Как украсть из Третьяковки: пособие для начинающих

Картину «Ай-Петри. Крым» Архипа Куинджи просто сняли со стены и унесли на глазах ни разу не изумившейся публики. Фото: globallookpress.com

Кто и зачем пытается утащить из музеев всемирно известные полотна?


Кража средь бела дня из Инженерного корпуса Третьяковской картинной галереи шедевра знаменитого русского пейзажиста Архипа Куинджи произвела фурор не только в профессиональной художественной среде, но и вообще среди россиян. Люди оскорблены наглостью преступника и легкостью, с какой он ограбил один из двух главных музеев русского изобразительного искусства в стране.

К счастью, полиция оказалась на высоте и отыскала вора и пропавшее полотно в течение суток. А что дальше? Принять на веру заявление Минкультуры о готовности впредь «усилить и не допускать»? В принципе никто в мире не застрахован от злоумышленников, но списывать участившиеся преступления только на подскочившее число посетителей наивно. А у самой кражи из Третьяковки выявились очень странные аспекты...

Приехавший вместе с женой в Москву Денис Чуприков, оказывается, пошел на дело явно не от нищеты и безысходности. Работая в особняке на Рублевке в семье высокого чина из МВД, экс-житель Крыма, может, и мечтал о шикарной жизни, но, по свидетельству жены, сам не бедствовал. Во всяком случае, в его собственности были Cadillac Escalade и белый внедорожник Mercedes, на котором Чуприков и скрылся с места преступления. А добычу спрятал у себя в подсобке.

Так зачем под камерами светить номера авто, если был замысел украсть? И был ли замысел? Ведь воровал он при свидетелях, прямо на глазах у изумленной публики. Уж не импровизация ли это с целью заставить о себе говорить?

Конечно, можно еще задаться вопросом, почему картина украдена в день рождения художника Куинджи. Или искать связь между полотном «Ай-Петри. Крым» и крымскими корнями вороватого дебютанта Чуприкова. Ко всему прочему, фигурант, по данным следствия, имел летальный диагноз от врачей — по поводу неизлечимого недуга печени. Может, Денис решил под конец жизни проверить себя на «быть или не быть» и вернуть шедевр на малую родину?

История краж предметов мирового искусства знает немало примеров самой странной мотивации. Знаменитая «Мона Лиза» Леонардо да Винчи была вынесена под полой спецовки в августе 1911 года рабочим Лувра, итальянским мастером по зеркалам Винченцо Перуджей. Тогда были закрыты границы Франции, музейная администрация разогнана. Следили за Пабло Пикассо и допрашивали поэта Гийома Аполлинера. А через два года в Италии сам Перуджа, державший полюбившуюся ему «Джоконду» на кухне, откликнулся на объявление в газете и предложил продать ее директору галереи Уффици. Тут его и повязали. И выяснили, что работяга, увидев без присмотра такую красоту, спер шедевр с благородной целью — вернуть его в родную Флоренцию! Срок ему дали небольшой...

В ходе загадочного ограбления галереи искусств в Манчестере 2003 года было украдено три шедевра — Ван Гога, Пикассо и Гогена. Анализ записей с камер слежения постфактум не показал ничего, да и спохватились поздно, когда след похитителей простыл. Через несколько дней аноним сообщил по телефону полиции, где искать пропажу. Следуя указаниям, картины нашли у общественного туалета. В приложенной записке был указан мотив похищения: «Слишком плохая система охраны бросалась в глаза». Как это похоже на наш случай!

Теперь о скорости похищения. Кража из Национальной галереи в Осло знаменитейшей картины «Крик» норвежского экспрессиониста Эдварда Мунка в 1994 году была осуществлена за считаные мгновения. В день открытия зимних Олимпийских игр в Лиллехаммере, когда охрана застыла у экранов телевизоров, подготовленный преступник за 50 секунд вскарабкался по лестнице, выбил окно, снял картину ценой 75 млн долларов и скрылся. Сигнализация сработала, но вор ее быстро отключил, а охрана не среагировала. На месте преступления также была найдена записка «с благодарностью за плохую охрану музея». Через несколько месяцев агенты Скотленд-Ярда, прикинувшись покупателями, вышли на шайку. Больше всего проблем со сбытом краденых шедевров.

Скорость раскрытия преступления и возвращения краденого в случае с Третьяковкой — рекордная для России, но не для мира. Из Музея Ван Гога в Амстердаме в 1991-м было похищено сразу 20 работ гения. Пользуясь слабостью охранной системы, воры, ночью проникшие в музей, целый час отбирали товар. С места преступления выехали на машине охраны, но лопнуло колесо, и добычу на полмиллиарда бросили. Похищенное было обнаружено на парковке полицией через 35 минут...

Главным критерием при выборе объекта кражи, как и подтвердил пример пейзажа Куинджи, помимо рыночной стоимости является его размер. Действительно, вынести «Явление Христа народу» Иванова размером со всю стену одному Чуприкову едва ли удалось бы. Не говоря о реализации на черном рынке, которая тоже усложняется.

В мире больше всего крадут Пикассо (1147 полотен). За ним идут Миро, Шагал, Дали, Ренуар, Дюрер, Рембранд, Рубенс, Матисс. Из русской живописи у воров популярны шедевры XIX века. Самый востребованный на черном рынке — маринист Айвазовский: более 50 картин его кисти украдено с 1992 года. Всего в розыске находится больше 55 тысяч артефактов из России. В списках Интерпола значится 700 позиций, среди которых работа Малевича стоимостью 2 млн долларов.

Слово эксперту

Елена Широян, искусствовед

— Нынешнее похищение холста Куинджи в Третьяковке заставит пересмотреть систему музейной безопасности. Вскоре вход в главные наши музеи станет походить на зону досмотра в аэропорту. Сейчас вам нужно лишь пройти сквозь рамку металлодетектора и приоткрыть «ручную кладь», на которую бросят беглый взгляд. А уходите вы вообще свободно, мимо грозной рамки. Но недалек тот день, когда у входа установят рентгеновские аппараты. И это не фантазии на пустом месте. Государственные музеи и Минкультуры уже продумывают новую технологию.

Картины обещают оснастить датчиками, устроить сигнализацию повсюду. Отлично, но вот специалисты уверяют, что никакая техника не работает столь эффективно, как человек. Только достаточно ли нынешнему персоналу инструктажа и тренингов или лучше заменить «бабушек» кем-то покрепче? Вот это вопрос на засыпку. А может, правительство пересмотрит финансирование сферы культуры и станет выделять на нее совсем другие деньги? Такие, что хватит и на сигнализацию, и на зарплату, и на страховку, которая сейчас платится по минимуму? А заодно и на помещения для хранения, где можно было бы удобно разместить экспонаты, не сваливая их в горы...




Елена Малышева назвала передачу о детях-аутистах «Откуда берутся кретины».