03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИЗ ГРЯЗИ В КНЯЗИ. И ТУТ ЖЕ В ГРЯЗЬ

Колчанов Рудольф
Опубликовано 01:01 31 Августа 2000г.
Одна из берлинских радиостанций в погоне за популярностью устроила шоу, победительницу которого ожидал принц. Всех соперниц одолела Бианка Шмидт, секретарша из столичного района Панков, и выиграла заветного принца. Дело, правда, завершилось не пышной свадьбой, а удочерением, но, как бы то ни было, Бианка теперь официально именуется герцогиней цу Саксен, Эгерн и Вестфалия, графиней фон Асканиен. Не графское дело, понятно, заниматься секретарской работой, и она намерена стать кинозвездой, хотя профессия тоже вроде бы не для аристократов.

Вот такая, пока не завершенная история современной немецкой Золушки. Правда, в сказочный дворец недавняя Бианка вряд ли попадет, хотя ее "удочеритель" принц Фридрих фон Анхальт живет в США во дворце о 60 комнатах, но не один, а с супругой, знаменитой и поныне кинозвездой Цза Цза Габор, которая известна в Голливуде чем угодно, только не дружественным отношением к юным дамам в своем окружении. И на наследство свежеиспеченной графине не приходится рассчитывать, поскольку при регистрации удочерения ее обязали подписать бумаги об "отказе от всех притязаний на имущество".
Сам принц утверждает, что его поступок продиктован "порывом доброго сердца", в чем, однако, сильно сомневаются все, знающие Фридриха. Хорошо известно, что его высочество многие годы покрывает свои внушительные расходы, систематически усыновляя (удочеряя) простолюдинов и возводя их в аристократический сан за мзду, измеряемую шестизначными цифрами. Время от времени он устраивает пышные свадьбы с той же финансовой подоплекой. Ставки за титулы начинаются от ста тысяч долларов, а условия в США позволяют, например, даже трижды жениться за неделю, а с удочерением взрослых и того проще.
Характерно, что у самого этого "фон Анхальта" и в далекой древности не просматривается благородная родовитость. И звали его некогда Робертом Лихтенбергом, пока не усыновила его обнищавшая, но подлинная принцесса Мария Августа фон Анхальт. Таким же путем пробрался в "высший свет" некий Ули Майер, любовник скандальной актрисы Хельги Федерсен, пока его не усыновила за 150 тысяч марок принцесса Ирина фон Саксен. Теперь он - принц Райнхард фон Саксен, и тоже торгует купленным титулом.
Раньше в Германии усыновленный получал только имя усыновителя, но после Веймарской Республики в 1919 году с именем стали переходить и все титулы. Это обстоятельство использовал и проходимец Лихтенберг с помощью другого проходимца Ханса Вейера, "почетного консула", имевшего доступ в аристократические салоны. Этот посредник до сих пор утверждает, что будущий принц надул его на 180 тысяч марок, и публично костерит бывшего партнера последними словами, называя "отвратительным типом, болваном, не сумевшим одолеть учебу даже в лесном техникуме". Несостоявшийся лесник отвечает в том же духе. Получила ли свои деньги бедная старушка-принцесса, остается неизвестным.
Перебранка вовсе не помешала Роберту Лихтенбергу начать восхождение к вершинам богатства, штампуя путем удочерения и усыновления одного "аристократа" за другим. В клиентах недостатка нет, поскольку лишь в ФРГ, согласно опросу журнала "ТВ Мови", семь процентов населения - более пяти с половиной миллионов человек - хотели бы обладать княжескими или графскими титулами.
Фиктивные аристократы вовсе не прячутся от общественности, наоборот, стремятся попасть на страницы "желтой" прессы, а снимающие и пишущие папарацци делают деньги на скандалах и аферах "высшего полусвета". Так и возник процветающий симбиоз - в Германии более двух десятков изданий, специализирующихся на этой тематике, расходятся разовым тиражом в 14 миллионов экземпляров.
Истинные аристократы ведут неравную борьбу против самозванцев, пытаясь хотя бы не смешаться с ними в одной толпе - в ФРГ более 60 тысяч носителей княжеских, графских и прочих титулов. "Настоящий аристократ не тычет всем"в глаза своим происхождением, - говорит Хассо фон Девитц, - представитель объединения союзов немецких аристократов. - И он не носит кольца с печаткой в пятимарковую монету".
Подлинные обладатели благородных фамилий пытаются сражаться в судебном порядке против фиктивных принцев и баронов. "Но суды, - горестно сетует Хассо фон Девитц, принадлежащий к очень древнему роду, - закрывают на это глаза". Вот и семья фон Анхальт напрасно пыталась помешать усыновлению Роберта Лихтенберга, который добавил несколько десятков новых родственников и прополоскал благородные имена в бесчисленных скандалах, аферах и интригах. Конца бизнесу новоявленного принца с "удочерениями" - за берлинскую секретаршу заплатила радиостанция, поднявшая-таки свой рейтинг, - так и не видно. Торговля чужими титулами не вызывает у проходимца ни малейших угрызений совести. Фальшивый аристократ заявляет, что "потомственные аристократы всей кучей дегенерируют и уважения не заслуживают".
С хлестким оскорблением мошенник, видимо, перебрал, но боевитость свою бывшие рыцари и отважные защитники королевских корон явно поутратили. Они пытаются по мелочи мстить лже-аристократам, вычеркивая их из списков для престижных справочников "Кто есть кто", обращаясь к ним при неизбежных встречах на "вы", тогда как в подлинно "своем круге" принято разговаривать на "ты".
"Новым аристократам", однако, даже по среднему счету на это наплевать. Большинство фиктивных немецких князей, герцогов, графов, принцев и принцесс, баронов и баронесс рассматривают купленные титулы как выгодные капиталовложения, увеличивающие их благосостояние. Лихтенберг собрал миллионы, удочеряя и усыновляя за крупную мзду, как, впрочем, и Ули Майер и прочая братия. "А портниха Беата Турнхубер сама подалась в "дочки", став принцессой фон Анхальт. Только благодаря этому "высокому общественному положению" ей удалось заполучить в мужья выходца из простой семьи, ставшего владельцем огромной строительной фирмы, который после своей смерти оставил сановитой супруге состояние более чем в сто миллионов марок.
Настоящие аристократы ничего не могут поделать с размножением фальшивых принцев и графов. Только Гогенцольнерам удалось недавно помешать появлению "новых родственников". Принц Карл Фридрих Гогенцольнер зарегистрировал свое имя в качестве товарного знака, а его нельзя тиражировать. Он может теперь продавать яблоки или редиску, сигары или шампанское - украшая их родовым гербом. Но большинство немецких аристократов торговлей не занимаются и с помощью патентной палаты защищать "честь и славу" не могут.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников