Пластинка для Сталина в единственном экземпляре

Мария Вениаминовна Юдина. Фото из открытых источников.

Басиния Шульман: В тепличных условиях высокое творчество рождается редко


Те, кто успел увидеть так и не пропущенный у нас в прокат фильм «Смерть Сталина», помнят его начало: знаменитую пианистку Марию Юдину посреди ночи привозят на радио, чтобы записать 23-й концерт Моцарта, который накануне в ее исполнении произвел глубокое впечатление на вождя. Сталин распорядился доставить ему пластинку, захотел послушать на ночь — а пластинки той нет в природе...

Тогда вообще мало кого записывали, а уж Юдину — из круга опальной интеллигенции (Лосев, Бахтин, Пастернак), не скрывавшую своей религиозности, до конца дней остававшуюся рьяной прихожанкой церкви Святителя Николая в Кузнецах — и подавно... Насколько те кадры соответствуют действительности? И что еще, помимо колоритного эпизода, характеризующего отношения художника и власти, мы знаем о прекрасном музыканте и уникальной личности — Марии Вениаминовне Юдиной?

Ответ даст первый вечер из нового просветительского цикла «Время великих — история через музыку», который проведут 4 декабря в «Новой опере» пианистка Басиния Шульман и популярный актер Леонид Каневский. Эту программу они так и назвали: «Следствие одной пластинки».

— Почему Юдина? — переспрашивает автор цикла Басиния Шульман. — Начнем с того, что у Марии Вениаминовны в этом году дата: 120 лет со дня рождения. Но ни в одной филармонической или телевизионной программе о ней не говорят. А ведь какая масштабная фигура! Одна из крупнейших пианисток ХХ века, несравненная исполнительница Бетховена, Моцарта, Шуберта, вместе с тем страстная проводница новой музыки, впервые в Советском Союзе сыгравшая многие произведения Стравинского, Берга, Хиндемита, Кшенека, Прокофьева, Шостаковича: Знаток поэзии — читала ее и со сцены, а за чтение одного из стихотворений Пастернака «на бис» была отлучена от преподавания в Гнесинском институте и от концертов (число ее выступлений сократили до семи в год). Но жить по совести, поддержать неправедно гонимого для нее было важнее всего.

Такой вот портрет на фоне суровой эпохи. Да, ХХ век знал много выдающихся музыкантов, в том числе женщин, но личность вроде Марии Юдиной могла появиться, как мне кажется, только в России. Как ни жестоко звучит, но в тепличных условиях высокое творчество рождается редко. Противостояние злу вдохновляет — наверное, поэтому в России такое большое количество выдающихся художников.

Но вернемся к образу Юдиной в фильме «Смерть Сталина». Басиния Шульман, конечно же, видела этот фильм и, как сама утверждает, «при поправке на общую фарсовую интонацию, не нашла там серьезных исторических нарушений». Почему-то ее мнению я доверяю больше, чем тем, кто запретил прокат фильма в России. Тем более, авторы программы «Следствие одной пластинки» серьезно изучали источники, включая архивные. Но ту самую пластинку, изготовленную для Сталина, они в руках не держали.

— Очень хотелось, но вряд ли это возможно, ведь пластинку напечатали в единственном экземпляре, — поясняет Басиния Шульман. — А вот сама запись, сделанная Марией Юдиной и оркестром под управлением Александра Гаука, была в 1948 году издана Апрелевским заводом.

Может, найдется у коллекционеров?



ВАДА на четыре года отстранило Россию от участия в международных соревнованиях. Это хорошо или плохо?