05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АРАБ И ЕВРЕЙ НА ОДНИХ НАРАХ

Локтев Владимир
Опубликовано 01:01 30 Ноября 2000г.
Есть в Мордовии уникальный район, где плотность заключенных на один квадратный километр, пожалуй, самая высокая в России. От Потьмы, вдоль железнодорожной ветки и параллельной ей автодороги на участке длиною в сорок с небольшим верст разбросано 16 исправительных колоний. В этих колониях всех режимов (общего, строгого, особого), включая 3 женские, участок для осужденных пожизненно и колонию для иностранных граждан, мотают срок почти 14 тысяч преступников, содержание которых обеспечивают 7,5 тысячи сотрудников уголовно-исполнительной системы (УИС).

Прежде чем отправиться в колонию для иностранцев, встретился в Явасе с начальником Управления ЖХ-385, генерал-майором внутренней службы Владимиром Краснокутским, который коротко поведал историю своего хозяйства. Первые лагеря появились в этих глухих местах в 1931 году. Предназначались они для обеспечения Москвы и Подмосковья дровами и лесом. Во время и после войны здесь работали военнопленные - немцы, финны, итальянцы.
- Как видите, не случайно именно у нас с 1986 года действует колония для иностранных граждан. Есть опыт, - не без иронии заметил генерал.
В колонии строгого режима для содержания осужденных иностранных граждан меня сопровождал зам. начальника по воспитательной работе Алексей Шалин. В УИС он служит семь лет, до перевода сюда пять лет набирался опыта в соседней колонии.
- В колонии 229 осужденных, представляющих почти пятьдесят национальностей, - говорит Алексей. - Абсолютное большинство - афро-азиаты. Белых - единицы. И к каждому надо найти свой подход. Перед беседой с осужденным я обязан хотя бы в общих чертах иметь представление о его стране, нравах, быте, культуре его сограждан. Поверьте, это не пустые слова.
Мы шли по территории колонии. Встречные зэки, одетые по-зимнему, вежливо здоровались с нами. Шалин называл их по именам и говорил мне, откуда они родом.
- Как вы отличаете нигерийца от конголезца или корейца от китайца или вьетнамца?
- Первые полгода работы здесь они казались и мне неразличимыми. Боялся, что не научусь по внешнему виду определять национальность. Теперь почти всех знаю по именам, по какой статье и на сколько посадили.
- Ну и за какие преступления они оказались здесь?
- Основная масса осуждена за контрабанду, торговлю наркотиками, иные преступления, связанные с ними. Сроки: от 3 лет и больше.
- Ваших подопечных кто-то навещает?
- Регулярно, примерно раз в квартал, приезжают консулы, представители дипломатических структур. Они не оставляют без внимания своих граждан, отбывающих наказание за преступления, совершенные в России. Эти встречи проходят в специальных комнатах в присутствии сотрудников колонии - так предусмотрено законом.
- На что в основном жалуются осужденные?
- Вы не поверите, но жалоб практически нет.
- Может, они просто боятся жаловаться?
- Причина отсутствия жалоб, скорее, в специфике нашей колонии. По сравнению с обычной российской зоной наш контингент все-таки немногочислен. Мы имеем возможность обстоятельно работать с каждым приезжим с этапа. Объясняем режимные требования, здесь все под четким контролем ажминистрации. Но главное - в нашей колонии в отличие от других нет блатных, авторитетов, воров в законе. Нет неформальных лидеров и лиц отрицательной направленности. Короче, наши сидельцы не знают неписаных законов и традиций российской тюрьмы.
- Но какие-то трения, конфликты на национальной почве случаются?
- Они живые люди. Есть мелкие нарушения, за которые даже в ШИЗО не сажаем. Более того, в свете происходящего на Ближнем Востоке, прямо скажу: может быть, наша колония сегодня - одно из немногих мест в мире, где араб и еврей мирно беседуют за чаепитием. Я говорю, как есть, без прикрас.
- Но хоть кормят-то у вас лучше, чем в российской колонии строгого режима?
- Меню, как и условия отбывания наказания, ничем не отличаются. Такая же отрядная система, комната отдыха с телевизором, план занятости, спортмероприятия... Правда, в этом году построили первый в российских колониях костел. Освящал его епископ Клеменс из саратовской епархии. По вероисповеданию здесь большинство католиков.
В столовой меня познакомили с зав. пищеблоком, осужденным со странной для повара фамилией.
- Аркадий Голод, - представился мужчина лет сорока. - А вы откуда? Из "Труда", ведущий полосы "Зона"? Читаем, как же.
Аркадий - бывший наш соотечественник, теперь гражданин Израиля. Поварскому делу обучился на службе в Советской армии.
- За что сидите? - спросил я и моментально получил отлуп за "незнание предмета" разговора.
- Сижу ни за что, но по 147-й статье. Имейте в виду на будущее: надо правильно задавать вопрос - по какой статье сидите? А вы спрашиваете - за что? Это, по меньшей мере, некорректно.
Голоду осталось отсидеть 2,5 года из полученных 6 лет. Под его началом на кухне работают китаец, голландец, нигериец и конголезец.
- Кто формирует поварскую команду?
- Я предлагаю, -говорит Аркадий, - а решают врачи и администрация. Кормят у нас неплохо. Ну как в советской заводской столовой. Дистрофиков нет и слава Богу. Капуста, морковь, свекла - свои. Освобожусь, уеду в Израиль, там у меня семья. Дочь и жена приезжают ко мне часто. У нас 4 коротких и 4 длительных свидания в год.
- Как себя чувствуете?
- Вы о здоровье? Нормально, бросил курить две недели назад.
- А какие сигареты курили?
Хорошие, таких в нашем ларьке нет...
Рядом со столовой находится библиотека. Ее фонд - 3115 книг на русском и других языках. Заметил я там среди периодики и подшивку "Труда". Главный здесь уроженец Гвинеи Бальде Мамаут Ури. Говорит тихо, интеллигентно, почти без акцента.
- Где так хорошо научились русскому?
- Окончил филологический факультет Воронежского университета, затем аспирантуру. По специальности преподаватель русского языка и литературы. Преподавал эти предметы в ВГУ иностранным студентам.
- Какое преступление привело вас в эту колонию?
- Я бы не хотел говорить на эту тему. Стыдно. Но, понятно, здесь я не по приглашению. Не унываю, жизнь продолжается. И я не чувствую себя здесь человеком второго сорта. Работаю с людьми, помогаю им изучать великий и могучий русский язык.
- Многие осужденные ходят к вам на занятия?
- Хватает. Занятия, конечно, на добровольной основе. Русский язык, точнее, специальный тюремный жаргон - "феню" - здесь почти все знают. Ее азы изучили еще в СИЗО. Но я их учу настоящему русскому, а не трехэтажному мату.
- Что в основном читают: детективы, классику, периодику?
- В зависимости от степени владения языком и культурного уровня. Многие здесь с высшим образованием.
- Чем собираетесь заняться после освобождения?
- Знание русского у меня никто не отнимет. Буду продолжать заниматься любимым делом, может быть, в России.
Идем в жилое помещение. Перед входом на видном месте стенд с условиями отбывания наказания - на русском и английском. В спальне - деревянные в один ярус кровати (в других колониях, как правило, - железные "шконки" в два яруса. - В.Л.) Вдоль стен мощные радиаторы отопления. Топят хорошо, учитывая афро-азиатское происхождение большинства осужденных. В комнате отдыха несколько человек смотрят телевизор. При нашем появлении встают, здороваются. Здесь же на доске объявлений различные поздравления, в частности, с днем независимости Анголы; приказы с благодарностями за ударный труд (в промзоне шьют рукавицы и делают из дерева сувенирные шахматы; графики просмотра телепередач и отключения электричества, список освободившихся по амнистии; распорядок дня... Все - на русском.
Подошел один из осужденных .
- Хасан, из Нигерии, - представился он. - У меня жена русская, в Москве живет. Навещает меня, говорит, что будет ждать. Мне нравится Россия, ее люди, климат...
По всему было видно, что он подошел ко мне не за тем, чтобы сообщить о своей жене и любви к России.
- Что-то еще хотите сказать?
- Хочу обратиться с одной просьбой: пишите о нас только то, что видите и слышите. Мы наказаны по заслугам. Но у нас есть родственники, знакомые, и не хотелось бы, чтобы о нашей колонии, о жизни и порядках в ней распространялись досужие вымыслы.
Я обещал Хасану выполнить его просьбу: написал, что видел и слышал.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников