Народ безмолвствует. Ему не привыкать

Хронометраж программы «Вечер с Владимиром Соловьевым» на «России 1» — 2 часа 40 минут
Сергей Беднов
Опубликовано 00:13 31 Января 2019г.

У общественно-политических ток-шоу, которые ведущие каналы обрушивают на головы зрителей, есть своя аудитория. Но многих они бесят


Для начала займемся подсчетом. Итак, Первый канал: программа «Время покажет», общий хронометраж — 3 часа 45 минут; «Большая игра» — час. Далее «Россия 1»: «60 минут» — в совокупности 2 часа 20 минут; «Вечер с Владимиром Соловьевым» — 2 часа 40 минут. Теперь НТВ: «Вежливые люди» — час; «Место встречи» — 2 часа 40 минут. И, наконец, «ТВ-Центр»: «Право голоса» — 1 час 40 минут. А теперь суммируем цифры и получим 15 часов с копейками.

К чему вся эта арифметика? А к тому, что именно в таком объеме ведущие каналы страны с утра до глубокой ночи обрушивают на головы зрителей общественно-политические ток-шоу. И везде одно и то же: разные (а чаще не очень) господа размазывают по стенке Украину и Америку с Европой, заступаются за наших друзей из Сирии и Венесуэлы, ну и изредка вспоминают о России, когда здесь случается какое-нибудь ЧП. И никого давно уже не смущают ни откровенное хамство по отношению к оппонентам, ни даже то, что оппоненты эти самые получают приличные гонорары от российских каналов за исполнение ролей клоунов и мальчиков для битья... Не много ли всего? На взгляд телевизионщиков, нет. Иначе с чего бы после новогодних каникул на «России 1» появился еще один политклон — «Кто против?». А это еще 2 часа 20 минут.

Безусловно, у этих программ есть аудитория. Но многих они просто бесят. Непримиримые критики, например, не раз отмечали, что фальшивость страстей, кипящих в студии, подчеркивают ничего не выражающие лица зрителей на трибунах. Они не кипят от ярости, когда какой-нибудь наемник начинает хвалить Порошенко, даже самые остроумные шутки ведущих не вызывают на их лицах и тени улыбки. Не люди — манекены. Но таковы правила игры. Трибуны заполняются гражданами, желающими заработать свои 300 рублей. Условие — непременное соблюдение требований редакторов, а это: приличная одежда, хлопки по команде и... да, отсутствие эмоций на физиономиях. Ведь, не дай бог, камера прямого эфира выхватит чью-то ехидную ухмылочку во время пламенной речи записного патриота. Даже дружный возмущенный гул издают не сами «болельщики», а фонограмма (как закадровый смех в ситкомах).

Ярким примером такого диссонанса может служить понедельничный выпуск ток-шоу «Время покажет», посвященный похищению из Третьяковки работы Архипа Куинджи. Ведущие, эксперты и гости веселились вовсю над тем, как какой-то мужик пришел на выставку, снял картину со стены и спокойненько вышел на глазах у многочисленных посетителей. Согласно жанру программы, следовало бы ожидать, что разговор сразу начнется с дружного негодования: мол, что это за безобразие, да как такое возможно?! А закончится выводом, что происшедшее — дело рук врагов России, ко всем прочим санкциям стремящимся добавить еще одну. А именно — отказ западных музеев от гастролей своих шедевров в РФ ввиду ненадежности там условий безопасности.

Но ведущие постарались начать шоу на легких шутливых тонах, не в последнюю очередь потому, что уж больно сцена кражи напоминала сюжет добрых «Стариков-разбойников», фрагмент из которых, разумеется, тут же показали. Для затравки Стриженова и Шейнин решили пойти по детективной линии и при помощи гостей поискать версии. Нарисовались такие. Первая: цель преступника — нажива. Эксперт оценил картину в 200 тысяч долларов. Вторая: есть заказчик — тайный коллекционер. Третья: в Третьяковке изначально висел не подлинник, и почему-то понадобилось совершить обратную подмену. Четвертая: вор — просто наркоман, у которого в голове странным образом сошлись информация о выставке Куинджи и сюжет рязановского фильма. Пятая: проснулись акционисты из группы «Война». Неслучайно же кощунство случилось в день рождения живописца, а похищенная работа называется «Ай-Петри. Крым». Такой вот крымский след с похищением. И, наконец, версия совсем уж экзотическая: это пиар-служба галереи все придумала, дабы привлечь внимание к экспозиции.

Поводов для острот нашлось немало. Например, то, что пропажа полицией была обнаружена случайно. Наряд приехал на вызов в связи с кражей шубы, стали смотреть запись с камер видеонаблюдения, тут и заметили, что «Крым»-то — тю-тю. Как было не вспомнить старину Ручечникова! Ведущие веселились вовсю и даже проделали эксперимент: принесли в студию картину похожих размеров и засекли время, необходимое для того, чтобы снять ее со стены, вынуть из рамы и унести. Меньше 40 секунд получилось.

Нет, конечно, «Время покажет» не было бы собой, если бы разговор не переходил иногда на серьезные темы. Вспомнили и о системе защиты, и о бабушках-смотрительницах, которые за нищую зарплату следят не столько за экспонатами, сколько за тем, чтобы кто не вздумал проводить незаконные экскурсии. Оживленную дискуссию вызвал тот факт, что в «Стариках-разбойниках» Евстигнеева и Никулина, когда они снимают Рембрандта, окружает толпа любопытных: куда несете, зачем? А в Третьяковке все смотрят на происходящее безучастно. Что случилось с людьми? Всем на все плевать или им, таким интеллигентным, неудобно задавать вопросы?

И хотя до врагов России дело так и не дошло, в финале Артем Шейнин сделал прозрачный намек на них. Он показал фото картин «Курильские острова» Верещагина и «Сибирь» Васнецова. И призвал выставить у них особую охрану. А то мало ли у кого вслед за «Крымом», который, кстати, уже вернули, какие-то ассоциации возникнут. Смешно.

И на все это действо взирали с трибун десятки людей с каменными лицами и пустыми глазами. Такие же равнодушные, как посетители выставки.




Треть россиян сталкиваются на работе с психологическим насилием, утверждают социологи. А вас эта проблема коснулась?