07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МИЛЛИАРДЫ ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Долгодворов Владимир
Опубликовано 01:01 30 Ноября 2002г.
В конце ноября на Нижегородской ярмарке состоялся III Всероссийский банковский форум. Место банков в экономике регионов, развитие инвестиций, управление банковскими рисками и многие другие вопросы профессиональной деятельности были в центре внимания участников форума. Поделиться впечатлениями о его работе корреспондент "Труда" попросил председателя Волго-Вятского банка Сбербанка России Евгения Королева.

- Евгений Арефьевич, почему местом для проведения форума был выбран Нижний Новгород? Ведь не секрет, что это давно уже не былой "карман России", как когда-то называли город на Волге. Как не секрет и то, что большинство активов банковской системы сосредоточено в столице.
- Подобные форумы проходят и в Москве, и в Санкт-Петербурге, где банков, действительно, значительно больше. Но Нижний - это как раз тот средний российский город, типичный регион, в котором наиболее ярко высвечиваются проблемы всей банковской системы страны. Отсюда видна их глубинная суть.
- Не могли бы коротко представить Волго-Вятский банк Сбербанка РФ, который вы возглавляете? И какое место он занимает в системе СБ?
- Мы еще два года назад расширили границы своей деятельности. Наш банк теперь работает на территории семи субъектов РФ. Это Владимирская, Кировская и Нижегородская области, республики Марий Эл, Мордовия, Татарстан и Чувашия. Всего в России сейчас действует 17 подобных территориальных банков СБ РФ. Волго-Вятский банк по активам занимает третье-четвертое места в системе Сбербанка, а по прибыли иногда выходим и на первое.
- Каков вклад вашего банка в реальный сектор экономики, прежде всего в развитие отечественной промышленности? И насколько это выгодно, особенно когда речь идет о долгосрочных кредитах?
- Кредитование экономики, ее реального сектора, с моей точки зрения, - самый выгодный актив для банковской системы, потому что альтернативные вложения, например, в государственные бумаги, в какие-то другие инструменты приносят меньшую доходность. Но и риски при этом совершенно иные. Поэтому сочетание риска и доходности порой вынуждает банковскую систему ограничивать свои инвестиции в развитие предприятий. Это единственный фактор, который, я считаю, снижает объем инвестиций, хотя ресурсы в принципе, по крайней мере у Сбербанка России, имеются. Сумма собственных средств позволяет выдавать одному заемщику до 27 миллиардов рублей. Мы можем предоставлять кредиты под перспективные проекты на пять и даже на семь-восемь лет.
Только за последние два года Волго-Вятский банк увеличил кредитный портфель в несколько раз, и мы готовы направлять эти средства на развитие производства. По сути, это деньги населения, которые должны работать в экономике.
- Не могли бы вы назвать конкретные проекты?
- Нам интересно работать с таким солидным предприятием, как ОАО "ГАЗ". Пять миллиардов рублей, которые Сбербанк инвестировал в создание нового модельного ряда автомобилей, мы полагаем, помогут автозаводцам освоить производство принципиально новых машин. Еще три миллиарда рублей предоставлено нефтяной компании "Татнефть", 300 миллионов - ОАО "ВолгаТелеком". Убежден, что эти средства тоже будут использованы с максимальной эффективностью. 500 миллионов рублей так называемых длинных кредитов выдано Заволжскому моторному заводу на создание новых автомобильных двигателей, столько же - компании "Нэфис Косметикс" на приобретение и монтаж новой линии по производству стиральных порошков и других моющих средств. Но, увы, наши возможности пока используются не полностью.
- А что же мешает банкам активнее участвовать в инвестировании реального сектора экономики? И насколько, на ваш взгляд, совершенно в этой связи российское законодательство?
- В нашей стране имеется хорошая стратегия развития банковской системы, утвержденная ЦБ РФ и правительством. К сожалению, она пока не подкреплена соответствующими законодательными актами. В частности, как я полагаю, должно совершенствоваться залоговое право. Ведь что сейчас происходит? Заемщику, к примеру, выдается кредит под определенный товар, а тот вдруг исчезает, и никто ответственности за это не несет. Хозяин товара говорит, что отправил его своему деловому партнеру, а вот взамен ничего не получил. Чаще всего это обычная уловка. Однако никакого преследования заемщика - уголовного ли, какого-то другого - закон не предусматривает. Заимодатель, в данном случае банк, должен сам доказывать, что его клиент умышленно сбыл на сторону товар, чтобы не рассчитываться за кредит.
Даже с залогом недвижимости немало проблем. Конечно, сама она не исчезает. Но вдруг предприятие стало банкротом. В таком случае все его имущество попадает в конкурсную массу без учета того, было ли оно заложено. А ведь вполне возможно залоговое обеспечение вывести на отдельные торги и удовлетворить права кредитора, которые обеспечены залогом, в первую очередь, а уж остальное включать в конкурсную массу. Это было бы справедливо.
Примерно такая же ситуация складывается с ипотекой. Даже залог квартиры еще не гарантия, что при необходимости банк сможет ее продать. Возникают всевозможные непредвиденные варианты: малолетние дети, масса юридических нюансов, не позволяющих кредитору реализовать свой залог. Риски здесь очень высоки. Вот почему банки ипотечным кредитованием занимаются неохотно.
- На форуме прозвучали такие цифры: отечественные банки выдали кредитов в объеме всего 12 процентов от суммы ВВП, тогда как кредитные портфели европейских банков превышают 100 процентов. Почему так происходит?
- Это отнюдь не означает, что плохо работает российская банковская система. Наш банк с удовольствием выдаст заем любому кредитоспособному предприятию, у которого есть бизнес. Но беда в том, что у большинства наших потенциальных клиентов слишком плохие балансы, а отсюда опять же возникают большие риски. Залоговое право должно защищать кредитора, гарантировать, что выданные им средства будут возвращены хотя бы от реализации заложенного имущества.
Другой вопрос - почему так много убыточных и малорентабельных предприятий. Считаю, что причин две. Во-первых, плохо работает закон о банкротстве. Учредители стараются его не применять, а занимают выжидательную позицию с тем, чтобы любым путем вытащить свои средства. А во-вторых, они не очень уверены в защите государством своей собственности и поэтому искажают баланс, направляя средства на потребление или переводя их за рубеж. Если собственник будет уверен, что в России он защищен лучше, чем где-то на Кипре, поймет, что здесь ему спокойнее и надежнее, чем за рубежом, он сохранит бизнес в своей стране. Вот это в конечном итоге и поможет банковскому сектору увеличить кредитный портфель до желаемых ста процентов ВВП. А по сути, увеличение кредитования реального сектора экономики, скажем, в десять раз будет означать, что страна станет жить в десять раз лучше. Ведь инвестиции - это реальные новые рабочие места, заработная плата, рост доходов... Но для этого, повторюсь, надо четко обозначить главную идею: защита собственности - святая святых в нашей стране. И уже под эту идею развивать законодательную базу. Мы же до сих пор спорим, нужна ли частная собственность на землю, можно ли ее закладывать - мол, как бы банки потом поля не отняли. Да не нужна банкам земля. Если они ее и изымут в качестве залога, то продадут тому, кто сможет вложить в землю деньги и будет на ней работать, пахать. Просто так вкладывать деньги в землю никто не станет.
- Кстати, как у вашего банка складываются отношения с сельхозпредприятиями, помогаете ли вы им?
- Мы не помогаем, мы с ними работаем. Выдаем кредиты под урожай, под оборотные средства, под любое имущество, которое у них есть. Но инвестиции в село крайне малы, примерно три процента от общего объема кредитов. Тут есть над чем поработать.
Кстати, в этом году мы сохранили все свои филиалы в сельской местности, хотя многие из них убыточны.
Напомню, что в нашей стране действует федеральная программа кредитования аграрного комплекса, когда половина процентной ставки за банковский кредит компенсируется из федерального бюджета, лизинга сельскохозяйственной техники. Часть средств выделяют на эти цели и регионы. Это дает хорошие плоды, и, по моему мнению, было бы полезно такую практику распространить и на инвестирование предприятий других отраслей, особенно когда речь идет о долгосрочных кредитах. Затраты окупятся с лихвой. Будет работать и развиваться само предприятие, люди станут получать зарплату, и налогов это предприятие за время пользования кредитом заплатит в казну в полтора раза больше, чем сумма льгот на процентную ставку. Так делается во всем мире, и нашему государству тоже надо определиться, какие точки роста оно поддерживает. Все риски при этом будут лежать на банках, но частичная компенсация процентных ставок - это тот механизм, которым, я считаю, должны воспользоваться и федеральный, и региональный бюджеты.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников