06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ КЛАССНОГО ЖУРНАЛА

Фокина Нина
Опубликовано 01:01 31 Августа 2000г.
Завтра во всех учительских страны преподавателям раздадут новенькие журналы. Еще один учебный год - с чистого листа. А ведь год этот необычный: он начнется в старом тысячелетии, а окончится уже в новом. Время, известно, не терпит черновиков - все остается в истории, и хорошее, и плохое. Вот мы и решили зафиксировать миг вступления в этот необычный учебный год всех, кто так или иначе причастен к школе. Что думают сегодня о ней директор, учитель, дети, родители? По очереди - к доске!

РОДИТЕЛИ
Ольга ДРУЖИНИНА, мама двух учениц средней школы деревни Полозовские Дворы Орловской области:
"КЛАВДИЯ ВАСИЛЬЕВНА, НЕ УХОДИТЕ!"
- Первого сентября мои дочки отмечают маленький юбилей - пять лет назад они пришли учиться в деревенскую школу. Начинали в городе, на Сахалине, где были еще музыкальная и художественная. Успевали и там, и там. А в общеобразовательной был бассейн, и на уроках физкультуры они научились плавать. Словом, условия несравнимые. Но, оказавшись в орловской деревне летом, мои дочки-двойняшки моментально забыли о прошлых прелестях.
Обстоятельства распорядились так, что остаться в деревне пришлось не только на лето. Двери школы распахнула для Насти и Нади пожилая учительница Клавдия Васильевна Николаева. Тогда ей было 70 лет, но со школой, на наше счастье, она расставаться не собиралась. Коллеги, помню, слегка судачили по поводу ее школьного долголетия, но дети Клавдию Васильевну обожали. Жила она далеко, зимой в метель с трудом добиралась до школы. Дети помогали ей раздеться, сбивали снег с валенок. Для них она была непререкаемым авторитетом, а для меня, да и всех деревенских жителей, - образцом той самой интеллигентности, без которой, на мой взгляд, учитель не состоится. Ее секрет заключается еще и в том, что она позволяла детям общаться с ней непринужденно. Делилась с ними разными деревенскими навыками. Просила родителей помочь сшить костюмы детям то на праздник Осени, то на Новый год. В общем, дочки мои были в полном восторге от школы, в которую я "сдала" их без всякой радости.
Здание старое, в классах хоть и не грязно, но парты деревянные, "довоенные" - таких в городе уже нет. Пол - скрипучий, крашеный. Но моим девчонкам, похоже, все нипочем. Когда я предложила им перейти учиться в городскую школу, они воспротивились: "Мама, мы будем учиться на пятерки - только не забирай!"
Вот так. Я мучилась, переживала, не хотела "хоронить" мечту о том, чтобы дети вновь пошли в "музыкалку" и в художественную школу, а они и думать забыли. Им, оказывается, хорошо в клубе. Больше года занимались в хоровом коллективе, потом учились танцевать, и неплохо ведь получалось! В школе прекрасно прошел прошлым летом праздник, посвященный 200-летию А.С.Пушкина. До сих пор вспоминаю, как Женя Яковлев играл великого поэта. И вдруг...
- Мама, знаешь, что я слышала про тебя от учителей в школе? - захлебываясь от слез, сообщила мне одна из дочерей в конце прошлого учебного года.
В оцепенении выслушала я от детей чудовищные небылицы о себе и других сельчанах, чей авторитет у меня не вызывал сомнений. С этого и началось разочарование в сельских учителях. Увы, трудная жизнь вынуждает, видимо, деградировать и учительство. В нашей школе был случай, когда пьяный физрук пытался изнасиловать ученицу. К утру проспался, приполз к ней на коленях просить прощения. Что девочка простила - не удивляюсь. Но как могли учителя сделать вид, что ничего не случилось? Все знали и даже не осудили - хотя бы из педагогической чести. Я уверена, что она должна быть, иначе как говорить о высоких идеалах с детьми?
А говорить надо! Школа не только учит предметам, она прививает нравственность. Не хочу повторять банальные истины, но в деревне, где родителям, как правило, не до детей, у всех - хозяйство, которое кормит, без которого не прожить, это важно вдвойне. Понимаю, и у педагогов забот не меньше. Все живут огородами, держат домашнюю живность. Но, как говорится, что позволено крестьянину, учителю - нет, он обязан оставаться на высоте.
Мне кажется, пьянки, склоки, сплетни об односельчанах в присутствии учеников учителя позволяют себе еще и потому, что перестали чувствовать привилегированность своей профессии. Педагог на селе раньше был эталоном и для детей, и для их родителей. А теперь они - обычные люди. Им так же, как трактористу, платят копейки, а то и совсем не платят. Сельская школа финансируется по остаточному принципу: бывает, мыла уборщице купить не на что, а учебные пособия учителя делают собственными руками. Что уж говорить про компьютеры! Новых учебников и тех нет. На таком "упадническом" фоне трудно оставаться на высоте, заданной профессией. "Старая гвардия", такие учителя, как Клавдия Васильевна, уходят, а смена, увы, другая...
И все же я верю, что наша страна спохватится. И поможет учителю, где бы он ни работал, вернуться на пьедестал.
УЧИТЕЛЬ
Леонид Мильграм, Директор гимназии N45 г. Москвы, заслуженный учитель СССР, лауреат премии 2000 года по номинации "За честь и достоинство":
"НЕ ХОЧУ РАБОТАТЬ НА ЭКСПОРТ!"
Сорок из восьмидесяти прожитых лет я потратил на то, чтобы создать школу, которая стала бы источником пополнения интеллигенции. Той самой, о которой в американском словаре Вэбстера записано: "Явление российского происхождения и российского содержания". Теперь же у меня крепнет ощущение, что интеллигенция как социальный слой исчезает в нашей стране.
Многих уносит в чужие края. Вот красноречивый пример. Десять лет тому назад американское телевидение снимало фильм: "Синие кони на красной траве". Старшеклассники нашей гимназии по ходу сценария очень толково рассказывали о своем восприятии перестройки. Недавно авторы фильма вновь приехали в Россию и попросили помочь им отыскать этих ребят, чтобы они поделились сегодняшним мироощущением. Выяснилось, что больше половины тех "артистов" живут сейчас... в США! Если бы вы знали, как горько мне это слышать. Ведь я не хочу работать на экспорт! Разве "моя продукция" не нужна сегодня дома, когда Россия в беде, нуждается в возрождении?
Есть, разумеется, и педагоги, которые, несмотря ни на что, никуда не уехали и устояли перед соблазном перейти в частные школы. Но они, чтобы прожить, вынуждены подрабатывать в ущерб главному делу. В итоге снижается уровень образования, все труднее поддерживать необходимый в коллективе микроклимат. В отличие от глубинки московские учителя, правда, не страдают от невыплачиваемой месяцами зарплаты. И ставки у них повыше. Но ведь и они ниже черты бедности! Например, у выпускника пединститута не 380 рублей в месяц, как в провинции, а 580, у педагога с высшим четырнадцатым разрядом не 900, а 1400 рублей - за счет доплат правительства Москвы. Как прожить на такие деньги, если билет в метро стоит 5 рублей?
Вот буквально вчера ко мне подошла преподавательница английского, моя любимая ученица: "Фирма пригласила меня менеджером. Дают для начала 500 долларов". Замечательная девочка, дети ее обожают и, я знаю, уходит она скрепя сердце. Но что я могу предложить к ее нынешним 50 долларам в месяц! Что с ней будет дальше? Увы! Примеров, когда интеллигенция не выдерживает искуса деньгами и властью, я повидал немало. Но эта хоть дома остается. А другие?
А ведь деньги школе нужны еще на охрану, бумагу, мел, на запасные детали к этим чертовым компьютерам! Четыре раза за минувшую зиму получал я от ТЭЦ предписания с угрозой, что отключат отопление за неуплату за теплоснабжение... Нашей же бесплатной для учеников гимназии государство выделяет средства только на зарплату и питание школьников. Министр говорит: рассчитывайте на внебюджетные средства... Как-то я обратился с просьбой к родителям: "Помогайте, кто может"... Родители-то не против, да меня потом затаскали в прокуратуру, КРУ, налоговую полицию. За весь сорок один год директорства не испытывал большего унижения. Доведись мне сегодня ставить учителю памятник, я бы отлил его из чугуна с протянутой рукой.
Мы, конечно же, еще барахтаемся. Например, в числе самых первых двух московских школ наша сорок пятая в минувшем году завела бакалавриат - в виде двенадцатого класса, где преподавание всех предметов ведется на английском языке. По существующим в мире правилам сертификат о его окончании дает право поступать без экзаменов в самый престижный вуз любой страны мира, если он член международного бакалавриата. Но два наших первых "школьных бакалавра" выбрали не Кембридж, не Сорбонну, а московские вузы. А поскольку Россия не член бакавлавриата, им пришлось поступать на равных с остальными по конкурсу. Впрочем, конкурсом, к счастью, наших ребят не испугать. Недавно обзвонили одиннадцатиклассников, оказалось, что все 45 как один поступили в вузы. Причем 11 в МГУ, лишь двое на платные и двое на вечерние отделения. Все остальные будут учиться бесплатно, на дневных.
Спасая детей от улицы, мы создали детскую организацию с романтическим названием "Остров сокровищ", в которой ребята под руководством талантливых педагогов Лены и Виталия Лебедевых наслаждаются возможностью проводить свободное время по интересам: выступают в школьном театре, выпускают газету, и даже на прополку овощей в подмосковный совхоз нет отбоя от желающих...
Увы! Отдельным педагогам и школам не под силу в корне изменить нынешнее положение образования и науки России. Это может сделать только государство. Прежде всего - преодолев имеющийся разрыв между школьной и вузовской программами. Существующая нестыковка под видом репетиторства легализует поборы преподавателей высшей школы с абитуриентов. Ну, и конечно же, срочно нужны меры по улучшению материального положения учителя и в целом школы. Ведь первый указ первого российского президента на этот счет так и остался пустым звуком.
ДЕТИ
Сергей ПАДЕРИН, одиннадцатиклассник из Екатеринбурга:
СТАНУ ГРУЗЧИКОМ. А ПОТОМ?
Так вышло, что старший брат для меня - высший авторитет. Пусть родители не обижаются, но его мнение значит для меня больше, чем их "воспитательные проповеди". Но и он в последнее время заладил: учись да учись, а то будешь, как я, рабочим. Он вообще-то электрик, окончил техникум, но давно плюнул на это дело по причине мизерных заработков и работает "простым" грузчиком на оптовом рынке. Получает 50 рублей в час, и режим довольно удобный: хочет - вкалывает неделями по десять часов, не хочет - неделями отдыхает. При случае сам может поторговать, если это выгодно. В общем, теперь не бедствует. Вот это, я понимаю, работа. Чем плохо?
А брат говорит: учись, подтягивай "хвосты", чтобы поступить в техникум. Советует в электромеханический. Опять, значит, каждый день уроки, тангенсы, котангенсы... Надоело! Я и в школу-то хожу потому, что не хочу лишний раз обижать его и родителей. Мне кажется, почти все, чему там учат, в жизни не пригодится. Сейчас ведь как: деньги есть - ты человек. Денег нет, будь хоть академик, никому ты не интересен.
А кто я буду после техникума? В лучшем случае на завод возьмут, да и то под вопросом - безработица кругом. А возьмут, и буду перебиваться с копейки на копейку. Зачем мне тогда профессия?
Прошу брата, чтобы взял к себе в грузчики. Смеется: "У нас конкурс почище, чем в иной институт, - пять человек на место. Есть и инженеры, которые ждут, когда место освободится. Так что пока учись, а потом посмотрим".
Я понимаю: специальность, конечно, не помешает. Отец рассказывал, что, когда он в школе учился, кроме аттестата о среднем образовании, все получали какие-нибудь профессии. Девчонки - швеи, продавца, машинистки. Парни - токаря, слесаря, а то и шофера. Мне кажется, зря теперь школы от этого отказались. Учили бы нас какому-то реальному делу, я бы на такие уроки ходил с удовольствием. Потому что полезному научили бы, в любом случае в жизни нужному.
Школу я, конечно, окончу, куда деваться. Но учиться дальше не собираюсь - даже брат не уговорит. Вон ребята безо всяких дипломов открыли торговые палатки на рынке и живут припеваючи. Здесь купил - там продал. Хорошие деньги делают.
Хотя, что там говорить, понимаю, насколько это все ненадежно у нас в стране. Мы с ребятами в классе спорили, кто умнее: те, кто в институты с перспективой на далекое будущее собирается, или те, кто воспользуется моментом, а что будет дальше - неинтересно. Если честно, то мне понятна позиция "перспективных": скорее всего, со временем они окажутся правы. Но, должен заметить, их, во-первых, уже сейчас готовят в институты репетиторы, и потом пять лет они будут сидеть на родительской шее. Не всякая семья может себе такое позволить. Мне, например, уже сейчас стыдно деньги брать у родителей. Вижу, как они достаются. Может, поэтому тороплюсь зарабатывать сам?
Мы хоть и говорим про себя: мол, взрослые, не учите жить, сами знаем. А сомнения все же одолевают: правильно я делаю или нет? Все-таки хорошо, что у меня есть еще год учебы. Может, он как раз на то и дается, чтобы действительно повзрослеть и на пороге школы принять правильное решение?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников