09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕСТО ССЫЛКИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

Общежитие в Капотне - известное место ссылки неплательщиков коммунальных услуг. Первый такой изгнанник переехал сюда в октябре прошлого года. А на днях здесь справили новоселье еще несколько должников государства по части ЖКХ. Корреспонденты "Труда" решили узнать, как живут новоселы и с кем им приходится уживаться.

В народе это общежитие называют "чудильником". "Чудики там живут", - объяснили мне в префектуре Юго-Восточного округа столицы. "Да, чудно тут у нас", - подтвердили сами жильцы общежития. Шестиэтажное здание из битого кирпича, распахнутая дверь в холодный подъезд. "Отсюда уйти нельзя, можно только вылететь на помойку", - эту горькую мудрость на стене писали со знанием дела. За долгие годы старожилы "чудильника" потеряли всякую надежду выбраться в нормальный мир.
- Нам дали комнату еще в 1989 году, - рассказывает местная жительница Люба. - Дети выросли, сын скоро в армию пойдет, а мы до сих пор стоим в очереди на нормальную квартиру.
В советские времена сюда селили работников местных предприятий. Заводы давно развалились, а работники остались на местах. Они научились выживать в стесненных условиях и даже зарабатывать на малой жилплощади.
- Получая одну комнату, потом можно брать другие в социальный найм, - объясняет Люба. - Мы с мужем для своих детей снимаем вторую комнату за 2000 рублей. А некоторые арендуют для того, чтобы потом сдавать по более высокой цене.
За счет таких арендаторов контингент общежития разбавляется свежей, но не всегда благородной кровью. К старожилам от рабочей интеллигенции подселяются подчас совсем асоциальные элементы.
- У нас тут кого только нет, - сердится другая коренная жительница Ирина. - Пьяницы, наркоманы всякие. Теперь еще и неплательщиков этих привозят. И без них шантрапы хватает.
Вести о славном прошлом новых жильцов уже разошлись по общежитию и насторожили соседей. Неплательщица Елена Гуляева мало того, что задолжала государству 58 тысяч рублей. До этого она успела родить пятерых детей, лишиться родительских прав, задолжать государству еще и алименты на отобранных ребятишек и отсидеть за этот долг три месяца. Но за неоплаченные квитки государство карает сильнее, чем за обделенных деток. Второй долг стоил Елене двухкомнатной квартиры в поселке Некрасовка, и вечного заточения в Капотне.
В комнатку на третьем этаже Елена переехала вместе с мужем Михаилом. Обжиться Гуляевы еще не успели. По комнате разбросаны тюки с одеждой, супружеское ложе - матрац на полу. Видно, что у хозяев имеются и ценные вещи: на шкафу красуются флаконы с духами, на столе свалена посуда из хрусталя, подоконник заставлен иконами.
- Больше забрать мы ничего не можем: квартира опечатана и уже не наша, - говорит Михаил. - Хотя там и долг был не наш, а тещин. Как съехала в деревню, так несколько лет за коммуналку не платила. А мы об этом не знали. В итоге мы могли бы долг погасить, уже собирались кредит брать под это дело. Но в префектуре ждать не захотели.
Сейчас супруги бодрятся и стараются не жалеть о былых потерях. Они настроены на новую и лучшую жизнь в Капотне.
- Там болото было и оно засасывало, - говорит Михаил. - А тут - другая атмосфера, другие люди. Мы начнем здесь нормальную жизнь: и на работу устроимся, и быт наладим.
Услышав о таких смелых планах, аборигены Капотни могли бы только горько усмехнуться.
- Нормальной жизни здесь мало, - Антон живет в "чудильнике" семь лет. - Коренной народ мы тут зовем "синьорами", потому что "синие" все время. По 20 лет ждут квартир и уже все спились от ожидания. А кого сейчас заселяют - тоже сомнительные типы. Вообще Капотня на карте выглядит, как аппендицит, который всю гадость из организма собирает, чтоб потом его вырезали.
Вырезать "чудильник" со всем его населением пока не собираются. Этот аппендицит властям еще потребуется. В ближайшее время сюда планируют выселить семерых новых неплательщиков. Своими квартирами они оплатят исходный долг за коммунальные услуги государства. А жизнь в этом чудном месте станет процентами с этого долга.
МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА
Ирина ПУГОВКИНА, пресс-секретарь префектуры ЮВАО:
- Должники лишаются всех прав собственности на жилье, и поскольку квартиры муниципальные, они возвращается государству. Потом квартиры могут участвовать в социальных программах - например, передаваться очередникам или молодым семьям. Если кроме должника в квартире прописаны другие люди, жилье остается за ними. Как в случае с Гуляевыми: в квартире прописаны их дети, которые и будут жить там по достижении совершеннолетия. Пока старшему ребенку девять лет, и все это время квартирой будет распоряжаться государство. Возможно, ее будут сдавать в аренду. Сейчас квартиру регулярно навещает участковый.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников