11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

У РОССИИ ДВА СОЮЗНИКА - ЕЕ АРМИЯ И ФЛОТ

Пасякин Владимир
Опубликовано 01:01 31 Марта 2004г.
Три года назад во главе оборонного ведомства впервые встал человек гражданский - Сергей Иванов, воспринимаемый многими аналитиками, в том числе на Западе, не только как член правительства, но и как политик с самостоятельными взглядами. Сегодня мы публикуем выдержки из его обстоятельной статьи, опубликованной в журнале "Россия в глобальной политике".

Мы последовательно выступаем за то, чтобы значение военной силы при решении международных проблем было сведено к минимуму, а ее функции ограничивались сдерживанием войн и вооруженных конфликтов. Однако с учетом тенденций мирового развития российское военно-политическое руководство вынуждено корректировать свое видение роли и места военной политики и военных инструментов. Наличие у России достаточного военного потенциала, прежде всего современных и эффективных Вооруженных сил, становится одним из условий ее успешной и безболезненной интеграции в строящуюся систему международных отношений.
Существует три типа угроз, нейтрализация которых является в той или иной степени функцией Вооруженных сил Российской Федерации: внешние, внутренние и трансграничные.
При этом необходимо отметить, что даже традиционные внешние угрозы приобретают новые аспекты. В частности, относительно новыми для российского военного планирования следует считать такие из них, как вмешательство во внутренние дела Российской Федерации со стороны иностранных государств или организаций, ими поддерживаемых, нестабильность в приграничных странах, порожденную слабостью их правительств, и некоторые другие.
К наиболее важным внутренним угрозам, нейтрализация которых относится к числу задач Вооруженных сил, следует причислить следующие. Это попытки насильственного изменения конституционного строя и нарушения территориальной целостности России. Создание, оснащение, подготовка и функционирование незаконных вооруженных формирований. Незаконный оборот на территории Российской Федерации оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Широкомасштабная деятельность организованной преступности, угрожающая политической стабильности в масштабах отдельных субъектов Российской Федерации. А также деятельность сепаратистских и радикальных религиозно-националистических движений.
Особо следует остановиться на трансграничных угрозах, которые, будучи внутренними по форме проявления, являются внешними по своей сути. Например, такие, как деятельность на территории России структур, связанных с международным террористическим сообществом. Подготовка на территории других государств вооруженных формирований для действий на территории России или ее союзников. Трансграничная преступность, контрабандная и иная противозаконная деятельность.
Особо следует учитывать возможность возвращения ядерному оружию свойств реального военного инструмента. Это крайне опасная тенденция, подрывающая глобальную и региональную стабильность. Даже незаконное понижение порога применения ядерного оружия потребует от России перестройки системы управления войсками и принципов их боевого применения.
В целом можно констатировать, что ни одна из существующих конфликтных ситуаций за пределами территории России не создает прямой военной угрозы ее безопасности. Однако необходимо просчитывать ситуацию, которая может сложиться в будущем.
Большинство конфликтов последнего времени развивалось на ограниченной территории в пределах одного театра военных действий, но с широким использованием сил и средств, размещенных за его пределами. Это требует не просто готовности обороняться в случае внешней агрессии, но и умения тем или иным способом переносить боевые действия на территорию противника.
Совершенно ясно, что ход и исход вооруженной борьбы будут определяться главным образом противоборством в воздушно-космической сфере и на море, а сухопутные группировки закрепят достигнутый успех и непосредственно обеспечат достижение политических целей. Тот, кто до сих пор считает, что в современной войне по-прежнему решающими станут удары танковых клиньев, живет устаревшими представлениями.
Ясно также, что успех будет на стороне того, кто сможет функционально интегрировать все информационные потоки и в режиме реального времени корректировать планы боевого применения войск в зависимости от меняющейся обстановки. Поэтому в оперативном построении группировки войск должны присутствовать разведывательно-информационный центр, автоматизированная, высокозащищенная система управления войсками и оружием, а главное - воздушно-космический эшелон, выполняющий как разведывательные, так и ударные функции.
С учетом этого можно констатировать, что российские Вооруженные силы должны быть способны в мирное время и в чрезвычайных ситуациях успешно решать задачи силами постоянной готовности одновременно в двух вооруженных конфликтах любого типа, сохраняя потенциал стратегического сдерживания и без проведения дополнительных мобилизационных мероприятий. А также осуществлять миротворческие операции как самостоятельно, так и в составе многонациональных контингентов.
Необходимо при этом подчеркнуть, что применение военной силы мы рассматриваем как вынужденную крайнюю меру, целесообразную только в том случае, если исчерпаны все другие возможности. Взаимодействие с различными международными институтами существенно облегчает реализацию внешнеполитических целей России, но не дает полной и безусловной гарантии безопасности. Такую гарантию может дать только наличие высокоэффективных армии и флота.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников