08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЛЬГА АНДРЕЕВА
РОСТОВ-на-ДОНУ
* * *
Промолчу о том, во что я верю -

ОЛЬГА АНДРЕЕВА
РОСТОВ-на-ДОНУ
* * *
Промолчу о том, во что я верю -
Ведь Ему реклама ни к чему.
Выйду на заре, не хлопнув дверью,
Прихватив дорожную суму.
Я сумею - коротко ли, долго,
Стать прозрачной на семи ветрах,
Заглушить трусливый голос долга
И фальшивый первобытный страх.
Не согнусь от холода и боли -
Птице воля вольная легка.
Попросить - гордыня не позволит,
А подать - не хватит кошелька.
Праведными мыслями не выстлан
Путь мой ради публики пустой.
Я к себе не подпущу на выстрел
Их дешевый пошленький восторг.
Я прощу степенную небрежность
К страннице серьезной и босой.
И приму как дар слепую нежность,
И приму, как ливень, взгляд косой.
И увижу - все открыты двери,
И пойму, насколько ночь добра.
Промолчу о том, во что я верю.
В этой вере я твоя сестра.
ПОЕЗД "РОСТОВ - МОСКВА"
Что ты нахмурилось, лето? Гляди веселей -
рябью запуганной тихой реки-недотроги,
ровным пробором лимонно-зеленых
полей,
схваченных узкой серебряной лентой
дороги.
Я разгляжу торичеллевую нищету,
мокрые избы и церкви, забытые Богом,
словно в плохой мелодраме - возьму
и сойду
где-то на маленькой станции Сбоку
Припека.
Выброшу сборник сканвордов "Реши
для души".
Где-то под горкой пронзительно вспыхнули маки.
В этом раю, в обойденной страною глуши
что-то о вечности ведают даже собаки.
Я разыщу под Рязанью заброшенный пруд,
дрянью заросший, - и время замедлит
скольженье,
и полюблю монотонный бессмысленный труд -
тот, для которого в мире используют
женщин, -
надо же что-то любить в этой жизни. Весну,
шок половодья, березки, ромашки,
колодцы,
буду грибы собирать, ежедневно тонуть
в сладко-дремучем аленушкином болотце.
Что-то библейское в лицах людей на заре.
Только меня недозревшее солнце не греет.
Эти леса, заливные снега в ноябре
видно, уже никогда не признают своею,
выбросят - в скорый, грохочущий мимо судьбы,
в рокот метро, формирующий клиповость мысли.
Буду колодцы и маки, пруды и грибы
переключать на экране компьютерной
мышью...
СКРИПАЧ
Эллионоре Леончик
Все рушится, как планы ГОЭЛРО.
Болит затылок и сгорает горло.
Но - шаг за шагом - в мир семи ветров,
в привычном рабстве у семи глаголов.
А как иначе перейти в полет?
Не подходи. Не тронь. Не нарывайся.
Светло и зло над городом плывет
мелодия цыганского романса.
В толстовке серой на сыром ветру,
неистово, вульгарно, балаганно
худой скрипач играет поутру -
нисколько не похожий на цыгана.
Мелькают лица, сапоги, пальто,
молчат угрюмо, сонно, дышат паром,
и джинсы-клеш русалочьим хвостом
метут сухую кожу тротуаров.
А небо на глазах меняет цвет.
Покорен полифонии в миноре
декабрьский заговоренный рассвет,
неумолимый, как Эллионора.
Природа крепко держит на крючке.
Рвет струны отголоском урагана
студент с дешевой скрипочкой в руке,
нисколько не похожий на цыгана.
В нелепой жажде вечного тепла
открыв - такой кефир не всем полезен,
отраву хлещет прямо из горла
сквозь ледяной сарказм рублей железных.
Вокруг спешат - подальше от греха.
Что воду резать - утешать влюбленных...
(Вольфрамовая ниточка стиха
уже дрожит в гортани воспаленной).
В осенний лес умчался вольный бес.
Со всеми соглашаясь - в знак протеста -
упрямо продолжает свой ликбез
худой скрипач - ревнивый гений места.
...Я это утро сохранить хочу -
как слабое капризное растенье.
Укрыть от ветра тонкую свечу
и Вербного дождаться воскресенья.
ЮЛИЯ КАУНОВА
Кисловодск
* * *
Теперь от страху не умру
Я в теткином чулане.
Теперь меня не утолит
Сосулек карамель.
Теперь меня не увезут
Купеческие сани
В соседстве с отчим сундуком
За тридевять земель.
Мои младенцы подросли.
И я уже не раню
По рукоять сердца мужчин,
Как в девятнадцать лет.
С цыганской песней пронеслись
Купеческие сани.
За мудрой поступью весны
Растаял санный след.
* * *
Как вспоротая рана,
Ворующая злость.
Приходишь полупьяным,
Прокуренным насквозь.
Уверенный, жестокий:
Вся удаль напоказ.
Бандит с большой дороги,
Но как зеленоглаз!
ЗАТВОРНИК
В ваших окнах невеселых
Не танцует занавеска,
И опаздывают дети,
Ваш подсматривая быт.
На стене гвоздей набито,
На гвоздях - хлысты и кепи.
В ваших окнах невеселых
Днем и ночью свет горит.
Вот и я - большой ребенок -
Засмотрелась на затылок:
Он, как старая ромашка,
Облетевшая почти.
А спина похожа очень
На хозяйственное мыло.
Почему от ваших окон
Невозможно отойти?
Вы стары и равнодушны,
К миру вы спиной сидите,
Редко ходите за хлебом
И не пьете никогда.
Лошадей рисуя гордых,
Почему вы тьмы боитесь?
Что такое натворила
В вашей жизни темнота?
КАМЕНЬ
Земной полип в ненасытной чаше,
Вообразивший родство с кораллом, -
В мой огород залетел он раньше,
Чем я пришла и хозяйкой стала.
Он правит бал, отнимая силы,
Но страшно камень спровадить в реку.
Как будто он стережет могилу,
В которой некто опасен веку.
ИЗ ПОЧТЫ "ПРИЮТА": "Решив доказать себе, что поэзия ушла в подполье, я стал покупать все подряд газеты - и все больше подтверждал свой неутешительный диагноз. И вдруг наткнулся на "Приют неизвестных поэтов" в "Труде". Да еще мне номер попался, где все Степановы собраны. Вот, думаю, дают мои однофамильцы!.." (Дмитрий Степанов, Новосокольники Псковской области). На нашем сайте www. trud. ru в разделе "Конкурсы" по-прежнему ждут вас. Присоединяйтесь к дикороссам. А мы будем рассказывать о самом интересном из этой переписки. (Рукописи можно также отправлять Ю. Беликову по адресу: 614068, Пермь, а/я 8603, "Приют неизвестных поэтов", или по электронной почте belikov@perm.raid.ru О том, как живут поэты-дикороссы, можно узнать на сайте www.dikoross.ru)


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников