Для Федора Михайловича ничего не жалко

Стройка на месте сквера! В этих местах больше вообще нет зелени, это тот самый каменный мешок, в котором мучились герои Достоевского. Фото: mr7.ru
Ирина Смирнова, Санкт-Петербург
Опубликовано 00:02 30 Ноября 2018г.

Музей Достоевского собирается расширить свои площади - за счет пристройки к дому нового здания на месте сквера рядом с этим самым музеем


В историческом центре Петербурга затевают очередной скандальный новодел. Музей Достоевского собирается расширить свои площади — за счет пристройки к дому нового здания на месте сквера рядом с музеем писателя. Градозащитники такие планы называют преступлением против исторического облика, но наказания, увы, ждать не приходится.

Стройка на месте сквера! В этих местах больше вообще нет зелени, это тот самый каменный мешок, в котором мучились герои Достоевского и где спустя 150 лет появилось небольшое пространство для нескольких деревьев на месте здания, снесенного в годы капремонта. В самом же доме № 5 по Кузнечному переулку семья Достоевского занимала пять комнат. Они там прожили около трех лет до смерти писателя, снимая эту квартиру, а вообще в Петербурге за годы скитаний Достоевский, москвич по рождению, поменял около 20 адресов. В советское время в Кузнечном, 5 появились коммуналки, в конце 1960-х после капремонта квартира писателя была восстановлена по архивным планам и воспоминаниям современников. И вот наконец 11 ноября 1971 года, в день рождения Достоевского, государственный литературно-мемориальный музей был торжественно открыт для посетителей.

Совершенно очевидно, что ценность Музея Достоевского состоит в его подлинности. Тем более мемориальных вещей сохранилось немного: ручка с пером, коробочка из-под лекарства и бумажник, над столом — кашлетр для бумаг и писем да икона в серебряном окладе?- Божия Матерь «Всех скорбящих Радость». Люди со всего мира едут посмотреть именно на старый Петербург, а Кузнечный переулок со времен Достоевского мало изменился. Почти 100 лет назад появилось здание рынка, достаточно деликатно вписавшееся в историческую среду, и еще при сооружении вестибюля метро выходящее на Владимирскую площадь угловое здание реконструировано в стиле неоклассицизма. Все остальные дома здесь — исторические, это и привлекает сюда тех, кто хочет очутиться в Петербурге Достоевского. Разве музей не призван оберегать подлинность? Разве не для этого он существует?

«Для нормального функционирования музея к 200-летнему юбилею писателя важно комплексно решить проблемы его дальнейшего существования: расселить три оставшиеся квартиры по «черной лестнице» и построить новое здание. Музей рассчитывает в решении этих задач на усилия участников фонда «Петербург Достоевского» и на поддержку государственных органов власти», — декларирует сайт музея.

Да, музею тесновато, вероятно, для его развития требуются новые площади — но не за счет же истребления исторической памяти места и подлинности самого музея! А к тому все идет. Вместо того чтобы выполнить распоряжения губернатора о расселении соседних квартир в доме на Кузнечном и передать их в собственность музею (это же хлопотно, надо договариваться с собственниками), внезапно возникший фонд «Петербург Достоевского» предлагает застроить тот самый единственный на всю округу сквер новым зданием. Совладельцы фонда — директор музея Наталья Ашимбаева, архитектор Евгений Герасимов и сын экс-главы РЖД бизнесмен Андрей Якунин — весьма активно продвигают свой план. Эскизы нового пятиэтажного комплекса из стекла и бетона ошеломили специалистов и градозащитную общественность, вызвали протесты местных жителей против уплотнительной застройки за счет сквера.

«Они демонстрируют абсолютное непонимание того, что допустимо, а что нет в этом историческом пространстве, — считает зампредседателя Петербургского ВООПИиК Александр Кононов. — Я не припомню такого, чтобы какой-либо мемориальный музей выступал инициатором уничтожения питающей его уникальной подлинной среды. Основной экспонат музея — это сам квартал старого города. Разрушение среды — преступление против памяти писателя!»

На совещании у вице-губернатора Игоря Албина градозащитники выразили обеспокоенность строительством нового здания. Тогда представитель фонда «Петербург Достоевского» стал стращать собравшихся «майданом» и потребовал немедленно выделить фонду земельный участок в центре города. Надо же, какой молодец — без конкурса, бесплатно, в нарушение всех законов о защите исторической среды и зеленых зон: «Предоставление земельного участка возможно только после обсуждения концепции застройки на совместном заседании Совета по культурному наследию и градосовета, — напомнил Албин.- Или через мой труп».

Откуда такая напористость у владельцев «благотворительного» фонда, которые даже не намерены раскрывать свою отчетность? При этом Андрей Якунин уверенно заявил: «Надеюсь, что финансировать новый корпус Музея Достоевского будут петербуржцы». А постройку, кстати, собираются оставить в собственности фонда, то есть музей там на птичьих правах будет лишь иметь право пользования. Ну не красавцы? Видимо, в наши дни квартирный вопрос испортил и директоров музеев...

Евгений Герасимов — тоже человек печально известный. Это он спроектировал ЖК «Финансист», который внесен в «черную книгу» Петербурга как постройка, нанесшая наиболее существенный вред историческому облику города. Уже в процессе строительства ЖК был назван «градостроительной ошибкой», которая испортила вид стрелки Васильевского острова.

Проект приспособления знаменитого дома со львами (Вознесенский проспект, 1, памятник федерального значения работы Монферрана), тоже разработанный мастерской Евгения Герасимова, оценен экспертами как «преступление против всей европейской культуры». Одно из знаковых мест города, дом, о котором писал Пушкин в «Медном всаднике», лишился многих исторических интерьеров, приобрел сомнительные достоинства, а сама стройка сопровождалась скандалами и многолетними судами инвестора с подрядчиком. Скандалы возникли и при возведении новодела фирмой «Герасимов и партнеры» на углу набережной Мойки, 102 и Крюкова канала. Однако автор «градостроительных ошибок» не унывает и засучив рукава берется за новые знаковые объекты. Теперь вот на очереди Музей Достоевского.

Кстати, тот же особняк Лобанова-Ростовского (дом со львами), поначалу изъятый из казны Петербурга в пользу управделами президента, со временем отошел компании другого соучредителя благотворительного (!) фонда «Петербург Достоевского» — Андрея Якунина. Теперь там элитный отель.

В этом месяце в Кузнечном, 5 состоялась международная научная конференция «Достоевский и мировая культура», на которой литературоведы подписали обращение к врио губернатора Петербурга Александру Беглову. Они просят поддержать строительство нового корпуса Музея Достоевского. Сделано это по инициативе Натальи Ашинбаевой. Воспользовалась связями, так сказать. Но, как писал другой классик, никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, душу — большой, а сердце — справедливым. Даже если королевство маловато и разгуляться негде.

«Неслучайно Достоевский мечтал превратить самые злачные места Петербурга в сад: соединить Юсуповский сад на Садовой улице с Михайловским у Михайловского замка, где он учился, засадить Марсово поле и соединить его с Летним садом. Протянуть полосу садов через самый бойкий торговый центр и там, где жили старуха-процентщица и Родион Раскольников, создать своего рода рай на земле», — писал Д.С. Лихачев в «Письмах о добром и прекрасном». Создать сад он мечтал в нашем городе, а не убивать последний чахлый скверик.

 



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?