09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"СЫЗРАНЬ? ЭТО ГДЕ-ТО РЯДОМ С РИГОЙ"

Христенко Ольга
Статья «"СЫЗРАНЬ? ЭТО ГДЕ-ТО РЯДОМ С РИГОЙ"»
из номера 204 за 31 Октября 2000г.
Опубликовано 01:01 31 Октября 2000г.
От Сызрани до села с нерусским названием Вице-Смильтэнэ - не один десяток верст. Даже по теперешним временам это глухомань, а сто с лишним лет назад, когда появились тут первые латыши -переселенцы из Лифляндии, добраться до этих мест было и вовсе не просто. Баптисты-евангелисты из далекой Прибалтики и на родине жили уединенно, своей общиной. А в далекой России, кажется, и вовсе не нуждались в контактах с "чужими".

Село назвали латышским именем, которое в переводе означает "старые
(или "вторые") пески". Дело в том, что деревня, в которой они жили на родине, называлась просто Смильтэнэ - "Пески". Из архивов и воспоминаний старожилов известно, что Вице-Смильтэнэ вскоре стало многолюдным и богатым. Перед революцией работали здесь даже два завода - кирпичный и по производству патоки. А дома стояли - как на подбор: светлые, высокие, ладные ...
- После революции все прахом пошло, - вздыхает Эмилия Беркман.
Моей собеседнице девяносто девять лет. Но память сохранила многие подробности той далекой смутной поры. Большевикам даже православные верующие были не по нраву, а тут и вера чужая и народ пришлый. К тому же - что ни дом, то "кулак" или "мироед", если оценивать с позиций революционной идеологии. А никакую другую большевики не признавали. Поэтому зажиточных крестьян отправили на Соловки. Молельный дом закрыли. А потом всех латышей сделали членами колхоза "Большевик". Было село богатым - стало бедным...
В доме Эмилии Яновны многое напоминает о прежней жизни. Почти все стены в фотографиях. На одном из больших снимков - обряд крещения в местном озере. Читали Библию, пели псалмы. Эмилия Яновна до сих пор своей веры держится крепко, хотя молельного дома в селе уже давно нет. Псалмы поет дома на русском и латышском языках.
Летом сюда съезжаются дети, внуки и правнуки. Помогают выращивать картошку и овощи. Пенсия бабушки Эмилии составляет 738 рублей, так что с учетом подсобного хозяйства и более чем скромных запросов на жизнь хватает. Ближе к зиме село пустеет. Остаются, кроме Эмилии Яновны, еще пенсионерки Зинаида Ивановна Недре и Алида Федоровна Рутиня. Единственная вещь, что осталась от первых переселенцев, - прялка, которой более 130 лет. На этой прялке из шерсти козы Ночки Алида Федоровна прядет пряжу, а потом вяжет носки внукам.
Есть в селе и еще один постоянный житель - бывший пограничник Роберт. В отставку ушел полковником и вернулся в село. Он и сейчас словно продолжает нести свою охранную службу. Роберт - настоящий полковник и очень любит порядок. А еще он любит гарцевать на своей лошади, на которой ездят в соседнее село Демидовка, где в магазине можно купить хлеб и другие самые необходимые продукты.
В Сызранском районе можно встретить немало смешанных семей, где имена русские, а фамилии латышские. Латыши порой женились на русских девушках, латышки тоже выбирали себе спутников жизни по зову любви, а не крови. Тем более что люди самых разных национальностей здесь всегда жили в согласии и дружбе. По разговору с местными и не определишь, что это латыши. Говорят без акцента, о родине своих отцов и дедов вспоминают, как о чем-то очень далеком. Причина проста: когда распался Союз, оборвались все связи с землей предков. Раньше хоть ездили в гости, теперь дорого. И визы нужны. Осталась только незримая духовная связь. Да традиции, еще сохранившиеся от дедов и прадедов. Местные латыши, к примеру, сажают около своих домов и в огородах прибалтийские ели. На мой вопрос, кем они себя считают, бабушка Алида ответила мудро:
- Все мы "наши люди" - и русские, и чуваши, и латыши.. А уж кто кем себя считает - дело личное...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников