Танкисты тоже плачут

Знаменитый вратарь плакал, глядя на ликующих футболистов «Челси» - клуба, которому он отдал 11 лет своей жизни и которому он проиграл в матче, завершающем его незаурядную карьеру

Вратарь «Арсенала» Петр Чех, пропустивший четыре мяча в финале Лиги Европы против «Челси», не смог сдержать слез


Вряд ли может быть счастлив вратарь, пропустивший в решающем матче четыре мяча за 23 минуты. Петр Чех, которому неделю назад исполнилось 37 лет, после финального свистка не смог сдержать слез. Он смахивал их вратарской перчаткой, глядя на празднующих победу футболистов лондонского «Челси». Клуба, которому он отдал 11 лет своей жизни. Клуба, которому он проиграл в матче, завершающем его незаурядную карьеру...

«Арсенал», встречавшийся в финальной схватке за кубок Лиги Европы с «Челси», проиграл этот матч во втором тайме — 1:4. Едва ли Чеха можно винить хотя бы в одном из пропущенных голов, но и в таких случаях про вратарей говорят с упреком: «Не выручил». Под занавес игры он все-таки спас команду от совсем уж неприличного разгрома, отразив два почти не берущихся мяча, но было уже поздно: «аристократы» диктовали соперникам свою волю, а «Арсенал» лишь огрызался.

Это был последний матч в карьере знаменитого голкипера — об этом Петр Чех заявил еще в начале нынешнего сезона. Наверное, он хотел бы по-другому завершить свой славный вратарский путь: с кубком над головой, в объятиях товарищей, с просьбами не торопиться с уходом. Но: Все получилось именно так, как мы все увидели в этот вечер на стадионе в Баку. Чех уходит со слезами, но с высоко поднятой головой в танкистском шлеме. Таким мы его и запомним — и эта память, поверьте, не менее весома, чем кубок Лиги Европы.

Футбол есть сгусток жизни, там все, что обычному человеку отпускается судьбой на многие годы, юные, зрелые и осенние, укладывается в какой-то десяток лет. Все взлеты, падения, драмы и трагедии. Вот и у Чеха за спиной всего в избытке: титулы (в их числе и кубки Лиги чемпионов и Лиги Европы), рекорды продолжительности «сухих» серий — и страшные травмы, одна из которых поставила его на грань жизни и смерти. Тогда в столкновении он получил вдавленный перелом черепа, и врачи были единодушны: больше никакого футбола, любое столкновение может стать последним и роковым. Но он вернулся на поле в специально сконструированном защитном шлеме — и с той поры болельщики прозвали его Танкистом, и он стал самым узнаваемым вратарем в мире. После этого он еще дважды получал сотрясение мозга, пережил и жесточайший перелом ноги, но всякий раз Петр Чех возвращался на поле в том самом шлеме.

Кстати, в перерывах, связанных с залечиванием очередных травм, он основал фирму по производству головных уборов. Все модели, как вы уже догадались, срисованы с его знаменитого шлема. Можете заказать в интернете: всего 30 евро — и вы будете похожи на Танкиста.

А сам Чех возвращается в «Челси». Роман Абрамович предложил ему пост спортивного директора в своем клубе. И не только в знак былых заслуг. Петр спокоен и мудр (хорошие вратари с годами обязательно обретают эти качества), к тому же у него высшее юридическое образование и большое уважение в профессиональном футбольном мире.

Нам, болельщикам, конечно, будет не хватать на поле его долговязой фигуры в странном головном уборе, ибо именно такие люди делают футбол чем-то большим, чем просто игра за очередной трофей. И потому весь матч в Баку я смотрел на Чеха, и каждый мяч, влетавший в его ворота, отзывался уколом в сердце.

Впрочем, это уже эмоции. Хотя разве может без них обойтись великая игра? И когда мне говорят, что в футболе главное — счет на табло, я знаю: это только половина правды.

P.S. A тем временем «десятка» «Челси» Эден Азар, блиставший в этот вечер на бакинском стадионе (забил два мяча и сотворил голевую передачу), уходит в мадридский «Реал». И это не последняя потеря в клубе Романа Абрамовича. Кто заменит неудержимого бельгийца? Похоже, это одна из первоочередных задач, в решении которой примет участие Петр Чех — уже в новом качестве.

Комментарии для сайта Cackle
Конкурс на лучшее применение мавзолею Ленина, объявленный Союзом архитекторов, пришлось закрыть через два дня из-за шквала негатива.