08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛУЧШЕ ГОВОРИТЬ, ЧЕМ СТРЕЛЯТЬ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 31 Октября 2001г.
Несмотря на некоторую заминку со сроками, объявленные переговоры между полпредом президента РФ в Южном федеральном округе Виктором Казанцевым и представителем Масхадова Ахмедом Закаевым состоятся в ближайшее время. Об этом заявил заместитель секретаря Совета безопасности РФ Валентин Соболев. Тематика переговоров, подчеркнул высокопоставленный чиновник, строго ограниченна: Казанцев будет обсуждать условия прекращения боевых действий со стороны боевиков и выход группировок, готовых сложить оружие и в дальнейшем признавать действующие на территории России законы.

РАНЕЕ, если вспоминать, Москва категорически отрицала возможность переговоров с Асланом Масхадовым. И даже не только политических - ответственные чиновники говорили даже, что переговоры с главой сепаратистов может вести лишь следователь прокуратуры, если Масхадов явится к нему с повинной.
Ситуация изменилась после 24 сентября, когда президент России в своем телевизионном обращении резонно предложил "всем участникам незаконных вооруженных формирований и тем, кто называет себя политическими деятелями... в течение 72 часов выйти на официальных представителей федеральных органов власти для обсуждения следующих вопросов: порядок разоружения этих незаконных вооруженных формирований и групп и порядок их включения в мирную жизнь в Чечне".
Реакции долго ждать не пришлось. Уже на следующий день после выступления президента страны Масхадов назначил своим эмиссаром в переговорах с Казанцевым одного из своих приближенных - Ахмеда Закаева. Правда, с главной темой переговоров, объявленной федеральным центром - разоружением, - лидер чеченских сепаратистов и тогда не соглашался. В интервью радиостанции "Свобода" он довольно демонстративно заявил, что "чеченцы никогда не сложат оружие, потому что сегодня мы убеждаемся, что оружие в руках наших моджахедов - единственная гарантия безопасности нашего народа".
О чем же сегодня собираются договариваться с Москвой чеченские сепаратисты? Сам Закаев, например, тоже считает, что вопрос разоружения сам по себе, мол, не может являться условием для начала переговоров. А в числе тем, которые надо бы обсудить, называет "прекращение военных действий и возвращение беженцев". Еще более туманно звучит заявление специального представителя Масхадова Майрбека Вачагаева. По его мнению, пока обсуждается лишь вопрос о форме начала "нового диалога" между Москвой и Грозным (Масхадов по-прежнему считает этот город своей резиденцией. - В.Я.), и - не более того.
Однако такого диалога с Москвой, о котором мечтают экстремисты, судя по всему, не получится. Помощник президента РФ Сергей Ястржембский высказался однозначно, призвав не рассматривать предстоящую встречу "как начало нового диалога между Москвой и Грозным". В политическом плане говорить практически не о чем, вопрос о статусе Чечни федеральным центром решен бесповоротно: Чеченская республика на все времена - в составе Российской Федерации. Отнюдь не лидерам Ичкерии решать и такие злободневные вопросы, как восстановление экономики и социальной сферы, возвращение беженцев в места постоянного проживания. С этим, отметил Ястржембский, тоже все ясно: "власть в Чечне принадлежит не тем, кто прячется в пещерах и лесах".
Складывается впечатление, что для главарей бандформирований важно не столько содержание возможных переговоров, сколько сам факт этой церемонии, когда они окажутся за одним столом с ведущими политиками России. Политические наблюдатели в связи с этим резонно полагают, что желаемую встречу с Путиным Масхадов хотел бы использовать не столько для решения чеченской проблемы, сколько для возвращения себе высокого политического статуса в глазах международных, особенно европейских организаций, контакт с которыми в последнее время, по известным причинам, у него потерян.
Есть и иные мнения. Лидер фракции "Единство" Владимир Пехтин, например, полагает, что со стороны чеченских боевиков вряд ли следует ожидать каких-либо "мирных инициатив - это, скорее, попытка в очередной раз затянуть решение вопроса с учетом того, что надвигается зимний период и боевикам нужна передышка".
В любом случае, считает известный политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков, "боевики сегодня ищут путь, как выйти из ситуации, не потеряв лица". Хотя тому же Масхадову это вряд ли удастся, ведь Москва "не собирается вести переговоры с ним как с президентом Чечни, поскольку он никогда не был законным главой республики". В этой связи политолог напомнил, что выборы, на которых победил Масхадов, "прошли в условиях террора против пророссийски настроенных чеченцев и не были всеобщими".
А как относятся к возможным переговорам в чеченской глубинке? Что думают простые чеченцы, имеющие о боевиках вполне адекватное представление? Я связался по телефону с заместителем главы администрации Веденского района Ханали Гагаевым:
- Если бы Масхадов и другие главари думали о примирении, о вхождении в нормальную жизнь, они бы не творили зверств и терактов сегодня, когда решается судьба переговоров. Простые чеченцы хотят одного - чтобы прекратилось наконец насилие, чтобы беженцы вернулись в свои дома и все люди жили спокойно. Ради этого можно договариваться с кем угодно. Но Масхадову, как и Басаеву с Хаттабом, мы не верим. С этими разговор может быть только один: всех их - к ответу. Второго Хасавюрта быть не должно...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников