07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТРАСТИ ВОКРУГ "ТАНЦА"

Прокофьев Вячеслав
Статья «СТРАСТИ ВОКРУГ "ТАНЦА"»
из номера 139 за 31 Июля 2003г.
Опубликовано 01:01 31 Июля 2003г.
Суета вокруг картин французских художников конца 19-го - начала 20-го веков из коллекций Эрмитажа и Пушкинского музея возникает чуть ли не каждый раз, когда они отправляются за границу. Сразу оговоримся: не всех картин, а тех, что до 1918 года принадлежали текстильному королю Сергею Щукину. В очередной раз о своих претензиях на шедевры недавно на страницах парижской газеты "Монд" заявил внук российского магната Андре-Марк Делок-Фурко.

Для того чтобы понять суть этого тянущегося многие годы конфликта, необходимо совершить небольшой экскурс в историю. До сих пор искусствоведы не могут понять, когда снизошло на промышленника Сергея Щукина прозрение, и он с редким энтузиазмом стал собирать полотна мало кому тогда известных французских художников-авангардистов. Может быть, то была реакция на эмоциональный шок, который он пережил после самоубийства в 1893 году старшего брата Ивана - тот жил в Париже и не смог перенести открывшегося обмана: несколько купленных им работ Эль Греко оказались "фальшаками". А может быть, оно стало следствием встречи с галерейщиком Амбруазом Волларом, который был знаком со всеми художниками Парижа и свел русского капиталиста с Анри Матиссом, поразившим его оригинальностью дарования? Позже Матисс специально для Щукина создал несколько больших полотен, в том числе "Танец", "Музыку", которые считаются апогеем его творчества. За два десятка лет московский промышленник собрал уникальную коллекцию, в которой числились 38 работ Матисса, 50 Пикассо, 16 Гогена, 13 Моне, картины Ван Гога, Сезанна, "таможенника" Руссо и других мастеров.
Человек либеральных взглядов, Сергей Щукин с воодушевлением встретил февраль 1917 года и падение самодержавия. Однако радость по поводу перемен в стране прошла после октября, когда фабриканта, а значит классового врага, отправили за решетку. Его коллекцию полностью национализировали, о чем в 1918 году был издан декрет, подписанный Лениным. Интересная деталь: в документе речь шла о национальном достоянии страны, а авторы картин назывались "великими французскими художниками", что было исключительной по своей прогрессивности оценкой того времени, когда Матисса и Пикассо мало кто считал "музейными" мастерами. Затем была гражданская война, и еще неизвестно, что случилось бы с коллекцией, не окажись она под охраной государства.
Щукина довольно быстро выпустили из тюрьмы: человек он все-таки был видный, да и реальных грехов против советской власти за ним не числилось. Вскоре коллекционер вместе с семьей эмигрировал во Францию, где и скончался в 1936 году. За десять лет до этого он составил завещание, в котором в качестве наследников принадлежащего ему имущества назначил жену, сына, вскоре также скончавшихся, и двух дочерей. Собственно именно этот документ и стал основой для последующих претензий на картины.
В 1954 году, когда в Доме французской мысли в Париже были показаны 37 работ из бывшей коллекции Щукина, младшая дочь промышленника Ирина громогласно заявила о своих правах. Для этого она обратилась в суд с требованием наложить арест на "принадлежащие ей полотна". Хотя иск и был отклонен, поднялась большая шумиха, и организаторам пришлось спешно отправлять картины домой. Эта неудача в некоторой мере обескуражила Ирину Щукину. Она поняла, что в схватке с супердержавой ее шансы на выигрыш невелики. Так что следующая попытка "восстановить справедливость" была предпринята спустя почти 40 лет - весной 1993 года.
В том году в столичном Центре искусства и культуры имени Жоржа Помпиду проходила выставка, посвященная творчеству Матисса, на которую были свезены работы мастера из многих музеев мира, в том числе 25 полотен из Эрмитажа и Пушкинского музея. Ирина Щукина вновь обратилась с иском в суд, требуя заблокировать картины во Франции. Скандал был громкий. Директор Пушкинского музея Ирина Антонова рассказала позже о том, что испытала несколько неприятных минут, когда при вылете из Парижа в Москву в салон самолета явился судебный исполнитель и вручил ей повестку о явке в суд. Он состоялся через несколько недель и вынес заключение о том, что не компетентен принимать решения по вопросам конфискации имущества, происшедшей вне пределов Франции на территории суверенного государства.
Спустя год Ирина Щукина скончалась. Ее дело продолжил сын Андре-Марк, который унаследовал отцовскую фамилию Делок-Фурко. Андре-Марк, которому сейчас 60, человек во Франции достаточно известный. Ряд лет он возглавлял государственный киноархив - Французскую синематеку, затем Национальный литературный центр, а последние лет десять руководит Национальным центром комиксов в Ангулеме. Не улыбайтесь, во Франции "веселые картинки", а они бывают и вовсе невеселыми, - дело в целом очень серьезное, им увлекаются и взрослые, и дети.
Так вот, три года назад в Риме проходила экспозиция "100 шедевров Эрмитажа", среди которых фигурировали четыре десятка "щукинских" картин. Чтобы еще раз привлечь внимание к Щукину и его коллекции, месье Делок-Фурко подал еще один иск в суд. Он настаивал на секвестре не всех полотен, а лишь одного - матиссовского "Танца". И опять, на этот раз российскому посольству в Италии, пришлось в срочном порядке организовывать отправку шедевров на родину.
Так чего же добивается внук Сергея Щукина? Может быть, получить во владение сотни картин, которые оцениваются в сумму намного превышающую десять миллиардов долларов, и развесить на стенах своей квартиры? Как бы отвечая на этот вопрос, на страницах газеты "Монд" он сознается: "Совсем нет. Это было бы чушью. Тем более что моя гостиная слишком мала для этого".
Может быть, требует возмещения материального ущерба, о чем поначалу говорила его мать Ирина Щукина, но после от этой идеи отказалась? Андре-Марк тоже на этом не настаивает. Внук хочет, чтобы была исполнена воля деда - воссоединение картин, которые сейчас разделены между Москвой и Санкт-Петербургом, под одной музейной крышей. Это во-первых. Во-вторых, бесплатный доступ к ним публики. "Дед хотел, чтобы как можно больше людей могли восхищаться искусством",- подчеркивает Андре-Марк. В-третьих, чтобы на картинах было указана их принадлежность к коллекции Щукина. И в-четвертых, предоставить ему возможность переступить порог дворца Трубецкого в Москве, который принадлежал его предкам.
Так ли уж непомерны требования внука Щукина, который, отметим еще раз, прекрасно осведомлен о том, что дед не видел свою коллекцию вне пределов России? Конечно, можно и дальше прикидываться глухими, а затем в авральном порядке возвращать одолженные за рубеж шедевры, пожиная горькие плоды унижения. Может быть, все-таки имеет смысл разобраться с этой проблемой и не доводить дело до скандальных масштабов "Ноги"?
...Сейчас 30 полотен французских импрессионистов и постимпрессионистов из коллекции Щукина путешествуют по музеям США. Об этом прекрасно осведомлен месье Делок-Фурко. Как писала "Монд", с ним уже связалась именитая адвокатская контора "Клейн и Соломон", которая готова представлять его интересы на американской земле...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников