09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТАНЕТ ЛИ КЛИНТОН "ДРУГОМ БИЛЛОМ"?

Шитов Андрей
Статья «СТАНЕТ ЛИ КЛИНТОН "ДРУГОМ БИЛЛОМ"?»
из номера 098 за 31 Мая 2000г.
Опубликовано 01:01 31 Мая 2000г.

- Ряд обозревателей и политиков обращает внимание на то, что московский саммит будет в

- Ряд обозревателей и политиков обращает внимание на то, что московский саммит будет в определенном смысле неравноправным: российский президент только начинает свой первый конституционный срок, а американский, наоборот, готовится сдать дела, причем неизвестно кому - однопартийцу-демократу или его сопернику-республиканцу. Не ставит ли это заранее под сомнение результаты встречи в практическом плане?
- С подобным мнением трудно согласиться. Если следовать этой логике, то сейчас в отношениях между Россией и США должен наступить "мертвый сезон", который будет продолжаться как минимум до января 2001 года, когда вновь избранный американский президент вступит в должность. Однако российско-американские отношения не начинаются с чистой страницы всякий раз, когда в одной из столиц происходит смена высшего политического руководства. Разумеется, эти отношения строятся не в вакууме и подвержены влиянию внутриполитических факторов, но в то же время у них есть собственная логика развития: существует преемственность, которая обеспечивает двустороннему сотрудничеству определенный запас прочности, ограждает его от воздействия сиюминутных конъюнктурных моментов. И, наконец, есть национальные интересы, которые объективно подталкивают как Россию, так и США, независимо от того, представитель какой партии является хозяином Белого дома, к контактам и взаимодействию в двусторонней сфере и к поискам решений острых международных и региональных проблем.
Оба главных претендента на Белый дом - и вице-президент А. Гор, и губернатор Дж.Буш - неоднократно заявляли о своем намерении продолжить курс на дальнейшее развитие и укрепление отношений с Россией. Еще и поэтому мы уверены, что договоренности предстоящего российско-американского саммита в Москве не станут "бабочками-однодневками", срок жизни которых истечет вместе с полномочиями нынешней американской администрации. Каждая встреча в верхах так или иначе сказывается на общем климате отношений, ее итоги автоматически становятся важной составной частью этих отношений.
- Очевидно, центральным вопросом повестки дня будет третья фаза ограничений стратегических наступательных вооружений, по которому уже выявились разногласия: мы хотели бы свести СНВ-2 к 1500 боеголовкам, американцы пока настаивают на том, о чем была предварительная договоренность три года назад в Хельсинки, - 2000-2500 боеголовок. Просматривается ли тут какая-то возможность компромисса?
- Проблемы сохранения и укрепления международной безопасности и стратегической стабильности - сердцевина российско-американского внешнеполитического диалога. Так было все последние годы и десятилетия. Сейчас эта тематика дополнительно "разогрелась". Причина - планы американской администрации по созданию системы национальной противоракетной обороны (НПРО). Ясно, что реализация этих планов подорвала бы жизнеспособность Договора по ПРО - фундамента стратегической стабильности на протяжении без малого 30 лет. А без сохранения этого Договора невозможно ни осуществление уже действующих соглашений в области СНВ, ни заключение новых. Эту взаимосвязь очень важно четко понимать. Нельзя говорить о сокращении стратегических наступательных вооружений в отрыве от того, что происходит на направлении ПРО. Ратификация Федеральным Собранием Договора СНВ-2 наглядно продемонстрировала наше стремление продолжать и наращивать конструктивный диалог в этой сфере. Как заявил В.В. Путин при ратификации Договора СНВ-2, мы готовы сократить наши стратегические наступательные вооружения, разумеется, на взаимной с США основе, до более низкого уровня, чем это было предусмотрено российско-американской договоренностью 1997 г. в Хельсинки. До 1500 боезарядов вместо 2000-2500.
Естественно, движение к СНВ-2, к дальнейшему радикальному сокращению стратегических ядерных вооружений возможно, когда к нему готовы обе стороны - как говорится, вальс танцуют парами. И мы предлагаем американцам настроиться именно на такой результат, поскольку убеждены, что он отвечал бы интересам безопасности обеих стран, укреплял бы стабильность во всем мире. При условии - повторю еще раз - сохранения Договора по ПРО.
- Нередко высказывается мнение, что этот саммит будет одним из самых сложных, поскольку, помимо всего прочего, президенты неизбежно затронут тему Договора 1972 года по противоракетной обороне. Как известно, 25 сенаторов во главе с лидером республиканского большинства Т. Лоттом заблаговременно направили письмо президенту Б. Клинтону, предупредив его, что сенат не одобрит никакой компромисс, достигнутый за счет отказа от планов создания "ядерного щита" для США, которые - это не секрет - выходят далеко за рамки основополагающего Договора по ПРО. Могли бы вы прокомментировать эту ситуацию?
- НПРО подается американцами как мера противодействия "растущей ракетной угрозе от третьих стран". При этом части сенаторов и конгрессменов хотелось бы, чтобы администрация пошла много дальше ныне существующих планов или, по крайней мере, не связывала руки своим преемникам.
Для нас очевидно, и мы не устаем на всех уровнях подчеркивать это американским партнерам, что и ограниченная, и тем более "неограниченная" НПРО поставила бы крест на контроле над вооружениями, спровоцировала бы соответствующую и весьма резкую реакцию не только в России, но и в целом ряде других стран, в том числе обладающих определенными возможностями в ракетно-ядерной сфере.
К сожалению, приходится констатировать, что многие в конгрессе остаются в плену собственных догм. Они явно не воспринимают предлагаемую российской стороной реальную конструктивную альтернативу, которая включает следующие элементы: начало переговоров по СНВ-3; налаживание сотрудничества по нестратегической ПРО, которая может стать адекватным ответом на новые потенциальные ракетные угрозы; укрепление режимов нераспространения, в том числе за счет реализации предложения о создании глобальной системы контроля за ракетными технологиями; активизация скоординированных политико-дипломатических усилий в отношении так называемых "проблемных" стран.
Эта альтернатива и реальна, и логична. Она не менее, а намного более эффективна, чем американская НПРО, с точки зрения снижения уровня ракетно-ядерных угроз. Она дает ответ на новые, нетрафаретные угрозы (которые так беспокоят США), но это - "не слон в посудной лавке", ломающий все, что было создано до сих пор в разоруженческой сфере.
- Президент Б. Клинтон пробудет в Москве непродолжительное время, но при столь напряженной повестке переговоров он намерен, как сказано в официальном заявлении Белого дома, "использовать свой визит для того, чтобы побеседовать с широким спектром российских лидеров, которые создают демократические институты, гражданское общество и рыночную экономику". Что имеется в виду?
- Речь идет прежде всего, наверное, о выступлении Б. Клинтона в Государственной Думе, где он обратится к представителям основных политических сил России. Это мероприятие, можно предположить, будет весьма интересным.
Кроме того, два президента проведут основательный обмен мнениями по вопросам расширения контактов между людьми, связей на общественном уровне, обменов в сфере образования, культуры и гуманитарных наук.
Становление в России рыночной экономики, развитие гражданского общества создали почву для подлинного рывка в плане контактов между гражданами наших стран, организациями и регионами. Жизнь внесла коррективы в сложившиеся в прежние времена формы и механизмы таких контактов, освободив их от чрезмерной государственной опеки. Тем не менее "человеческое измерение" российско-американских отношений и сегодня занимает одно из приоритетных мест в межгосударственном диалоге. И это правильно. Лидеры, политики, чиновники (говорю это в хорошем смысле слова) должны создавать условия для всестороннего расширения человеческого общения через границы, через океан.
Мы особенно ценим обмены, ориентированные на укрепление демократических институтов и рыночных механизмов, продвижение реформ в области государственного управления, в правовой сфере и т.п. В их числе можно выделить спонсируемый конгрессом США проект "Открытый мир", позволяющий российским региональным лидерам и политикам получить напрямую впечатления о работе и жизни их американских коллег, познакомиться с функционированием политической системы на местах и в центре.
В эпоху информационного взрыва, когда контакты между людьми все меньше зависят от расстояний, узнавать друг о друге новое становится намного проще. Пример из нашей дипломатической работы - недавно проведенный в посольстве России в Вашингтоне день открытых дверей, когда за несколько часов около двух тысяч рядовых американцев побывали у нас в гостях. В живом и непринужденном общении с молодыми дипломатами, показавшими и рассказавшими, где и как проходят встречи, переговоры, приемы, американцы открыли для себя много интересного. Разговор, естественно, вышел за "экскурсионные" рамки, и, по признанию многих, за один день такого общения они действительно многое узнали о России и нашем менталитете.
Или возьмем работу по созданию в Вашингтоне памятника А.С. Пушкину. Это вообще уникальный образец объединения усилий почитателей гения русской поэзии в нашей стране и в Америке. Уверен, что памятник поэту станет и символом российско-американского духовного общения. Кстати, памятник (автор А.Н. Бурганов) получился прекрасный. Дело за тем, как наиболее выигрышно провести церемонию его открытия.
Такие гуманитарные, человеческие аспекты двусторонних отношений - весьма значимы для российского и американского обществ.
- Как бы вы охарактеризовали нынешнее состояние российско-американских отношений и как они вам видятся в перспективе? Россиян, несомненно, интересует, насколько это зависит от того, останется ли после ноябрьских выборов государственная администрация демократической или власть перейдет в руки республиканцев?
- Отношения с США были и остаются приоритетными для России. На наших странах лежит особая ответственность за поддержание международной стабильности. От того, как складывается российско-американское взаимодействие, впрямую зависит эффективность действий мирового сообщества в борьбе с новыми вызовами XXI века.
Не секрет, что весь прошлый год и какое-то время до этого мы шли от кризиса к кризису. Акция НАТО против Югославии, скандальные спекуляции в США на теме российского криминала и коррупции, другие проблемы становились серьезными раздражителями в наших отношениях. Сейчас положение выправляется. По интенсивности контактов на политическом уровне, в том числе по парламентской линии, последние 5 месяцев в наших отношениях оказались беспрецедентно насыщенными.
Отмечу, что в конце апреля-мае в США побывало, без преувеличения, невиданное количество наших парламентариев. Это наглядно показывает настрой нового состава Госдумы. Если будет встречный импульс со стороны американских законодателей, то это, несомненно, приведет к улучшению политической атмосферы в российско-американских отношениях, поскольку от парламентов в этом контексте действительно зависит многое. Обнадеживает, конечно, и плотность графика встреч на высшем и высоком уровнях до конца текущего года.
Особо подчеркну: на состояние двустороннего диалога и взаимодействия мощное позитивное влияние оказали выборы президента России и нового состава Государственной Думы. Это благоприятствует существенному наращиванию конструктивного потенциала в двусторонних отношениях.
Основная задача предстоящего саммита как раз и состоит в том, чтобы укрепить этот потенциал, помочь ему раскрыться, придать отношениям поступательную динамику, позволяющую быстрее снимать негативные наслоения прошлого.
Да, реальность российско-американских отношений такова, что в них объективно заложены как элементы сотрудничества, так и столкновения национальных интересов. Ставя во главу угла обеспечение национальной безопасности России, мы в то же время стремимся расширить сферу совпадающих интересов, с тем чтобы совместно с США решать глобальные и региональные проблемы третьего тысячелетия - от экологии до наркотрафика и международного терроризма. Справиться с этими вызовами в одиночку невозможно.
Что касается президентской кампании в США, то она, конечно же, объект нашего самого пристального внимания. Кампания активно разворачивается, и уже обозначены контуры внешнеполитических платформ обоих претендентов, кое-что вырисовывается в разоруженческом и российском контексте.
С нашей стороны, естественно, предпочтений никому не дается. Для нас главное - стабильное развитие отношений между двумя странами. Эти отношения чрезвычайно важны для всего мира, и они не должны зависеть от показаний внутриполитических барометров.
Возвращаясь к московскому саммиту, скажу, что он, по сути, открывает серию встреч на высшем уровне. Тем самым, как мы надеемся, удастся обеспечить плавный переход к контактам В.В. Путина с новым президентом США в 2001 году.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников