08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АНАСТАСИЯ ВОЛОЧКОВА: БЛАГОДАРНА СУДЬБЕ И ГРИГОРОВИЧУ

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 31 Марта 2001г.
25-летняя прима-балерина снова на Родине и вновь танцует на сцене главного театра России. Из Лондона в родные пенаты ее вернул наш великий хореограф Ю. Григорович.Анастасия Волочкова танцевала главные партии в Мариинке и Большом театре, но была вынуждена уйти. Успех в Лондоне и во многих странах мира принес международное признание. А недавно, после почти двух лет балетных странствий, она станцевала Одетту-Одиллию в "Лебедином озере" в новой постановке Юрия Григоровича.

- Анастасия, а что случилось тогда? Почему разрыв с Большим оказался таким стремительным для вас и непонятным для любителей балета?
- Я получила самое горькое письмо в моей жизни, в котором говорилось, что Большой театр не собирается продлевать со мною контракт. Я и без этого письма мало появлялась на сцене, получала зарплату типа 60 условных единиц и ютилась в убогой снимаемой квартире. Но быт меня не пугал. А вот письмо... Это было прощание с мечтой танцевать в Большом. Надо было думать над тем, как профессионально выжить. Пришлось уехать в Лондон, покинуть Россию.
- А в чем все-таки причина конфликта?
- Последние годы, как мне кажется, были не очень счастливыми для Большого театра. Такие спектакли, как "Спартак", "Каменный цветок", "Раймонда", которые прославили наш балет, были сняты с репертуара. Наступил просто творческий голод для артистов, потому что нечего было танцевать, и народ боролся, дрался за роли. А тут склоки, подсиживания... И в том, что спектакль Юрия Николаевича вернулся на сцену, - большое счастье прежде всего для артистов.
- А как встретились с Григоровичем вы? Он же покинул Большой раньше.
- Могу лишь благодарить судьбу, что она помогает мне оказаться в нужном месте в нужное время. Там, где мне, видно, и уготовано быть. Я стояла на перепутье, не входила ни в одну труппу, создавала какие-то свои сольные вечера, концерты, которые помогали мне держаться в форме... И тут судьба послала меня в Австрию, где мы и встретились с Григоровичем в труднейшее для меня время. Юрий Николаевич предложил мне станцевать в его "Лебедином". Сегодня, после премьеры мне видится, что это справедливо и естественно: балет великого хореографа снова украшает сцену Большого. Я долго ждала этого дня, но только не верилось, что он все-таки наступит.
- И как шла работа? О трениях и обидах было позабыто?
- Вернувшись в театр, я удивилась многому. Быть может, со сменой руководства изменилась и сама атмосфера. Прежде всего, появилось уважение к артистам, друг к другу, от чего в театре в последние годы, к сожалению, отучали. Люди отвыкли от добрых слов, даже от благодарности после спектакля. И так хочется верить, что все это возвращается. И у нас будут ценить то, что имеем. Наших артистов, хореографов, тех, кто дарит России свои талант и душу. У нас дома не всегда понимают и ценят это. И только тогда, когда весь мир признает людей, из России уезжающих, - об этом начинают задумываться и здесь, у нас. Но вы не думайте, будто я скептик, пессимистка. Все равно лучшие хореографы, поэты, музыканты родятся в России. Так было и так будет. Ну а сложности... Их мы и создаем для того, чтобы преодолевать. Дома я радовалась каждому мигу работы. Не было у меня никогда такого счастливого времени. Можно только восхищаться, как работали с нами Наталья Игоревна Бессмертнова, и Регина Семеновна Никифорова, и сам Юрий Николаевич Григорович, который занимался с нами с утра до ночи. Я буду всю жизнь благодарна Господу Богу, Григоровичу, который вернул меня в мою Россию...
- Вы в "Лебедином озере" и Одетта, и Одиллия. А какая партия вам ближе?
- Характер человека, его настроение постоянно меняются. Так и здесь. Бывает, образ Одетты - Белого лебедя - мне становится ближе. Она чувственная, внеземная. Но и Одиллия - торжественна, парадна, блистательна. Как ни странно, Одетта ассоциируется у меня с Петербургом, она утонченна. А Одиллия более близка, как мне кажется, к Москве... И мне так бы хотелось, чтобы во мне эти два образа сочетались. Мечтаю показать на сцене все лучшее, чем одарил меня Петербург. И в то же время научиться тому, что дает Москва.
- По Англии, где жили и танцевали, не скучаете?
- Где бы я ни танцевала и где бы еще ни пришлось танцевать, я всегда буду оставаться русской балериной. Ну а в Лондоне я танцую в Национальном балете, даю и сейчас сольные спектакли - у меня десять номеров своей программы. Оказавшись несколько лет назад , что называется, нигде, я должна была жить и выживать. Вы же понимаете, что для балерины отсутствие сцены и зрителя губительно - для жизни, для карьеры, которая у нас такая короткая.
- Вы станцевали "Лебединое". А что дальше?
- Многое зависит от Большого. Если мне предложат контракт и дальнейшее сотрудничество, то, конечно, я буду здесь. В планах и серия моих сольных концертов по Европе. В апреле приглашена станцевать "Лебединое озеро" в Донецке, куда с удовольствием езжу: там замечательный зритель. Я вообще замечала, что не в столичных городах атмосфера в театрах более добрая и теплая. А сначала, в юности, думала: нигде не смогу существовать, кроме как в Петербурге, на сцене моей Мариинки. Ведь я же воспитанница Вагановского училища. Но сегодня понимаю, что мой дом там, где меня ждут, это тот театр, где меня хотят видеть. Главное - работать и танцевать. Я постоянно должна быть готова выйти на сцену, при любых обстоятельствах: взять мини-диск со своей фонограммой, снять костюм с вешалки и предстать перед зрителем... Жизнь заставила меня стремиться к независимости. Сольные концерты, естественно, дают мне такую возможность.
- А как складывается ваша личная жизнь? Некоторые газеты, в том числе зарубежные, пишут, будто вы легко покоряете и разбиваете мужские сердца. И что миллионеры западноевропейского происхождения готовы предложить вам руку, богатство и прочее...
- Мне действительно много раз предлагали все - от дворцов и замков до роскошной жизни, от руки, сердца, замужества до раскрутки в творчестве. Но, по-моему, тут все зависит от наших убеждений, внутреннего стержня. Каждый ставит для себя разные цели. На самом деле для меня материальные ценности значат настолько мало! Это то, что обретается и теряется, уходит в секунду. Потому драгоценности, которые могут меня соблазнить, - это спектакли в лучших театрах мира, работа с великими профессионалами, встречи с личностями, творческое общение с которыми обогащает. Только не думайте, будто личную жизнь я строю так, что она зацикливается только на балете. Всегда нахожу время, чтобы проводить его так, как мне хочется. Я хожу и на дискотеки - возраст пока позволяет, и на спектакли, и в кино. Люблю общаться с друзьями. Конечно, я мечтаю, чтобы появился человек, с которым хотелось бы создать семью, иметь детей. Просто я не спешу: все приходит в свое время. Не хочу пока кому-то подавать надежды, а кому-то доставлять огорчения.
- Настя, а кто ваши родители? Наверное, тоже балетные?
- Ни в коей мере. Мой папа долгие годы входил в сборную СССР по настольному теннису, потом тренировал. Я благодарна ему: от отца, наверное, досталось стремление к профессионализму в том, чем всерьез занимаешься. И, понятно, любовь к труду, если надо - и самопожертвование. А моя мамочка была инженером, сейчас не работает и очень серьезно помогает мне в жизни. Родители подарили мне эту профессию. Когда я пришла в балетное училище, то была настолько неспособным ребенком... Ничего у меня не было, кроме жуткого желания стать балериной. И родители отдавали последние деньги на моих педагогов, чтоб эта моя мечта превратилась в реальность.
- Превратилась?
- Кажется, превращается.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников