иным нашим депутатам!
- Вы сказали: пробелы в знаниях. У вас?
- Я окончил в свое время Ленинградский электротехнический институт имени В.И. Ульянова (Ленина). Примерно к третьему курсу учебы там понял, что получаемых знаний явно недостаточно для углубленной исследовательской работы. Но поздно было уже тогда менять вуз. С тех пор постоянно "самообразовываюсь".
- Жорес Иванович, а почему вы пошли учиться в ЛЭТИ?
- Когда я окончил школу и для продолжения образования выбрал факультет электроники ЛЭТИ, мой папа, Иван Карпович, в то время руководитель целлюлозно-бумажной промышленности Белоруссии, очень огорчился. Убеждал меня продолжить его дело. Но я к тому времени уже сделал свой выбор. В значительной степени он был предопределен моим школьным учителем физики Яковом Борисовичем Мельцерзоном. Уникальный был педагог! Преподавал у нас в 9-10-х классах. Он так вел уроки, что не увлечься его предметом было просто невозможно. Хотя точные науки я любил еще до него. Интересовался, кроме физики, также химией. Постоянно проводил дома опыты. От чего страдали в первую очередь мамины наряды. Как-то она открыла шкаф, чтобы достать свое выходное платье, а вместо него... одни только тряпичные кусочки. Пары химиката, который я использовал в своих опытах, разъели ткань...
- Представляю реакцию вашей мамы! Задала, надо думать, трепку "экспериментатору"?
- Мама ни разу в жизни не подняла на меня руки. Даже голоса не повысила. А вот от папы однажды здорово досталось.
Это случилось в войну, в сорок третьем. Мы жили тогда на Урале. Отец возглавлял там завод пороховой целлюлозы. Как-то после школы пошли с ребятами на гороховое поле, принадлежавшее ОРСу - отделу рабочего снабжения папиного завода. Нас заприметил сторож. Распознал меня среди убегавших и доложил отцу. Не успел я вернуться домой, а там меня уже ожидает папа. Ни о чем не спрашивая, дернул за рубаху, из-за пазухи горох и посыпался. И он так ткнул меня, что я пролетел через всю кухню, вылетел на крыльцо нашего домика и распластался у самой земли носом вниз. Папа, опять-таки ничего не говоря, вышел, сел в машину и уехал на работу.
- Что сделали с тем горохом?
- Собрал его, обливаясь слезами, и съел. Уж больно был вкусным!
- С тех пор...
-Больше не попадался!
- У вас такое необычное имя - Жорес. Это в честь французского социалиста Жана Жореса?
- Да, мои родители были пламенными революционерами, свято верили в идеалы коммунизма. И нам с братом дали "революционные" имена Маркс (в честь Карла Маркса) и Жорес.
Моя, наверное, самая большая потеря в жизни - гибель в войну старшего брата. А ведь Маркс мог и не попасть на фронт. В сорок первом он только-только окончил школу, ему едва исполнилось семнадцать. После нашего переезда на Урал брат поступил там в Индустриальный институт на энергетический факультет. Но, проучившись совсем недолго, стал проситься на фронт. Маркс прошел Сталинград, Курскую дугу. Под Курском был тяжело ранен. После госпиталя - снова фронт. В битве под Корсунь-Шевченковским погиб... Я нашел его могилу в пятьдесят шестом: деревня Хильки в Киевской области. С тех пор регулярно наведываюсь в те края. Минувшим летом был там.
- Чужая теперь сторона Украина...
- Чужая? Мы ездили в августе. Близ Хильков есть большое село Комаривка, там школа-девятилетка, в которой три музея: Тараса Шевченко, украинского прикладного искусства и Корсуньской битвы. Были каникулы, но учителя вызвались провести для нас экскурсию. Рассказали, как создавался музей боевой славы. Ребята сами установили имена павших, до сих пор ведут поиск родственников погибших бойцов.
Вы говорите - "чужая сторона"... А я вспоминаю, как в шестьдесят девятом приезжали туда с моим товарищем Димой Третьяковым, теперь известным ученым, а тогда, как и я, научным сотрудником Физтеха. Мы были в командировке близ Кременчуга. На обратном пути решили сделать небольшой крюк и на пару часов заехать в Хильки. Маркс похоронен в братской могиле, где лежат еще около тысячи солдат Великой Отечественной. На могиле - гипсовая скульптура воина с автоматом, вокруг - деревья. Стоим, молчим. Подходит какая-то бабка: "А что вы, сынки, у нашей могилы робите? Кто из родных тут лежит?" Дима показывает на меня: "Его брат здесь похоронен".
Бабка ушла. А через полчаса вернулась в сопровождении всех жителей деревни. Люди принесли столы, поставили на них самогонку и закуску, чтобы помянуть моего брата, которого не знали лично. Да и меня видели впервые. Шесть часов просидели мы за тем поминальным столом. Когда же собрались уезжать, хильковцы дали мне с собой пару бутылок самогона - для папы, а для мамы - большой украинский платок и чернослив (вдруг у нее гипертония?). Я до конца своих дней этого не забуду.
- Многим трудно привыкнуть к тому, что Украина, равно как и Белоруссия, другие республики бывшего Союза, - теперь "зарубежье". Часто думаю: что ж наши великие умы - ученые с мировым именем, другие знаменитые сограждане не дали в свое время отпор тем, кто "рулил" страной "не в ту сторону"?
- На это я вам так отвечу. Когда в семидесятом я работал в США, в Иллинойском университете, там же, где и Ник Голоньяк, мы обсуждали с ним не только узкоспециальные, но и, так сказать, мировые проблемы. Происходило это обычно в выходной день во время совместного ужина у него дома. Как-то в очередной раз коснулись вопроса границ, войн, политиков. Ник, человек достаточно сдержанный, тут был категоричен: "ALL politician a son of Bitch", - сказал, подводя черту спору. Что по-русски значит: "Все политики - сукины дети". Очень точное определение к ситуации в нашей стране и творимым в ней сейчас, да и раньше тоже безобразиям.
- И это говорите вы, убежденный коммунист?
- Я никогда не идеализировал СССР. Что касается моих убеждений... Главное различие между двумя идеологиями - коммунистической и капиталистической - заключается в том, что именно определяет развитие общества: труд или капитал. Так вот я за то, чтобы труд. А как конкретно реализовывать - уже иной вопрос.
- В столице Швеции при получении премии вы должны будете, как и все лауреаты, выступить с докладом. О чем собираетесь говорить?
- О полупроводниковых гетероструктурах. По традиции награждаемые выступают с популярной лекцией по той теме, за которую премированы.
- Ваши близкие рассказывали мне, что, когда в 1972 году вы сообщили отцу о присуждении вам Ленинской премии, он ответил: да что твоя премия - у нас внук родился! Интересно, что сказал бы Иван Карпович сейчас?
- Папа очень естественно, как любой нормальный человек, отреагировал на рождение долгожданного внука. Не исключено, и я так же откликнусь на известие о рождении своего внука. Но сын Иван пока с этим что-то не торопится.
- О вашей работоспособности ходят легенды. А вот как отдыхаете, мало кто знает...
- Люблю активный отдых: прогулки вдоль залива в поселке Комарово под Питером, где мы живем; плавание. Чтобы не зависеть от погоды, оборудовал в гараже на даче небольшой - 7,5 м - бассейн. Приладил колонку для подогрева воды. И каждое утро в любое время года начинаю с того, что проплываю по 300 метров. После подобных водных процедур никакая нагрузка не страшна. Даже в 70 лет.
МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ ЛАУРЕАТА
До недавнего времени у академика Алферова не было радиотелефона, при создании которого сыграли роль и его открытия. Коллеги по Физтеху, узнав об этом, подарили Жоресу Ивановичу "мобильник". Но он пользуется им редко. "А зачем? - говорит. - У меня же есть телефоны на работе, дома, в машине".
* * *
В детстве будущий знаменитый физик занимался в школьном драмкружке. Очень хорошо читал со сцены стихи, прозу, благодаря чему его постоянно приглашали на всевозможные торжественные собрания. Ему даже пророчили актерскую карьеру.
* * *
Сейчас Алферов больше всего любит сказки. Особенно "Сказки Карельского беломорья", когда-то подаренные ему с братом мамой. Часто читает их на ночь.
* * *
За 50 лет научной деятельности академик получил 70 авторских свидетельств, опубликовал 82 научно-популярные и публицистические статьи, написал 75 юбилейных текстов (в честь именитых физиков)... Всего же на его счету более 500 научных публикаций. О нем самом написано 87 статей (не считая тех, что появились в последние месяцы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников