02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРОМКОЕ МОЛЧАНИЕ

Вартанов Анри
Опубликовано 01:01 31 Августа 2000г.
Три трагедии уходящего августа: взрыв в подземном переходе в центре Москвы, гибель атомной подводной лодки и пожар Останкинской башни - вошли в дома россиян с телевизионных экранов. В первых двух случаях ТВ красноречиво говорило о беде, в третьем вынуждено было не менее красноречиво молчать. Но это молчание эфира сказало об очень многом: не только об одном, пусть даже беспрецедентном по своим масштабам и характеру, пожаре. Оно немало сказало о самом ТВ, о других СМИ, о всем нашем обществе.

Телеэкран в августе (снова - "черный", закопченный август!) дает немало пищи для размышлений. Что-то уже было сказано в связи с первыми двумя трагедиями, что-то будет осмыслено позже, когда "осядут избыточные страсти". По горячим следам обсуждались лишь очевидные -внешние - последствия: устоит башня или рухнет, надо ли ее восстанавливать, сколько это будет стоить. Другие, более серьезные и глубокие аспекты обнаружатся позже. Но уже сейчас, когда пожар потушен, можно попытаться ответить на некоторые достаточно простые вопросы, "высветившиеся" в ходе катастрофы.
Вопрос первый. Почему в стране фактически был только один передающий телевизионный центр? Все остальные, в том числе и те, что работали до строительства башни в Останкино, либо разукомплектованы, либо законсервированы, либо попросту разворованы. В советское время, в пору монополизма Центрального телевидения, единый технический телецентр был вполне логичным решением проблемы, облегчающим контроль за вещанием. В наше время - время информационного плюрализма - можно было, казалось, ждать появления большого числа разных и по местоположению, и по техническим параметрам способов передачи телевизионного сигнала. Но нет, скаредные хозяева нынешних телеканалов предпочитали лепиться к Останкинской башне, лишь бы не нести серьезных расходов.
Вопрос второй. В пожаре, говорят, сгорел - если не дотла, то довольно основательно - рынок телевизионной рекламы. Но ведь трагедия коснулась, по свидетельству министра по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Михаила Лесина, только 10-12 миллионов телезрителей Москвы и Московской области. Это всего 10% аудитории зрителей страны. Дело в том,"что рекламная политика большинства каналов и была обращена фактически к ничтожному слою обеспеченных людей, обитающих большей частью в столице и ее ближайших окрестностях. Наше ТВ никогда не было заинтересовано в продвижении недорогих, нужных большинству населения товаров. И теперь, потеряв разом богатых потребителей, оно оказалось на финансовой мели.
Вопрос третий. Почему ТВ, вместо того, чтобы заниматься тем, что на роду написано СМИ - информировать, просвещать, развлекать, - в последние годы все время пыталось играть особую, чуть ли не определяющую роль в формировании государственной политики? Не секрет, что особенность нашей общественной ситуации, при которой ТВ оказалось мощнейшим, ни с чем не сравнимым средством манипулирования сознанием миллионов людей, - позволила хозяевам некоторых телеканалов грубо вмешиваться в общественно-политический процесс, пытаться повернуть его в угодном им направлении. Не стану приводить примеры из последней парламентской избирательной кампании - она у всех на памяти. Способность отдельных "телекиллеров" в течение одного-двух месяцев с помощью передач, полных беззастенчивой лжи, клеветы, подстроенных псевдофактов, рушить рейтинги популярности, ломать политические биографии, загонять в гроб целые партии и движения - в этом ли задача ТВ в обществе, претендующем называться демократическим?
Вопрос четвертый. Может ли ТВ в стране с могучей культурной и, шире, духовной традицией грубо навязывать обществу нечто, изначально ему чуждое? Как случилось, что на наших телеэкранах господствует в последнее время низкопробная зарубежная продукция, рассчитанная на уровень тех стран, которые только-только освободились от колониальной зависимости и делают первые шаги по пути собственного социального развития? Как случилось, что государство и общество потеряли всякий контроль над ТВ, которое, как ни суди об этом, является все же вторичным по отношению к социуму в целом явлением?
Вопрос пятый. Может ли ТВ, находясь в определенном общественном контексте, совершенно не реагировать на отношение людей к себе, не учитывать "обратную связь", проявляющуюся не только в суждениях рядовых зрителей, но и в анализе телекритики, оценках представителей общества? Все попытки Госдумы поставить ТВ хотя бы под "попечительский" контроль торпедировались тележурналистами - там эти попытки ловко изображали как посягательство на свободу слова, стремление вернуться к временам коммунистической цензуры и т.д.
Вопрос шестой, последний. Может ли ТВ считаться нормальным творческим организмом, если в нем не происходит постоянного обновления, если одни и те же люди, в лучшем случае рокируясь из одного канала на другой, руководят крупнейшими телекомпаниями, одни и те же "звезды" ведут основные (прежде всего информационно-политические) программы, на пушечный выстрел не подпуская к "хлебным" местам новых людей? Убогий уровень многих передач, несмотря на то, что иные их авторы не сходят с фельетонных полос прессы, тиражируются из сезона в сезон - только потому, что те входят в "ближний круг" влиятельных телечиновников. Последний раз свежее лицо на экране зрители видели несколько лет тому назад...
Вопросы, вопросы... Я назвал здесь только шесть, хотя, поверьте, мог бы добавить к ним еще несколько, не менее острых. Кризис отечественного ТВ назревал в течение ряда последних лет. Все сказанное здесь известно не только каждому профессионалу, кто следит за развитием ТВ в России, но и любому внимательному зрителю. Любовь публики, которой отличались первые десятилетия развития домашнего экрана в нашей стране, сменилась похожей на апатию привычкой. За это время ТВ приучило нас к тому, что в доме обязательно должен светиться экран и на нем что-то двигаться и звучать. Даже если мы не очень вглядываемся и прислушиваемся к тому, что там происходит. Нынче экран погас и замолчал эфир, дав возможность зрителям задуматься, оценить отношение телевидения к "потребителю"...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников