04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛУГОВОГО НА БАБ НЕ МЕНЯЮТ?

РАЗВЕДЧИК ДОРОЖЕ ЛЕТЧИКА?
10 февраля 1962-го нашего разведчика Абеля-Фишера,

РАЗВЕДЧИК ДОРОЖЕ ЛЕТЧИКА?
10 февраля 1962-го нашего разведчика Абеля-Фишера, арестованного в США, обменяли на американского летчика-шпиона Пауэрса. Но разочаруем уверенных, что случай на мосту Глинике в ГДР - первый крупный обмен в истории.
Ничего подобного! Просто раньше операции такого типа держались в глубочайшей тайне. Но это не значит, будто их не было.
Об одной из первых несколько глухо упоминает немка Рут Кучински, работавшая на Страну Советов с довоенных времен. В начале 1930-х задержанного на территории Китая советского резидента сравнительно быстро удалось обменять на арестованного разведчика-чужестранца и вернуть в Москву. Странно, но в эпоху сталинской подозрительности тот "пионер обмена" после тщательной проверки был снова отправлен за кордон.
Еще удивительнее выглядит история Юрека Сосновского. Красавец поляк выдавал себя за беженца, вынужденного искать счастья в Германии, ибо дома его грозил убить командир полка, чью жену Юрек соблазнил.
В нацистском Берлине экс-офицер времени даром не терял, меняя дам, как перчатки. Все они были связаны с военными ведомствами, а одна даже работала в генштабе у будущего генерала Гудериана. Сосновскому, передавшему на родину 150 секретнейших документов, включая план нападения Гитлера на Польшу, так бы и оставаться нераскрытым, если бы его со всей девичьей агентурной сетью не выдала всерьез втюрившаяся в ловеласа танцовщица-венгерка. Две дамы были казнены, одна - приговорена к пожизненному. А Сосновского гестапо... обменяло на немецкую шпионку, попавшуюся в Варшаве. Странно, но волею судьбы с началом второй мировой пан Юрек оказался в тюрьме на Лубянке.
На кого он работал? Этого уже не узнать никогда. А вот то, что один из руководителей советской разведки Павел Судоплатов и его неизменная помощница - будущая детская писательница Зоя Рыбкина-Воскресенская - вовсю использовали в Германии так и не раскрытых агентов Сосновского, это точно. Начиная с 1939 Сосновский явно сотрудничал с ними весьма плотно.
Тома написаны на тему попавшего в фашистский плен Якова Джугашвили, которого его папа-вождь не захотел обменять на фельдмаршала Паулюса.
Но, может, и менять было не на кого? Все больше доказательств такой версии: Джугашвили был убит, а немецкие спецслужбы подсовывали Сталину его двойника. Появились недавно доказательства, что Сталин и его разведка об этом догадывались. И тогда ставшая крылатой фраза "Я солдата на маршала не меняю" теряет всякий смысл.
В обмене Абеля-Фишера на Пауэрса тоже обнаружилось белое пятно. Незадолго до своей кончины единственная дочь разведчика Эвелина Фишер, с которой я часами беседовал в квартире ее отца на проспекте Мира, вдруг поведала мне любопытные факты. Когда она с матерью приехала в Берлин на встречу с адвокатом отца Донованом, мало кто дома предполагал, что обмен состоится через два дня. Думали, как рассказывала Эвелина, обмен пройдет позже. А за ее отца американцы потребовали не только Пауэрса и еще одну мелкую шпионскую пташку, но и третьего арестованного агента. Доложить об этом - третьем - Хрущеву боялись. В итоге весь обмен оказался под угрозой. И вдруг отыскался смельчак, сообщивший о наглом требовании Никите Сергеевичу. Тот неожиданно быстро дал согласие. И все заинтересованные лица отправились на знаменитый мост Глинике.
ОДИН "НАШ" СТОИТ ДЮЖИНЫ "ИХ"!
Наша внешняя разведка трепетно относится к собственным сотрудникам. И потому попавших в беду выручают (точнее выручали), не считаясь с тем, что другая сторона заламывала цену неимоверную.
Русские, что называется, давали за своих гораздо больше. Так, за полковника Алексея Козлова, отсидевшего два года в жутких условиях в ЮАР, пришлось отдать 11 человек. О сотрудничестве и кооперации западных спецслужб, как и разведок стран ушедшего соцлагеря, свидетельствует хотя бы то, что лишь один из обмененных на будущего Героя России, был офицером южно-африканской армии. Его поймали кубинцы в Анголе. Остальных набрала в основном дружественная контрразведка ГДР.
По словам генерала Маркуса Вольфа, три десятка лет возглавлявшего "Штази", в ГДР никогда не останавливались перед тем, чтобы поменять значительное число задержанных агентов из ФРГ на попавшего в беду советского офицера. "Если б они знали, кого они меняют, то попросили б за Козлова еще больше", - прокомментировал тот обмен генерал-майор Дроздов, возглавлявший с 1979 по 1991 годы управление советской нелегальной разведки.
Просили и больше. Однажды, для освобождения своего товарища, на один немецкий мост пришлось пригнать автобус с 23 людьми!
Упомяну еще о двух серьезных обменах. Получившего в Великобритании 25 лет тюрьмы полковника Конона Молодого обменяли в 1964-м на англичанина Гревилла Винна. Притом где бы не отсиживали срок наши разведчики, меняли их обязательно в Германии: из Западной ее части они переходили-переезжали в Восточную.
Известен единственный случай, когда обмен, несмотря на нечеловеческие старания, совершить не удалось. Полностью отсидел свой длиннющий срок Меркадер, убивший Троцкого. Какие только меры не предпринимались: его хотели и освободить силой, и скостить срок заключения, и высылали группу захвата...
С началом войны возникали непредвиденные трудности. Да и чересчур громким было дело. Меркадер знал, что за него борются. Ему помогали, подбадривали. Вернувшегося в СССР Меркадера наградили званием Героя, обеспечили хорошую по тогдашним меркам жизнь.
Иногда обмены совершаются, как говорят в разведке, под чужим флагом. Так были с помощью коллег из некогда дружественной польской разведки освобождены радисты Молодого - Лона и Моррис Коэны, работавшие в Великобритании под именем супругов Крогеров. Им, правда, пришлось отсидеть по девять лет из тех соответственно 20 и 25, к которым приговорили. Из Великобритании эту супружескую пару в отличие от большинства других перевезли в Варшаву на самолете. Только потом они обосновались в Москве. Звание Героев России им было присвоено в 1995-м уже посмертно.
РУССКИХ РАЗВЕДЧИКОВ В ЗАСТЕНКАХ ЗА БУГРОМ НЕТ
Но все это история, пусть, как в случае с ныне здравствующим полковником Алексеем Михайловичем Козловым, и не такая уж далекая. А есть ли такие, кто мучается сегодня на чужих и далеких нарах?
Вот что ответил мне на этот прямой вопрос некоторое время назад первый заместитель директора СВР Владимир Иванович Завершинский: "Ни один кадровый сотрудник внешней разведки не находится сегодня под арестом или в тюремном заключении за рубежом. Никто не был задержан на длительное время с тем, чтобы его не вызволили, не поменяли или не приняли других мер для освобождения".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников