09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БРАТКИ - ВЛАДЕЛЬЦЫ ЗАВОДОВ, ГАЗЕТ, ПАРОХОДОВ

На днях министр внутренних дел России Рашид Нургалиев сообщил обществу потрясающие цифры: сегодня под контролем преступных сообществ находятся около 500 крупнейших отечественных предприятий. Министр предупредил: "Организованная преступность является одной из основных угроз национальной безопасности страны. Преступные группировки уже проникли в той или иной степени в большинство жизненно важных отраслей экономики страны".

Разговоры, что криминал в России давно наложил лапу на крупный бизнес, чаще всего велись либо за кулисами силовых ведомств, либо просачивались в прессу как "непроверенная информация". Руководителям правоохранительных структур публично признавать такие вещи казалось, похоже, самоубийственным. Между тем масштаб происходящего в этой сфере скрывать стало бессмысленно. Министр доложил: в России действуют 116 преступных сообществ.
Судя по скрупулезности подсчетов, можно предположить, что про них милицейская статистика знает все - и главарей этих шаек, и каждого из множества отечественных мафиози с адресами и фамилиями. Но почему же тогда атаки на российскую мафию и ее закрома зачастую неэффективны?
Речь действительно идет не о картонном тигре. Серьезность проблемы "Труду" разъяснила президент Российской криминологической ассоциации доктор юридических наук Азалия Долгова. По ее словам, ассоциация провела серьезное социологическое исследование. Были опрошены самые опытные сотрудники подразделений по борьбе с организованной преступностью, ФСБ и прокуратуры. Главный вопрос: можно ли нынче говорить о таком явлении, как сращивание оргпреступности с чиновниками и, как следствие, о переходе значительной части промышленных предприятий в собственность преступного мира? Увы, сотрудники силовых ведомств в большинстве вынуждены были ответить "да". Типичная российская ситуация: криминальные лидеры одновременно являются еще и официальными руководителями или совладельцами легальных предприятий.
Казалось бы, все это должно бы было означать только одно: от разговоров об угрозе национальной безопасности давно пора переходить к делу. Взять хотя бы историю с многолетними попытками разработать и принять закон "О борьбе с организованной преступностью". В свое время в прессе много спорили, каким он должен быть. Обсуждали столь горячо, что многие уверены - такой закон давным-давно принят... А на самом деле полтора десятка лет исполнительная власть не может договориться с законодательной, каким быть этому закону. Итог, выходит, и озвучил министр Нургалиев?
Аналогичная ситуация и с Законом "О борьбе с коррупцией". И его многочисленные проекты тоже "футболят" по думским коридорам вот уже более 15 лет. Нужно ли говорить о том, что нашей стране этот закон нужен как воздух? Ведь в мировых рейтингах о распространении коррупции мы, увы, по-прежнему занимаем одну из самых позорных строчек.
Вчера я еще раз позвонил президенту Российской криминологической ассоциации А. Долговой. Организация, которую возглавляет моя собеседница, весьма серьезная. Ее работники, например, участвовали в проведении криминологической экспертизы тех самых проектов законов о борьбе с коррупцией и организованной преступностью. И даже участвовали в их написании. Новость, которую сообщила мне Азалия Ивановна, обескураживает. В соответствующие структуры только что подано исковое заявление от неких чиновников о ликвидации Российской криминологической ассоциации. Говорят, не успели направить в регистрационные органы какие-то бумаги. Криминологи удивлены: все было сделано, считают они, по закону. Похоже, для кого-то ученые стали бельмом в глазу. И надо ли гадать - для кого.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников