06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕЧТА ПЕРВОКУРСНИКА - СДАТЬ ЭКЗАМЕН РЕКТОРУ МГУ

Журавлева Ксения
Опубликовано 01:01 31 Января 2001г.
Согласитесь, побывать в кабинете ректора собственного вуза, да еще побеседовать с ним не об отчислении, а, как говорится, "за жизнь", - не каждому удается. А мы благодаря трудовскому "Студгородку" попали в "святая святых" главного вуза страны - МГУ имени М.В.Ломоносова.

- Все знают историю о пресловутой запятой в предложении "казнить нельзя помиловать". Вы как-то говорили, что приказы об отчислении вы не подписываете. А помилования в вашей власти?
- Конечно. Не все студенты знают, но я принимаю очень много решений, когда, как говорится, меч опущен, комиссия факультета состоялась и декан уже неумолим. Ко мне приходит просьба о помиловании и, если это возможно, я ставлю заветную запятую после слова "нельзя".
- А вы-то были прилежным студентом?
- Я пришел поступать после сельской школы на мехмат МГУ, на факультет, который и сейчас считается самым трудным. Тут учиться спустя рукава никому не удается. На первой сессии преподаватель даже намекнул, что учиться мне будет сложновато, а может, и вовсе не стоит. Уже позже, получив красный диплом и став профессором, я напомнил этому доценту его слова. А он наотрез отказался: "Не мог я такого сказать, Виктор Антонович, я вас всегда ценил..." Учиться было действительно трудно. До десяти вечера я сидел в читалке, а после закрытия мы с другом заходили в какую-нибудь аудиторию, закрывали дверь на стул и до двух часов ночи корпели над заданиями.
- И что же, никаких радостей жизни? Танцы, походы, капустники - это все не про вас?
- Да нет, много всего было. Вот на первом курсе мы ходили в походы в Подмосковье. На факультете вешалась карта, и обозначалось звездочкой место сбора. И все группы первокурсников независимо друг от друга встречались в назначенный час в этом месте. Чай на костре, песни под гитару, футбол, веселье. Как-то во время похода в Абрамцево я поспорил с одним аспирантом, что, стоя на бревне, которое держат на плечах два моих друга, смогу выпить водку прямо из горла бутылки. Только я залез, только взял бутылку, как подходит какой-то дачник и что-то начинает говорить. Я его не узнал. Спасибо - ребята подсказали: "Спрыгивай быстрее! Это же ректор МГУ Петровский!". Так мне в тот раз и не удалось продемонстрировать свою ловкость...
- Виктор Антонович, вам была общага "дом родной"?
- Я жил в студенческом и аспирантском общежитии около 13 лет, сначала один, потом с женой. Но посторонних не пускали туда ни под каким предлогом. Поэтому жена ночью под забор подлезала. Но в целом общежитие было очень хорошее. Тогда наши профессора - академик Александров, Колмогоров - устраивали гостиные вечера. Были так называемые "александровские вторники". Слушали Баха, Моцарта, говорили о музыке, об искусстве. Такие вечера продолжались десятки лет. Эти гостиные были местом, где можно было вместе собраться и интересно поговорить. Общежития были безопасными и чистыми. Студенческие комиссии ходили по комнатам и проверяли, как соблюдают чистоту.
- А теперь "дом родной" стал гнездом, из которого хочется поскорее вылететь.
- Да, сейчас все потеряно. Государство не поддерживает общежития. 10 лет ни копейки не давали. Представьте себе общежитие на 12 000 мест. Это огромный город, и ему надо на что-то жить. Деньги на общежитие мы зарабатываем сами. Некоторые студенты платят за улучшенные комнаты. Это так называемое "контрактное проживание". Собрав определенную сумму, ремонтируем корпуса. Денег недостаточно, но примерно две трети общежитий мы уже отремонтировали. Но полно и других проблем. Общага - это миниатюрная копия нашей страны. И пугающая криминальная обстановка в обществе отражается и здесь. Раньше мы и слыхом не слыхивали о заказных убийствах, рэкете, наркотиках. Студенты приносят богатство улиц: торговлю всем и вся - в свой общий дом. Но в последние 2-3 года мы начали контролировать ситуацию.
- Главное здание МГУ на Воробьевых горах - это город в городе. Говорят, что здесь можно прожить лет пять, не выходя ни разу на улицу.
- Такие слухи похожи на правду. Аудитории, библиотеки, столовые, общежитие, ДК и кинотеатр, парикмахерская, банк, магазины - все в одном здании. Не знаю, как насчет пяти лет, но по нескольку месяцев люди уж точно жили, особенно, когда за окнами зима. Подсчитано, что если обойти каждую комнату МГУ, то не хватит всего срока обучения.
- Виктор Антонович, принятие системы Единого национального теста, заменяющего выпускные экзамены в школах и вступительные в вузах, значительно уменьшит возможность преподавателя увидеть способного абитуриента...
- Да, при формальной системе тестов если минус поставлен, то уже ничего не сделаешь. Я считаю, что замена школьного аттестата результатами тестирования - это убийство для российской средней школы. Более того, это подрыв учительского авторитета. Тесты не должны служить единственным мерилом для поступления в вуз. Ведь учитель мгновенно потеряет контакт с учеником.
- Контакт кошельков? Например, в Интернете "висит" дикое количество материалов о взяточничестве в МГУ.
- Я и сам читал эти статьи. Могу с уверенностью сказать, что это - борьба наших конкурентов, пытающихся любыми способами разрушить авторитет главного вуза страны. Но пока я ни на одном компрометирующем нас сайте не нашел конкретных фактов и доказательств. Естественно, как только они появятся, мы постараемся как можно быстрее выявить нарушителей.
- Во многом взяточничеству в вузах способствует репетиторство...
- Вообще-то я против репетиторства, хотя оно и не запрещено законом. Это порождает неравенство среди абитуриентов. Но сегодня оклад профессора МГУ в два раза меньше зарплаты московского дворника. Конечно, при таких условиях преподаватель вынужден давать частные уроки. Единственное решение проблемы - поднимать уровень жизни преподавателей.
- Виктор Антонович, мы получили "доступ к телу" как журналисты, а рядовой студент может пробиться через всех секретарей лично к своему ректору?
- Нужно просто прийти в приемную. Если вы придете с проблемой, которую действительно могу решить только я,- приму студента.
- И чем достают вас студенты?
- Например, студенты-экономисты пришли с такой проблемой: ребята получали второе высшее образование бесплатно, а тут выходит закон о том, что оно должно быть платным. С них стали требовать деньги. Но поступили-то они бесплатно! Раз мы обещали учить - держим слово, даже идя на некоторые нарушения. А в другой раз 30 студентов с философского факультета просили за одного преподавателя, который не прошел по конкурсу на кафедру. В итоге преподаватель остался работать. Были случаи, когда студенты просили мою личную рекомендацию для стажировки за границей. Если я этого студента знаю, лично с ним встречался, то пишу своей рукой: "рекомендую для стажировки".
- И часто вы встречаетесь со студентами или только на экзаменах?
- Естественно, не только на Татьянин день. И не только на Новый год, когда я прихожу в семейное общежитие под видом Деда Мороза. Но меня почему-то узнают...
- Ходят слухи, что вы никогда не ставите двоек. Это правда?
- Обычно я ставлю "4" или "5". Двойки - редко. Это трудно, но возможно. У меня своя система отличников: если студент сдал два коллоквиума и все упражнения, пятерку он получает автоматом.
- Виктор Антонович, кто сегодня может поступить в Московский университет?
- Любой гражданин мира. Это пункт нашего устава: мы не спрашиваем, откуда он приехал. Прошел конкурс - учись. Возрастных ограничений тоже нет. Был даже такой случай, когда 89-летний аспирант на физическом факультете поступал к своему научному руководителю, которому было 92 года!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников